Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Сентябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Календарь Календарь

Партнеры


Вселенная тайных знаний BannerFans.com Яндекс.Метрика
Ключевые слова

ангел  

Мы - Вконтакте
https://vk.com/club103060231

СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Страница 1 из 2 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:36 am

Заговоръ отъ родимца.

1) Забаиваю и заговариваю я, рабъ Божій (имя рекъ), или раба Божія (имя
рекъ), у сего младенца (имя рекъ) дитимецъ и родимецъ изъ мозговъ, съ
костей, съ ретива сердца, изъ тридевяти жилъ, изъ тридевяти костей, изъ
тридесяти суставовъ, чтобы не ломило и не щемило. Аминь. Аминь. Аминь.
2) Заговорилъ, зааминилъ я, рабъ Божій (имя рекъ), (или раба Божія (имя
рекъ)) дитимецъ и родимецъ, и всякую немочь у раба Божія, младенца (имя
рекъ) во вѣки вѣковъ. Чего я самъ не договорилъ, или чего мастеръ не
доучилъ — то всѣхъ напередъ. Будьте мои слова тверды и крѣпки въ ключъ,
въ замокъ во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить трижды на воду или молоко парное.


Слова на присуху.

Господи, благослови. Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Лягу, не
благословясь; встану, не перекрестясь; выйду изъ избы не дверями, со двора
не воротами, не на путь, не на дорогу. Пойду путемъ и дорогой, выйду въ
чистое поле, на край синяго моря. Въ чистомъ полѣ, на краю синяго моря
поставлены три огненныхъ пещи: печь изращатая, печь желѣзная и печь
булатная. Во тѣхъ трехъ печахъ горятъ-разгараются, таютъ-растопляются
дрова дубовые, дрова смолевые, Такъ бы горѣло-разгоралось и таяло-
растоплялось ретиво сердце у раба Божія (имя рекъ) по рабѣ Божіей (имя
рекъ), чтобы не могъ оный рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабы Божіей (имя
рекъ) не жить, не быть, не съись, не испить, ни часу счасовать, ни вѣку
свѣковать, ни малой минуты миновать. Показалась бы раба Божія (имя рекъ)
рабу Божію (имя рекъ) краше краснаго солнышка, свѣтлѣе свѣтлаго мѣсяца.
И не могь бы рабъ Божій (имя рекъ) не въ квасѣ запить, ни въ хлѣбѣ заѣсть,
ни въ жаркой банѣ замыться безъ рабы Божіей (имя рекъ). Сохнулъ бы онъ и
вянулъ день и ночь, и всякую пору, и всякій часъ, и всякую минуту, и во
всякомъ мѣстѣ. Тѣмъ моимъ словамъ ключъ и замокъ, во вѣки вѣковъ.
Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить три раза.


Заговоръ на грыжу.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Забаиваю и закаливаю я, рабъ
Божій (имя рекъ), у раба Божія, младенца (имя рекъ), пуповую грызь,
хребтовую грызь, сердечную грызь, головную грызь, паховую грызь,
лобковую грызь, во вѣки вѣковъ. Аминь 3-жды. Говори въ деготь трижды и помажь.


Остановить кровь.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Не я говорю, говоритъ
истинный Христосъ и сама мать Пресвятая Богородица. Идетъ конь карь,
человѣкъ идетъ старъ; идетъ старая баба, ведетъ старую собаку; собака пала,
у раба Божъяго (имя рекъ) или у рабы Божіей (имя рекъ) вся щемота отстала
и горячая кровь встала во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Скажи три раза и плюнь въ рѣзъ трою по трою.

Отъ укушенія бѣшенымъ животнымъ.

На морѣ на Окіянѣ, на островѣ на Буянѣ стоитъ крута гора Сіонъ-матушка,
на крутой горѣ растетъ дубъ-стародубъ, подъ тѣмъ дубомъ-стародубомъ
лежитъ цѣпь желѣзная, обвита вокругъ дуба, къ этой цѣпи привязанъ старый
бѣсъ, собака: Ой, ты, собака, старый бѣсъ, унимай свой лютый гнѣвъ, свою
ярость, свой кусачій зубъ. Если укусишь раба Божія (имя рекъ) — въ бѣлое
тѣло, пустишь свою черную слинь въ горячую кровь, то самъ и уймешь,
всякую болѣзнь выгонишь. А ежели не уймешь своего кусачьяго зуба, то
приду къ тебѣ я, рабъ Божій (имя рекъ), съ жезломъ стальнымъ, съ биломъ
желѣзнымъ, изгоню молитвами Господа нашего Іисуса Христа на вѣки
вѣковъ. Аминь.


Слова на присуху.

Встану, не благословясь, пойду, не перекрестясь — изъ дверей не дверми,
изъ воротъ не воротами, выйду не въ чистое поле, стану не на западъ
хребтомъ. На западной сторонѣ живетъ самъ сатана, злой мучитель Иродъ
царь. Ай же ты, самъ сатана, злой Иродъ царь, пошли ты рабу Божьему (имя
рекъ) триста бѣсовъ, пятьдесятъ дьяволовъ, три и два и единаго похотного
бѣса Енаху. Ой же ты, похотный бѣсъ Енаха, разжигаешь ты горы и долы,
земли и воды, черныя брови и мягкіе тельпы, — разожги ты раба Божія (имя
рекъ) по рабицѣ Божіей (имя рекъ) въ триста костей, въ пятьдесятъ плотей, въ
три, двѣ и единою жилу, подпятную, становую: не могъ бы тотъ рабъ Божій
(имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ) ни жить, ни быть, ни часу
часовать, ни времени скоротати; сохнучи бы сохнулъ: день при солнышкѣ, въ
ночъ при мѣсяцѣ, на ветхѣ мѣсяцѣ, на новѣ мѣсяцѣ, на полнѣ мѣсяцѣ и на
перекроѣ; вянучи бы вянулъ: день при солнышкѣ, ночь при мѣсяцѣ, въ новѣ
мѣсяцѣ, въ ветхѣ мѣсяцѣ, въ полнѣ мѣсяцѣ и на перекроѣ. Какъ не можетъ
жить рыба безъ воды, такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ). Какъ не можетъ жить медвѣдь безъ матери земли,
такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ).
Какъ не можетъ быть птица безъ лѣсу, такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя
рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ). Какъ не можетъ жить младенецъ безъ
матери, такъ не могъ бы жить и быть рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы
Божіей (имя рекъ). Какъ никто эти слова не можетъ отговорить, такъ не могъ
бы никто отворотить раба Божія (имя рекъ) отъ рабицы Божіей (имя рекъ).
Тотъ эти слова отговоритъ, тотъ раба Божія (имя рекъ) отъ рабицы Божіей
(имя рекъ) отворотитъ, кто сочтетъ капли въ морѣ, пески морскіе, траву въ
степи, сучья въ лѣсѣ. И кто эти слова отговоритъ и раба Божія (имя рекъ) отъ
рабицы Божіей (имя рекъ) отворотитъ, стяни тому волховщику языкъ въ
темя, ясны очи на косицы. Будьте вы, мои слова, крѣпки и тверды изъ ключа
въ ключъ, изъ замка въ замокъ. Во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говорить въ питіе.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:37 am

Заговоръ от грыжы.

Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, изъ дверей въ двери, изъ воротъ
въ ворота, въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ течетъ рѣка медвяная, берега
золотые; плыветъ по этой рѣкѣ рыба, а имя ей щука. Зубы у ея желѣзны,
щеки мѣдны, глаза оловянны. И тая щука желѣзными зубами, мѣдными
щеками, оловянными глазами загрызаетъ, закусываетъ и загладываетъ
лобочную грыжу, киловую грыжу и водяную грыжу, пуповую грыжу,
жиловую грыжу, кровяную грыжу у раба Божія (имя рекъ) отъ родинъ и до
первой байни, отъ первой байни и до послѣдней байни и до скорой смерти,
дитимецъ и родимецъ, и всяку лихую грызь и болѣзнь. Забаяно, заговорено у
раба Божія (имя рекъ) во вѣки вѣковъ. Аминь. Чего мастеръ не доучилъ, или
самъ не договорилъ, то всѣхъ напередъ. Будьте мои слова крѣпки и тверды,
въ ключъ и въ замокъ, во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.


Отъ зубной боли.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду я, перекрестясь и
всѣмъ святымъ помолясь, изъ дверей на дворъ, со двора въ ворота, изъ
воротъ въ чистое поле, въ восточную сторону. Въ восточной сторонѣ: на небѣ
мѣсяцъ, въ дубѣ червякъ, въ морѣ камень. Покамѣсть сіи три брата не
сойдутся вкупѣ, не будутъ на томъ камнѣ пить и гулять, до той поры и у
меня, раба Божія (имя рекъ), зубы не болѣли бы. Какъ во гробѣ мертвецъ
лежитъ, окостенѣвши и омертвѣвши, такъ бы и у меня, раба Божія (имярекъ), зубы закостенѣли и омертвѣли съ сего дня, съ сей минуты, съ сего часа
— на вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.


Слова дѣвицамъ на почетъ отъ молодцевъ.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Господи, благослови, Христосъ! Встану, благословясь, пойду, перекрестясь,
изъ дверей дверьми, изъ воротъ воротами, выйду въ чистое поле, погляжу въ
подвосточную сторону: съ подвосточной стороны встаетъ заря утренняя,
выкатается красно солнышко. А и пусть я, раба Божія (имя рекъ), буду краше
краснаго солнышка, бѣлѣй свѣтлаго мѣсяца, румянѣй зари утренней и зари
вечерней, краше всего свѣта бѣлаго, всего міру православнаго. Какъ глядятъ
всѣ православные христіане на красное солнышко, на бѣлый свѣтъ, такъ
смотрѣли бы всѣ добрые молодцы на меня, рабу Божію (имя рекъ), и
почитали бы меня, и возносили бы на глазахъ своихъ; не могли бы всѣ
добрые молодцы безъ меня ни жить, ни быть, ни игры заводить. Будьте мои
слова крѣпки и прочны. Ключъ, замокъ. Аминь. Аминь. Аминь.


«Статья»

Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, по утру рано, умьюсь и
Господу Богу помолюсь; пойду изъ избы дверьми, изо двора воротами въ
чисто поле, подъ свителъ мѣсяцъ, подъ частыя звѣзды. И въ томъ чистомъ
полѣ попадутъ мнѣ встрѣчу три тоски тоскующія, три тоски сухующія и три
тоски не усыпающія. И тѣ три тоски тоскующія, три тоски сухующія и три
тоски не усыпающія падутъ къ рабицѣ Божіей (имя рекъ) въ ретивое серце,
въ мяхкое лехко, въ черную печень, въ горячую кровь, въ умъ и въ разумъ, въ
ясные очи, въ тѣлесахъ похоть, во всѣ 72 состава и во всѣ 72 жилы. Какъ
кокушица на лѣсу кокуетъ и горюетъ, подъ собой мѣста не согрѣетъ и гнѣзда
себѣ не имѣетъ, такъ же бы раба Божія (имя рекь) обо мнѣ, рабѣ Божіемъ
(имя рекъ), тосковала и горевала, подъ собой никогда мѣста не согрѣвала.
Какъ въ печкѣ дрова сохнутъ и ото всѣхъ топоровъ чазнутъ, — такъ бы раба
Божія (имя рекъ) обо мнѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), тосковала и горевала,
подъ собой мѣста не согрѣвала, сохла бы и чазла на всякой день, на всякой
часъ, на всякую минуту, шестьдесятъ минутъ въ часу. Какъ безъ хлѣба и соли
никакой человѣкъ ни быть, ни жить не можетъ, такъ же бы раба Божія (имя
рекъ) безъ меня, раба Божія (ямя рекъ), не могла ни жить и ни быть. Какъ не
можетъ лежать мертвецъ безъ земли, а рыба жить безъ воды, такъ же бы раба
Божія (имя рекъ) безъ меня, раба Божія (имя рекъ), не могла ни жить, ни быть
отнынѣ и до вѣку, въ вѣкъ вѣка, сповѣдая во вѣки вѣковъ, вѣковъ. Аминь,
аминь, аминь.

Свадебное обережение.

Говорить въ замокъ и, замкнувъ, съ собой возить.

Господи, Боже, благослови. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, святый
отецъ со молитвами. Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, небомъ
покроюся, землей подмощуся, крестомъ огражуся. И пойду я, рабъ Божій
(имя рекъ), ко святому морю-Акіяну, помолюсь и поклонюсь царю морскому.
Отворяется морская пучина, выходитъ царь морской къ рабу Божію (имя
рекъ) на помочь и на пособь, на Божію милость точно. И ставитъ царь
морской желѣзныя тыны отъ земли до неба, отъ неба до земли; и около меня,
раба Божія, (имя рекъ) ставитъ и тынитъ желѣзные тыны отъ земли до неба,
отъ неба до земли; меня, раба Божія (имя рекъ) въ тѣ же тыны тынитъ; ё ї
Божіи, и подите вы всякія порчи, всякіе прикосы, всякіе вислокосы, всякіе
уполоши, переполоши, грыжи ходячіе, красную, мокрую, сухую, всяку —
усрошитесь и перепадитесь, уплавайте и пойдите въ сине море, въ морскою
пучину, подъ бѣлъ камень, подъ бѣлой островъ, и тамо выходу нень; она
государыны милости Божія, Пречистая Богородица выстраетъ и вычищаетъ
бѣлою ризою нетлѣнною. Какъ въ Ерданѣ вода, какъ трежъ дна младень, какъ
въ Ерданѣ вода. И нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.



Говорить ставаючи поутру да въ лѣсъ пошедъ, со звѣремъ идучи домой.

Господи, Боже, благослови, отче! Трава во лузѣхъ, зеліе во сподаре; и хто
што подумаетъ, и помыслитъ на меня, на раба Божія (имя рекъ), и на мои
промыслы всякіе, и на мое рукодѣліе, и на мои ловушки, и на мои ставушки,
и на мою добычу всякую лешебную, и на мою лыжницу, и на мой волокъ, и
на мое сахарное кусье. А хто што лихо подумаетъ, ино бы ему кругъ головы,
да и въ пазуху. Аминь.


Охотничій заговоръ отъ лихого человѣка; онъ же свадебный оберегъ.

Господи, Боже! Благослови, отче! Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
Святая Троице Живоначальная, и Георгій страстотерпецъ! Покрываюся я,
рабъ Божій (имя рекъ), небеси, оболокаюся въ оболочи, подпоясываюся со
оружіемъ. Покрылся есми я, рабъ Божій (имя рекъ), небеси ото всякихъ
лихихъ людей и супостатовъ; противъ меня, раба Божія (имя рекъ), солнце,
надъ главою моею мѣсяцъ, звѣзда моя въ небеси. Связали вы есте на семъ
свѣтѣ на вольномъ семдесятъ князей Еллинскихъ, такъ же и вы есте свяжите
нашихъ лихихъ людей и супостатовъ, вѣдуновъ и вѣдуней, колдуновъ и
колдуней, вѣщиковъ и вѣщицъ, порчельниковъ и порчельницъ, стричныхъ и постижныхъ, дохтуровъ и дохтурицъ, черныхъ и желтыхъ, и самоединовъ, и
самоѣдокъ, и инокъ, старцовъ и старицъ, схимниковъ и схимницъ, поповъ и
попадей, дьяконовъ и дьяконицъ, дьячковъ и дьячицъ, пономарей и
пономарицъ, кузнецовъ и кузнецовыхъ женъ, польниковъ и лѣсниковъ, и
залѣшниковъ, рыбаковъ, мужей и женъ веселыхъ, и мѣхоношъ, и мой потъ и
мою думу, старыхъ и младыхъ, и всякихъ лихихъ людей, и всякую лихую
горячую кровь. И возмите вы лихого человѣка отъ меня, раба Божія (имя
рекъ), и отъ моихъ ловушокъ и ставушокъ, и отъ моего всякого промыслу;
возмите лихого человѣка за верховище, ударьте о сырую землю, шибите ево
въ свиное гяѣздо, и чтобы тотъ лихой человѣкъ лежалъ двѣнадцать дней безъ
ума и безъ памяти, свѣту бы Божія не видалъ и рукъ бы своихъ не обозрилъ
по всякъ день и по всякую ночь, по утру рано и по вечеру поздо, на утряной
зори и на вечерной зори, и млада мѣсяца, и ветха, въ полнѣ и въ перекроѣ. И
тѣхъ моихъ словъ ни водою, ни росою не залить, ни дождемъ не смочить.
Аминь. Моимъ словамъ ключъ и замокъ, и вся крѣпость Святаго Духа и
нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь, аминь, аминь.


Охотничій заговоръ; онъ же свадебный оберегъ.

Говорить поутру, оболокаясь. Господи, Боже! Благослови, отче! Я, рабъ
Божій (имя рекъ), оболокаюся солнцемъ и свѣтлымъ мѣсяцемъ, покроюся
облакомъ, а отъ земли и до небеси стани около меня, раба Божія (имя рекъ), и
около всякаго промыслу граде Виѳлиемъ; а въ томъ градѣ Виѳлиемѣ
породила пречистая Богородица Сына своего, Господа нашего Їса Христа,
Вседержителя. Архангели и ангели, и всѣ лики святыхъ, святый Димитрій
Селунскій и святый Георгій храбрый, — тѣ меня оберегутъ и огородятъ раба
Божія (имя рекъ) своими скипетры, не дадутъ на меня, раба Божія (имя рекъ),
и на мои промыслы всякіе иноплеменникомъ и лихимъ людемъ лихими
порчами, лихими отговорами, лихими призорами двигнути служебника меня,
раба Божія (имя рекъ). И какъ царя Александра Македонскаго ни стару, ни
младу, ни малу, ни черну, ни русу, ни бѣлу, ни смуглу, ни женки
бѣлоголовкѣ, ни дѣвкѣ простоволоскѣ, вѣдунамъ и вѣдуницамъ, колдунамъ и
колдуньямъ... всѣ предо мною что птицы предъ соколомъ дрождь имъ
совершеніе, а мнѣ утверженіе во вѣки вѣкомъ; зави... упиремъ и мудрецемъ,
и черемисаромъ, и татаромъ, и чувашемъ, и бусурманомъ, еще и съ всѣмъ
порченики, колдуны и колдуньи, вѣдуны и вѣдуньи, переспѣшники, галилеи
и галилеицы, одноженцы, двоеженцы и троеженцы, однозубые, двоезубые,
троезубые, одноглазые, двоеглазые, троеглазые и слѣпые, и хромые, и
безрукіе, черные, бѣлые, черемные, смуглые, сивые, желтые и всякіе лихіе
люди, не можно бъ вамъ меня, раба Божія (имя рекъ), не уркнуть, не
испортить. И какъ метель не можеть летѣть прямо и тяжело пасти, и какъ
коли изъ роженицы дитя теменемъ выйдетъ, тогда вы меня, раба Божія (имя
рекъ), испортите и изурочите. И какъ тѣмъ роженицамъ не можно дитя
теменемъ родить, и такъ бы не можно порчамъ прямо летѣть на меня, на раба Божія (имя рекъ), (и на мои ловушки и ставушки, и на мою добычу всякую
лешебную) отъ нашихъ супостатовъ и отъ лихихъ людей по всякой день, по
всякой часъ, по всякую ночь, поутру рано и по вечеру поздо, на утреной и на
вечерной зоряхъ, и на солнышномъ сѣде, млада мѣсяца и вѣтра, вполнѣ и
вперекроѣ. И тѣхъ молитвъ и словъ ни водою, ни росою ни залить, ни
дождемъ не смочить. Аминь. Моимъ словамъ ключъ и замокъ, и вся крѣпость
Святаго Духа, и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.


Пошедъ въ лѣсъ, говорить:

Господи, благослови! Христово имя! Отца и Сына и Святаго Духа!

Я, рабъ Божій (имя рекъ), стану, благословясь, пойду, перекрестясь, въ
чистое поле ставить своихъ ставушекъ и ловушекъ. Встрѣчу я, рабъ Божій
(имя рекъ), святаго Георгія Храброго. Ѣдетъ святый Георгій Храброй на
своемъ сивомъ конѣ, плеткою постегиваетъ, копьемъ погоняетъ. Красные
лисицы и лисавки, бурнастые лисицы и лисавки, черные лисицы и лисавки,
рыси и росомахи, волки и волчицы, черноухіе и долгохвостые бей болько,
выбивай изъ памяти, гони къ моимъ ставушкамъ и ловушкамъ безотпятно,
безотворотно со всѣ четыре стороны, по всякой день, по всякой часъ, по
всякую ночь. Кое слово въ забытьѣ было, то будь напереди, въ лутчемъ
мѣстѣ, и кое слово прибавлю, и то слово къ тѣмъ же бы пристало. И тѣхъ
моихъ словъ ни водою, ни росою не залить, ни дождемъ не смочить. Аминь.
Моимъ ловушкамъ ключъ и замокъ, и вся крѣпость Святаго Духа, нынѣ и
присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь, аминь, аминь!
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:38 am

Заговоръ на удачную охоту; онъ же свадебный оберегъ.

Всѣ заговоры — охотничьи. Но нѣкоторые изъ нихъ съ одинаковымъ
успѣхомъ могли служить и свадебными оберегами.

Господи, Боже, благослови. Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь,
пойду, перекрестясь, въ чистое поле, въ зеленую дуброву. Смотрятъ на меня,
на раба Божія (имя рекъ), потаенники, промышленники, забаенники
заугольники. Не смотрите на меня, на раба Божія (имя рекъ), и на мои
промыслы всякіе, и на мои ловушки, и на мои ставушки (и на моихъ лисовъ,
и на моихъ лисавокъ, красныхъ и бурнастыхъ, и на мою добычу всякую
лешебную). И какъ вамъ, потаенникамъ, помышленникамъ, забаенникамъ,
заугольникамъ, — станете вы черева свои ясти, кровь свою пити, тогда вы
меня, раба Божія (имя рекъ), испортите, изурочите. И какъ потаенникамъ,
злопомышленникамъ,
забаенникамъ, заугольникамъ черевъ своихъ не ядать, крови своей не пивать,
своего сердца съ печенью не сьясть, — и такъ бы вамъ меня, раба Божія (имя рекъ), и моихъ ловушокъ и ставушокъ, (и моихъ лисовъ и лисавокъ, красныхъ
и бурнастыхъ, и черныхъ, и моея лыжницы, и моего волока, и моего
сахарнаго кусья) не уркнуть и не испортить, и не изурочить вѣдунамъ и
вѣдуньямъ, колдунамъ и колдуньямъ, вѣщикамъ и вѣщицамъ, порченикамъ и
порченицамъ, стричному и постижному, сутулому и горбатому, изъ лѣсу
приходящему, исъ поля видящему, на лѣсу сидячему, лежачему и стоячему.
Закрой, защити, Господи, отъ всякаго человѣка и супостата по всякой день и
по всякой часъ, и по всякую ночь; по утру рано и по вечеру поздно; на
утряной зори и на вечерной; млада мѣсяца и ветха, вполнѣ и въ перекроѣ. И
того моего огорода, и тое моея молитвы, и словъ — ни водою, ни росою не
залить, ни дождемъ не смочить. Аминь. Моимъ словамъ ключъ и замокъ, и
вся крѣпость Святаго Духа и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь,
аминь, аминь.


Заговоръ на удачную охоту; онъ же свадебный оберегъ.

Господи, Боже! благослови, отче! Благослови, Боже, Господи! Встану я, рабъ
Божій (имя рекъ), благословясь, пойду, перекрестясь, и выйду въ чистое
поле, умоюся я, рабъ Божій (имя рекъ), водою и росою; утруся тканымъ,
преденомъ и встану я, рабъ Божій (имя рекъ), между небомъ и землею;
отынюся частыми звѣздами; подпояшусь бѣлымъ свѣтомъ; замкнуся я, рабъ
Божій (имя рекъ), младымъ свѣтлымъ мѣсяцомъ. И помолюся я, рабъ Божій
(имя рекъ), Пречистой сущей Богородицѣ: Пречистая сущая Богородица,
закрой же и защити меня, раба Божія (имя рекъ), и мои ставушки, и ловушки,
(и весь мой промыселъ), и мой тынъ желѣзной своею рукою нетлѣнною отъ
колдуна и отъ колдуньи, отъ вѣщика и отъ вѣщицы, отъ порченика и отъ
порченицы, отъ стричного и отъ постижного, отъ дохтура и отъ дохтурицы,
отъ черного и отъ желтого, отъ сиваго и отъ русаго, отъ князей и отъ бояръ, и
отъ гостей, отъ нѣмецъ и отъ татаръ, отъ самоѣдиновъ и самоѣдокъ, отъ
кудесниковъ, отъ отрока и отроковицы, отъ старца и отъ старицы, отъ
схимника и отъ схимницы, отъ попа и отъ попадьи, отъ дьякона и отъ
дьяконицы, отъ дьячка и отъ дьячицы, отъ пономаря и отъ пономарицы, отъ
кузнецовъ и отъ кузнецовыхъ женъ, отъ польниковъ и отъ лѣсниковъ, и отъ
залѣшниковъ, и отъ рыбаковъ, отъ мужей и женъ, отъ бѣльца и отъ бѣлицы,
отъ калики и отъ скомороха, и отъ мѣхоноши, и отъ моего поту, и отъ своея
думы, и отъ старыхъ, и отъ младыхъ людей, отъ сива волосомъ, отъ черна,
отъ черемна волосомъ и отъ руса, и отъ всякіе лихіе, горячіе крови. И о чемъ
я тебѣ помолюся, и о чемъ я тебѣ поклонюся, Пречистая сущая Богородица:
помолися ты о мнѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), и о моемъ промыслу Іисусу
Христу, Небесному Царю. Іисусъ Христосъ, Царь Небесный, сотворилъ небо
и землю, и всѣ святые святители Христовы, и всѣ ученики Христовы, и
сотворилъ святаго Ілію, пророка милостиваго, и святаго Георгія Храбраго, и
святаго Козму и Дамьяна. И я тебѣ святому Іліи милостивому помолюся и
поклонюся о себѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), и о моемъ промыслу. И какъ ты, святый Ілія милостивой, ѣздишь на своемъ савасивомъ конѣ во вся четыре
стороны, по крутымъ красньмъ горамъ и по желтымъ пескамъ, и какъ ты,
святый Ілія милостивой, своимъ святымъ духомъ и одымаешь и очищаешь
бѣлой снѣгъ съ крутыхъ горъ и з’желтыхъ песковъ, и береги омываешь, — и
очисти же ты съ меня, раба Божія (имя рекъ), (и съ моего ухожья, и съ моихъ
ставушекъ и ловушекъ со всякихъ всякую порчу, всякую притчу, кое и
прежде сего бывало. И какъ ты, святый Ілія милостивой, украсилъ тридевять
церквей Божіихъ благодатью Божіею, такожде, святый Ілія милостивой,
меня, раба Божія (имя рекъ), украси въ чистомъ полѣ, въ темномъ, въ
зеленомъ лѣсѣ своимъ святымъ духомъ, благодатію Божіею, въ моемъ путикѣ
и въ моемъ ухожьѣ, въ моихъ ставушкахъ и ловушкахъ во всякихъ. И какъ
ты, святый Ілія милостивой, очищаешь тридевять храмовъ и тридевять
церквей Божіихъ своимъ святымъ духомъ, и какъ ты убиваешь сатану-діявола
изъ своего огненнаго оружья, — и такъ же ты, святый Ілія милостивой, убей
моего порченика и порченицу, колдуна и колдунью, вѣдуна и вѣдунью,
вѣщика и вѣщицу, стришного и постижного, дохтура и дохтурицу, черного и
желтого, сиваго и русаго, гостя и боярина, нѣмца и татарина, самоѣдина и
самоѣтку, и кудесника, отрока и отроковицу, старца и старицу, схимника и
схимницу, попа и попадью, дьякона и дьяконицу, дьячка и дьячицу,
пономаря и пономарицу, кузнецовъ и кузнецовыхъ женъ, вдовцовъ и
вдовицъ, ловника и лѣсника, и залѣшника, и рыбаковъ, мужика и женку,
парня и дѣвку, веселого и мѣхоношу, мой потъ и мою думу, и старыхъ, и
младыхъ, и всякихъ лихихъ людей, всякую лихую, горячую кровь. И какъ ты,
святый Ілія, милостивой Государь, замыкаешь тридевять храмовъ и
тридевять церквей Божіихъ въ тридевять замковъ и въ тридевять ключевъ отъ
сатаны и діявола, — и такожъ ты, святый Ілія милостивой, замкни меня, раба
Божія (имя рекъ) и мои ставушки, и ловушки, и мой тынъ желѣзной въ
тридевять замковъ и въ тридевять ключевъ отъ колдуна и отъ колдуньи, и отъ
лихого человѣка, отъ порченика, отъ порченицы, отъ стричного и
постижного, отъ колдуна и отъ колдуньи, отъ вѣдуна и отъ вѣдуньи, отъ
вѣщика и отъ вѣщицы, отъ дохтура и отъ дохтурицы, отъ черного и отъ
желтого, отъ сиваго и отъ русаго, отъ отрока и отъ отроковицы, отъ
польниковъ, отъ лѣсниковъ и отъ залѣшниковъ, отъ мужей и женъ, отъ
старыхъ и отъ младыхъ, и всякихъ лихихъ людей, отъ всякіе лихіе, горячіе
крови; кой колдунъ колдуетъ и вѣдунъ вѣдуетъ, и меня портитъ; кой сидитъ
на пече и на воронцѣ, и на голубцѣ, и на куретникѣ, на полу и на лавкѣ, и на
коникѣ, и на шесткѣ, и на судникѣ, на жернову, на ступѣ и на ушатѣ, и на
бочкѣ, на середѣ, на порогѣ, на мосту и на дворѣ, и у ободверины, и на
улицѣ, въ избѣ и на дворѣ, и въ шти глядитъ, — и того и всѣхъ убей. И
будьте вы, мои слова острѣе меча и сабли, и всякаго оружія желѣзнаго, и
булату бритчая. И то мои слова — ключъ и замокъ, и вся крѣпость Святого
Духа, и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь, аминь, аминь.


Отъ собачьей порчи.

Какъ собачья говна никакъ нихто не можетъ не спить, не сьисть; мяса
собачья никакъ нихто не можетъ не спить, не сьисть; крови собачьи никакъ
нихто не можетъ не спить, не сьисть; — такъ бы моя собачки никакъ нихто
не могъ не уретчи и не испортитъ по всякой день, по всякой часъ и по всякую
ночь. Аминь.


Заговоръ на присуху.

Встану я, рабъ Божій Василій, благословясь, пойду я, перекрестясь, изъ избы
дверьми и изъ сѣней воротами, заворотами, отводами; выйду я въ чистое
поле; въ чистомъ полѣ синее море; въ синемъ морѣ лежитъ бѣлый камень; у
того бѣлаго камня стоитъ сухое дерево; у того сухого дерева стоитъ сухой
мужъ, сѣчетъ сухое дерево и кладетъ на огонъ. Коль скоро и круто
разгоралось сухое дерево на огнѣ, такъ бы скоро и круто разгоралось сердце
у рабы Божіей (такой-то) по рабѣ Божіемъ (такомъ-то). Недоговорами и
переговорами будьте всѣ мои слова сполна, и не нападайте мои слова ни на
землю, ни на море, ни на темные лѣса, ни на буйные вѣтры, а нападите мои
слова на......... съ....... рабѣ Божіей (такой-то) въ ретивое сердце, въ ясныя очи,
въ бѣлыя груди, въ становыя жилы, въ похоть и плоть. Какъ не можетъ жить
рыба безъ воды и дитя безъ матери, — такъ бы не могла раба Божія (такая-то)
жить безъ раба Божія (такого-то). Всѣмъ моимъ словамъ въ морѣ ключъ, во
рту замокъ, — запираю, замыкаю на вѣки вѣковъ. Аминь.


Заговоръ на присуху.

Встану я, рабъ Божій (такой-то), не благословясь, пойду, не перекрестясь, изъ
избы — не дверями, изъ сѣней — не дверьми; изъ двора — не воротами;
пойду я нижнимъ ходомъ, подвальнымъ бревномъ, мышиной норой, собачьей
трубой, подворотной дырой; пойду я, рабъ Божій Василій, въ чистое поле, въ
широкое раздолье, въ зеленую дубраву, подъ красное солнце, подъ свѣтелъ
мѣсяцъ, подъ частыя, мелкія звѣзды, подъ буйные вѣтры, подъ свѣтлыя зори;
встану я, рабъ Божій (имя), на желѣзную межу, на Востокъ хребтомъ, на
Западъ лицомъ: раздайся адъ, разступися мать сыра земля! изъ этой земли
выходите сто семьдесятъ дьяволовъ. Единъ бѣсъ Сольца. Тако же я, рабъ
Божій (имя), покорюсь и помолюсь: вы, единъ бѣсъ Сольца, послушайте сей
... отслужу въ иномъ свѣтѣ. Скиньте съ меня, раба Божьяго (имя), тоску и
сухоту съ чистаго, бѣлаго тѣла, съ сахарныхъ устовъ, съ оловянныхъ глазъ,
со ста семидесяти суставовъ съ подколѣнныхъ жилъ, съ подпятной кожи.
Тоску и сухоту положите въ мѣдную котельницу, перенесите черезъ
огненныя рѣки, черезъ огненныя озера, не разсыпьте, не помочите, на огнѣ не
сожгите, никуда не тряхните, — положите въ (имя) сердце, въ мягкую
печень, въ чистое, бѣлое тѣло, въ сахарныя уста, въ оловянныя глаза, во сто семьдесятъ суставовъ, во сто семьдесятъ подколѣнныхъ жилъ, въ подпятную
кожу, въ подкожную руду, въ черную......... выньте изъ нея женской повотъ,
вложите въ меня, раба Божія (имя), чтобы она, раба Божія (имя), не могла бы
безъ меня, раба Божія (имя), ни жить, ни быть: день по солнцу, ночь по
мѣсяцу, подъ частыми мелкими звѣздами, подъ буйными вѣтрами, подъ
свѣтлыми зарями; чтобы она, раба Божія (имя), въ бани не опарилась, съ
отцомъ, съ матерью не жаловалась, съ добрыми людьми не разговаривала;
такъ она, раба Божія (имя), сномъ не отспалась, ѣдой не отъѣдалась,
напитками не отпивалась, ни лукомъ, ни чеснокомъ, ни горькой рѣтькой, ни
крѣпкой водкой. И такъ бы она, раба Божія (имя), не могла отъ меня, раба
Божія (имя), отойти, какъ мертвый мертвецъ отъ гроба, — такъ бы отъ меня,
раба Божія (имя). Тѣмъ словамъ — ключъ, замокъ. Брошу я ключъ въ Океанъ
море; тоски она повѣки по мнѣ, рабѣ Божьемъ (имя). Аминь.


Заговоръ на присуху.

Стану я, рабъ Божій (имя), по утру, благословясь; пойду, перекрестясь, изъ
воротъ въ вороты, въ чистое поле, въ широкое раздолье, на синее море, на
святъ островъ; на томъ островѣ стоитъ изба новая, дубовая; въ той избѣ
новой, дубовой лежитъ доска изъ стѣны въ стѣну, изъ паза въ пазъ; на той
доскѣ новой, дубовой лежитъ тоска, тоскующая, сухота, сухота сухотущая,
бьется руками и ногами о стѣну, головой — о лавку. Помолюсь я, рабъ Божій
(имя), и покорюсь: встань, тоска, тоскующая, сухота, сухотущая, поди къ
моей............ ко рабицѣ (имя), прожги бѣлое тѣло, черную печень, пролей
кровь горячую изъ семидесяти семи жилъ, изъ семидесяти семи суставовъ,
въ........... кость; чтобы она, раба Божія (имя), не могла безъ меня, раба Божія
(имя), ни дни дневать, ни ночи коротать, по утру рано, по вечеру поздно; гдѣ
бы ни зачуяла, гдѣ бы ни заслышала, — все бы ко мнѣ бѣжала; питьемъ бы
не запивала, ѣдой бы не заѣдала, — все бы меня, раба Божія (имя), на умѣ
держала. Будь мой заговоръ крѣпче Була камня; замокъ въ морѣ и ключъ во
рту. Аминь.
Там, где стоят точки - это Точки въ подлинникѣ.


Заговоръ отъ злого человѣка.

Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь, свѣжею
холодною, ключевою водою умоюсь, утрусь я, рабъ Божій (имя рекъ),
чистымъ, бранымъ, тонкимъ, бѣлымъ полотенцемъ. Стану я, рабъ Божій (имя
рекъ), передъ святымъ образомъ, поклонюсь и помолюсь Истинному Христу,
Михаилу архангелу: закройте, закройте, меня, раба Божія (имя рекъ), своими
нетлѣнными ризами отъ всякаго злаго, лихаго человѣка, отъ супостатъ
супостата, отъ всякія злыя, лихія крови, — во имя Отца и Сына, и Святаго
Духа. Аминь. Ставьте кругъ меня, раба Божія (имя рекъ), желѣзный тынъ, —
сколь вверхъ высоко, столь и въ землю глубоко, отъ какого тыну злому
человѣку и всякой злой, лихой крови ни подрыться, ни подкопаться, —
подобнаго рабомъ Божіимъ (имя рекъ). Аминь.


Заговоръ на удачную охоту.

Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь; свѣжею,
холодною, ключевою водою умоюсь; утрусь я, рабъ Божій, (имя рекъ),
чистымъ, бранымъ, тонкимъ полотенцемъ; поклонюсь и помолюсь
истинному Христу, Михаилу архангелу; возьму я, рабъ Божій (имя рекъ),
свою охоту: желѣза укладныя, кляпцы, сторожки, желѣза; пойду я, рабъ
Божій (имя рекъ), въ чистое поле, въ широко раздолье, въ зеленую дубраву,
подъ красное солнце, подъ свѣтелъ мѣсяцъ, подъ часты, мелки звѣзды, подъ
буйный вѣтеръ, подъ свѣтлы зори; пойду въ восточныя стороны; взойду въ
Окіанъ море; паду и возмолюсь истинному Христу, Царю небесному, самой
Пресвятой Богородицѣ, Угодникамъ Божіимъ, Святителямъ Христовымъ.
Солнце-попутчикъ, луна-залутчикъ, — залучаетъ и загоняй со всѣхъ съ
четырехъ сторонъ: быстро бы они бѣжали за тридевять и за тридесять
острововъ, и за тридесяти синихъ морей; со всѣхъ бы они сторонъ бѣжали: по
удобнымъ мѣстамъ, по закитовымъ мѣстамъ; бѣжали бы своими тропочками
по безпопутному, по безвнятными, по безсмысленному пути; быстро бы они
скакали правыми лапочками ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), въ кляпцы;
попадались правыми лапочками и лапочекъ бы они не ломали, прочь не
отрывали, и буде мнѣ, рабу Божью (имя рекъ), въ честь и радость. Стану я,
рабъ Божій (имя рекъ), звѣрей получать, шкуру снимать и продавать, Божью
церковь поминать, отца и мать, всѣхъ своихъ родителей поминать. Тѣмъ
словамъ ключъ, замокъ, — брошу я въ Окіянъ море. Бѣла рыбица по морю
ходила, ключи мои проглотила. Есть же въ Окіянѣ морѣ сверхъ бѣлъ горячъ
камень. Получаю ключи и замокъ во имя Отца и Сына, и святаго Духа.
Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:40 am

Напускать тоску.

Утренняя заря, Маремьяна, вечерня заря, Маремьяна, о чемъ я тебѣ
помолюсь, о чемъ я тебѣ покорюсь, рабъ Божій (имя рекъ): сними съ меня
тоску и печаль, и великую кручину. Напади моя тоска и печаль, и великая
кручина ни на воду, ни на землю, ни на мелкую источину, ни на бѣлъ горячъ
камень, — напади моя тоска и печаль, и великая кручина, а (имя рекъ) рабѣ
Божіей въ ретивое сердце, въ горячую кровь, въ черную печаль во сто
семьдесятъ жилъ, въ двѣ и въ три, единую становую жилу, во сто семьдесятъ
составовъ, въ двухъ и въ трехъ, а въ единый становой составъ. Съ той бы ей
тоски и великія печали — ѣдой бы ей не ѣсть и питьемъ бы не запить, гульбой бы не отгулять, въ платьѣ бы ей не относить; гдѣ бы не заслышала
зычный голосъ, такъ бы она бѣжала и въ сахарныя уста цѣловала. Тутъ
моимъ словамъ ключъ и замокъ, и во вѣки. Аминь.

(Три раза). По утру и по вечеру, по зорямъ, надъ водой.


СПАСИТЕЛЬНЫЕ МОЛИТВЫ:
Молитва 1-я.

Есть день содень, во дню любимый часъ: звѣрь, птица радуется. Рыбы,
рыбицы, святая дѣвица, Мать Божія, церковь стояла на вертепѣ во святомъ
градѣ Вифлеемѣ, видѣла сонъ про Ісуса Христа. Какъ Іисуса Христа жидови
распяша, нетлѣнъ на три части древо Христово руцѣ и нозѣ приковали и
Павловой тростію били, по лицу и по головѣ святая кровь текла. Матушка,
Пресвятая Богородица кричала. Кто этотъ сонъ разсудитъ и возлюбитъ, тотъ
будетъ отъ Бога спасенъ, сохраненъ и помилованъ: отъ друга, недруга и отъ
напраснаго слова, и отъ строгаго командира, и отъ всякаго врага и сопостата,
отъ огня и паленія, и отъ воденова потопленія, и отъ лѣснаго заблужденія.
Святаго Духа. Аминь.

[Эта молитва, записанная очень невразумительно, представляетъ собою
ничто иное, какъ извѣстный „Сонъ Богородицы“ въ очень сокращенномъ
видѣ].


Молитва 2-я.

Встаю я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь; пойду я, рабъ
Божій (имя рекъ), въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ свѣтъ свѣтлѣетъ, красно
солнце всходитъ, изъ лѣсовъ звѣри выбѣгаютъ и птицы вылетаютъ съ гнѣздъ.
Я, рабъ Божій (имя рекъ), иду на службу, свѣтомъ ограждаюсь и звѣздами
подпоясываюсь. Какъ радуется и веселится Матерь Божія Господу Богу —
такъ бы и мнѣ, рабу Божію Никитѣ, начальники радовались и веселились,
рукъ своихъ не подымали и уста свои не растворяли, вѣкъ по вѣки и отнынѣ,
и до вѣка. Аминь.

Сперва прочитать Богородицу, а потомъ и сію молитву и начинай молиться.

Молитва 3-я.

Летѣлъ воронъ черезъ темное море; семь вороненковъ онѣмѣли и одубѣли, —
такъ и всякіе командиры онѣмѣли и одубѣли. Есть у меня, у раба Божія (имя
рекъ), Ангелъ-Хранитель, сохранитъ меня и помилуетъ отъ всякаго врага и супостата, отъ злыхъ командировъ и начальниковъ, и отъ нечистаго духа въ
вѣкъ по вѣки и отнынѣ, и до вѣка. Аминь.

Молитва 4-я.

У меня, у раба Божія (имя рекъ), есть тынъ желѣзный. Замкнусь и запрусь
двѣнадцатью замками и ключами, вѣкъ по вѣку я отнынѣ, и до вѣка. Аминь.

Молитва 5-я.

Ложусь я, рабъ Божій, благословясь, и крестомъ крещусь, крестомъ
ограждаюсь: крестъ за мною, крестъ передо мною, крестъ по правую руку,
крестъ по лѣвую руку. Ангелъ мой, хранитель мой, сохрани мою душу и
укрѣпи мое сердце! Врагъ, сатана, отступись отъ меня! Въ главѣ состоитъ
пять ангеловъ: Лука, Марка, Іоаннъ, Матфей и Никита мученикъ. Мука
мучатся, раба Божія Богу молится; и молюсь я во святое Христова печать,
Іисусова рука и Богородицынъ крестъ. Аминь.

Молитва 6-я.

Отъ злаго человѣка или духа.
Стать на зарю спиною и противъ воды и говорить три раза: Какъ мнѣ зари не
видать, такъ бы мнѣ и тоски на себѣ не видѣть. Аминь.

Потомъ умыться сею водою.


Молитва отъ Гладу.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Избави, Господи, раба Божія
Никиту отъ прозору. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.


Заговоръ судей.

Господи, Боже, благослови! Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и
перекрестясь; отцемъ прощенъ, матерью благословленъ и на добрыя дѣла
наученъ. И пойду я, рабъ Божій (имя рекъ), изъ избы дверьми, изъ двора
воротами, и выйду въ чистое поле, въ широкое раздолье. Въ томъ чистомъ
полѣ, въ широкомъ раздольѣ течетъ рѣка огненная. И попрошу я ту рѣку
огненную: О не напади ты, рѣка огненная, ни на воду, ни на землю и ни на
лютую ржавчину, и не посуши ты, рѣка огненная, ни быстрыхъ рѣкъ, ни
черныхъ озеръ, ни темныхъ лѣсовъ. А напади и посуши ты, рѣка огненная,
(начальника (имя рекъ), чтобы онъ не могъ на меня умомъ подумать и злыми,
лихими словами поспѣть; не могъ бы передо мной на мѣстѣ высидѣть и дѣлалъ бы такъ, какъ мнѣ надобно. Гдѣ бы слова и заговоры мои его не
заступили: хоть спящаго, хоть Бога молящаго, — тутъ бы карали и жали, и
разжигали; и напала бы на него тоска, сухота и великая жалость; и показался
бы я, рабъ Божій (имя рекъ), ему, рабу Божію (имя рекъ), лучше всего свѣта
бѣлаго, лучше солнца краснаго, милѣе отца и матери. Словамъ моимъ и
наговорамъ тутъ укрѣпа: небо — ключъ, а земля — замокъ. Аминь.

Заговоръ на присуху.

Господи, Боже, благослови! Аминь (трижды). Стану я, благословясь, пойду,
перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ воротъ воротьми, ко славному Океану
морю. На томъ Океанѣ морѣ есть златый островъ; на томъ острову есть
кипарисъ древо, на томъ древѣ златая чаша; на той чашѣ сидитъ младъ ясенъ
соколъ, вельми великъ, немѣрно лѣпъ. Идутъ мимо того яснаго, краснаго
сокола чернецы, черныцы и красны дѣвицы, и всякаго монашескаго чина
люди, не могутъ ни насмотрѣться, ни наглядѣться; они его хвалятъ, они
звеличаютъ: нѣтъ такого яснаго, краснаго сокола нигдѣ на землѣ. Какъ
младень безъ матерьней титьки и безъ пряснаго молока не можетъ жить ни
дни, ночи, такъ бы (имя рекъ) тоже не могла ни жить ни дни, ни ночи и ни
единаго часа. Или же, какъ кузнецъ въ горнѣ своемъ желѣзо кипитъ, —
кипитъ оно и прилипаетъ, такъ бы прикипали и прилипали сіи слова отъ раба
(или рабы такой то) къ рабу (или рабѣ такой то). Аминь.


Оберегъ скота.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Лягу я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, стану перекрестяся, ωдежуся
свѣтомъ, ωпояшуся свѣтлою зарею, покрыюся ωблаки, ωтычюся частыми
звѣздами. И пойду я въ чистое поле, стану на востокъ лицомъ, на западъ
хрептомъ, ωтрекаюся ωтъ сатаны и отъ дьявола, предаюся вышнему Творцу,
небесному Царю, самому Господу Ісусу Христу, Саваоѳу, Богу, со своимъ съ
честнымъ стадомъ, съ милымъ жывотомъ съ хрестьянскимъ скотомъ, съ
разношерстными, съ разнокопытными, — на сохраненіе, на сбереженіе и
вмѣсто на слученіе, и ко двору своему на прихожденіе; а моему милому
жывоту, хрестьянскому скоту на легость, на здравіе, на Божію милость, на
плодъ, на жывотъ. Истинный Христосъ и Богородица, Матерь Божія,
Михаиле и Гавриле Архангели Господни, Николае Чудотворецъ, Власіе,
Севатійскій чюдотворецъ, Георгіе Храбрый, Ѳлоре и Лавре, Меркуріе
Смоленскій, Аверкій Ерапольскій, Антоній, Ѳеωдосій Кіевскіе Печерскіе
чюдотворцы, святые и евангелисты Матѳей, Марко, Лука, Іоаннъ, херувими и
серафими, и вся небесныя силы, научите меня, раба Божія, и помозите, и
благословите словъ говорить, ωгорода становить, оборона учинятъ на милой
жывотъ, на крестьянской скотъ, на разношерстные, на разнокопытные, чтобъ мой скотъ вмѣсто случить и ко двору своему прилучить; огорода поставить,
оборона учинить отъ сѣрово звѣря, отъ черново звѣря, отъ бурово звѣря, отъ
рыси, отъ росомаги, отъ рыскучево волка, отъ ползучего гада, отъ змія, отъ
нашла, отъ насланнаго, отъ уроку и призору, отъ пострѣлу и падежу, отъ
порчи, отъ пашія силы, отъ нечистово духа, отъ еретика и еретицы, отъ
вѣщника и вещницы, отъ портежника и портежницы, отъ лихово глаза, отъ
лихой думы и отъ всякія скверны земныя, лѣсныя, и отъ всякаго злаго
человѣка, лихово супостата, отъ колдуна и отъ колдуницы, отъ вѣдуна и отъ
вѣдуницы, отъ чернца и отъ ченицы, отъ скимника и отъ схимницы, и отъ
попа, и отъ иныхъ причетниковъ, отъ мужика и отъ женки, отъ парня и отъ
дѣвки, отъ однозуба, отъ двоезуба, отъ троезуба, со стороны вищаго и
постигающаго, отъ стричнаго и мимо идущаго, отъ русоволоса, отъ
сѣроволоса, отъ черноволоса. И закрѣплю я, и заговорю свое счетное стадо,
милой жывотъ, хрестьянской скотъ, огороду поставлю, оборону учиню.
Столь крѣпка огорода моя Божіею милостію, словами моими, аки синей
камень въ Синемъ морѣ, аки черный камень въ Черномъ морѣ, аки арапъ
камень въ Арапскомъ морѣ, аки акіянъ камень въ Акіянѣ морѣ, — не
крошице, не ломитце, ни разнится; и столь крѣпко бъ сей огородъ и сей
заговоръ кругъ моего милого жывота, крестьянскаго скота, на сохраненіе и на
збереженіе, и вмѣсто на слученіе, и ко двору своему на прихожденіе; а моему
милому жывоту, крестьянскому скоту, не легость, на здравіе, на Божію
милость, на плодъ, на жывотъ. И кто же на меня, на раба Божія (имя рекъ), на
милой жывотъ, на крестьянской скотъ — думою подумаетъ и мыслію
помыслитъ, тому человѣку изъ Окія моря вода выпить и пески позобать, и
каменье примѣтить. И кто на меня, раба Божія (имя рекъ), думою подумаетъ
и мыслію помыслитъ на милый жывотъ, на крестьянской скотъ, — тому
человѣку зубы со рта и очи со лба, и кость изъ тѣла. И что несть на земли
Огонь царь, Агонь царь — всѣмъ царемъ царь, отъ меня, раба Божія (имя
рекъ), отъ моего милаго жывота, отъ крестьянского скота, зжетъ и палитъ
всякого звѣря, и уроки, и призоръ, и лихой глазъ, и лихую думу; зжечь и
палить уронъ и падежъ, повѣтріе и пострѣлъ, зжетъ и палитъ и отъ
обидниковъ, и отъ завистниковъ, еретиковъ и портежниковъ; зжетъ и палитъ
ωтъ меня, раба Божія (имя рекъ), и отъ моего милого живота, отъ
крестьянского скота. И какъ стекаются рѣки къ Окіяну морю съ тонучихъ
горъ, з’дремучихъ лѣсовъ, со мховъ и болотъ, и паточинъ, и съ пахотныхъ
земель, и съ лѣсныхъ покосовъ, такъ бы прихо(ди)ли мой милой жывотъ,
крестьянской скотъ, сами съ лѣсу домой. И какъ сходица миръ крещеной,
народъ Божій, по звону колокольному къ пѣнію церковному, ко отцу
духовному, къ лицу Божію, Богородицѣ, матере Божіей, такъ бы радѣли и
прихо(ди)ли мой милой животъ, крестьянской скотъ, сами съ лѣсу домой,
кавъ солнце на западъ. И сколъ крѣпко Ѳаворъ гора стоитъ на мѣстѣ и она
держится вмѣстѣ, и сколь крѣпко Синай гора стоитъ на мѣстѣ и она держится
вмѣстѣ, и сколь крѣпко Вертепъ гора стоитъ и она держится вмѣстѣ, и сколь
крѣпко Аѳонъ гора стоитъ на мѣстѣ и она держится вмѣстѣ, Палестинская,
Іеросалимски горы, 4 горы, не разсылаются и не раздвигаются, и изъ мѣста не подвигаются — такъ же бы мой милой жывотъ, крестьянской скотъ,
вмѣстѣ держался, не расходился, не разнился. И сколь крѣпко во святомъ
градѣ Іерусалимѣ, во святой святынѣ стоитъ гробъ Господень на воздусѣ
держытся Духомъ Святымъ Господнимъ, столь бы крѣпко мой милой
жывотъ, крестьянской скотъ, плелся и вился, и двора своего держался. И какъ
гробу Господню на земли не бывать, такъ-же бы у моево милово жывота,
крестьянского скота, урону не бывать, ни уроку, ни притчи, ни порчи, ни въ
лѣсу начлегу не бывать.
Еще помолюся я, рабъ Божій (имя рекъ), о своемъ миломъ жывотѣ, о
крестьянскомъ скотѣ, Вышнему, Творцу Небесному, и Богородицѣ, Матерѣ
Божіи о своемъ миломъ жывотѣ, о крестьянскомъ скотѣ.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:41 am

Оберегъ скота.

Дванадесять апостоловъ, тынъ желѣзной, врата мѣдные, вереи желѣзные, въ
землю тридевятью лакоть, отъ земли до небеси, отъ небеси до земли, отъ
востока до запада, до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта, со всѣхъ четырехъ
сторонъ на три поприща, на три версты, Истинный Христосъ и вся небесныя
силы, станьте кругъ меня, раба Божія (имя рекъ), кругъ моего милого
жывота, крестьянского скота, кругъ разношерстныхъ и разнокопытныхъ на
сохраненіе и на сбереженіе, и мѣсто на слученіе, и ко двору своему на
прихожденіе; отъ сѣрово звѣря, отъ черново звѣря, отъ бурово звѣря, отъ
рыси, отъ росомаги, отъ рискучево волка, отъ ползучего гада, отъ змія, отъ
нашлаго, отъ насланнаго, отъ пострѣлу и падежу, отъ порчи, отъ падшія
силы, нечистово духа, отъ вѣтра и вихоря, и отъ всякаго урону, съ повѣтрія и
падежа; отъ еретика, отъ еретицы, отъ вѣщника, отъ вѣщницы и отъ всякаго
злаго человѣка, лихово супостата... Апостолы, и замыкате тридевять
замками, тридевятью ключами, во небесной рай, къ самому Господу Ісусу
Христу въ нетлѣнную ризу, подъ правую пазуху. Еще ставьте тынъ
каменной, ворота булатные, вереи стальные въ землю на тридевять лакоть:
отъ земли до небеси, отъ небеси до земли, отъ востока и до запада, отъ запада
и до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта, со всѣхъ четырехъ сторонъ на три
поприща, на три версты; и замыкайте тридесятью замками и тридесятью
ключами, и отдайте ключи въ седмое небо, самому Господу Ісусу Христу,
Богу, на златый престолъ, на злату мизу. Еще ставте тынъ сребряный, ворота
златые, вереи укладные, со огнемъ и съ пламенемъ, сыскрами и з’дымомъ,
Божіею милостью отъ востока и до запада, отъ запада и сѣвера, отъ сѣвера и
до лѣта, со всѣхъ четырехъ сторонъ, куды мое око завидитъ и ухо заслышитъ,
за двѣ поприщи, за двѣ версты, — и замыкайте тридевятью замками и
тридевятью ключями, и отдайте тридевять ключей въ седмое небо
Богородицѣ, Матере Божіи, на престолъ. И какъ здѣсь на земли седмаго неба
никому не видать, небу з’землею не схажываца, а землѣ съ небомъ вмѣсто не
сталкиваца, тако звѣрю скотины не ядать и въ ущетномъ стадѣ не бывать, отъ
нынѣ и до вѣку. Аминь. Ключъ хиже важе порьже жахть саварже карже саѳеръ баръ каюръ баръ небу по земли не хажывать, а земли по небу, — тако
порчѣ не бывать отъ нынѣ и до вѣку. Аминь.


На присуху.

Господи и Боже и мои, и благослови, и Господи Боже, и мои! Стану и я, и
рабъ Божеи (имя), благословяся, и поиду, перекрестяся, изъ ызбы дверми, изъ
двора воротами, и поиду я, рабъ Божей (имя), въ чистое поля, въ восточною
сторону. Въ чистомъ поля восточнои стороня стоитъ построена гридня. И въ
тои гриднѣ четыря брата: Сидоръ, Симонъ, Онисимъ, Осипъ. Я вамъ, братки,
помолюся и покорюся, а вы, братки, пристанетя и пособитя къ моимъ
словесамъ: и возмитя вы, четыре брата, четыре тугіе лука, и накладываитя
четыря каленые стрѣлки, и стрѣляйтя въ рабу (имя) въ бѣлое лице и въ
ретивое серце. Какъ не можетъ не жить, не быть безъ ретивово серца, такъ бы
не могла не жить, не быть безъ раба Божія (имя) — въ день при сонцѣ, въ
ноць при мѣсяцѣ, при утреной зорѣ и при вечерной, въ середу и въ пятницу,
во вѣки вѣковъ. Аминь. Кое слово переговорилъ, кое не договорилъ, слово
слова крѣпце, однѣмъ словомъ крѣпко. Во вѣки вѣковъ. Аминь.


Отъ порчи.

Господи, Исусе, Христе, Владычица, Богородица, Мати Божія, Михаило
арханделъ, Гавріило арханделъ, Григорей Храбрый, Микола светитель,
угодникъ Христовъ, я, (имя), рабъ Божей, вамъ помолюся и покорюся, святые
светители, помолюся и покорюся: пристаните и пособите къ моимъ словамъ,
и поставте мнѣ, рабу Божію (имя), тынъ, огоротъ укладной, булатной,
каменной — отъ колдуна, отъ колдунице, отъ едуна, отъ едуницы, отъ
красные дѣвице, отъ молодые молодице, не было бы порцы и спытошки въ
тыну и въ огороде. Святые светители, возмите вострые штыки, тыцте, мечите
за тынъ и за огородъ. Я, рапъ Божей (имя), возму клюцъ и замокъ и стану я,
рапъ Божей (имя), стану тотъ тынъ запирать и замыкать накрѣпко крѣпко;
спущу клюцъ въ синее море. Какъ этому клюцю не бывать поверхъ синево
моря, такъ бы не было бы у меня, раба Божія (имя), не порцы, не пыгошки, не
тоски, не щипоты въ день при сонцѣ и въ ноцѣ при мѣсяцѣ, при утреной
зорѣ, при вечерной зорѣ и по всѣ дни и часы, и въ середу, и въ пятницу, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.



На недруги и въ судъ.
Водою мойся, хошъ по вся дни, и ходи ты ко властителю и ко всякому миру;
да трижды съ молитвами говорить, разпуща замокъ, сотвори. Аминь,
говорить трижды.

Да поди на недруги и на судъ, а замокъ замкни и возми съ собой.


Заговоръ на уваженіе и страхъ.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Благослови Царь Небесный, раба Божія
(имя рекъ). Какъ царю покланяются князи и бояра, и всѣ служившіе люди, и
всѣ рабы трепетны боятся царя, — каждый бы покланялся и боялся, и
творилъ бы Божіи власти (имя рекъ) боярамъ, и тѣ рабы Божіи ко мнѣ, рабу
Божію (имя рекъ), трепетны были и боялись бы меня, раба Божія (имя рекъ).
Аминь.

Заговоръ заградить уста супостату.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Одѣяйся небомъ, покрывайся
облаками, препоясайся поясомъ и силою Пречистыя Богородицы и святыми
ангелы ея. Святая Богородица, со ангелами своими святыми, помози мнѣ
грѣшному рабу своему (имя реку), и загради моему супостату уста, да не
возмогутъ на мя глаголати зла. Ангелы и святые мои со мною, солнце
одесную, мѣсяцъ ошую раба Божія (имя река), звѣзды на главѣ моей. Аминь.
Аминь. Аминь.


Заговоръ противъ супостата.

Какъ звѣзды отъ буйнаго вѣтра померкнутъ, такъ бы у моего супостата
сердце и уста бы у него померкли; и какъ мертвый онѣмѣлъ, такъ бы тотъ
мой супостатъ онѣмѣлъ и не возмогъ бы противъ меня глаголати; и какъ
мертвый на свѣтъ не зритъ, такъ бы и тотъ мой супостатъ не возмогъ бы на
меня зрить и противъ меня глаголати, раба Божія (имя река). Аминь.

На которой дворъ идешь, къ воротамъ глаголи:

Какъ притворная верея стоитъ у двора крѣпко, такъ бы стоялъ тотъ власть,
рабъ Божій (имя рекъ), безъ ярости предо мною рабомъ Божіимъ (имя рекъ);
и какъ воротамъ къ вереи притворяютъ — и такъ бы поклонялися они (имя
рекъ) мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), и уничтожались бы предо мною, рабомъ
Божіимъ (имя рекъ): мои очи — волчьи, а ихъ очи овечьи. А перстъ свой
лизни безъимянный да помажь ворота и верею, и притворную тайно, и
подворотню страти ...... изреченный, будите ми помошники рабу своему, имя
реку, въ печалехъ и во скорбехъ, и въ бѣдахъ, и въ напастехъ сотворите мя честна у царя и у князя, и властей всихъ. Іисусъ Христосъ, Царь небесный.
Аминь.

[Далѣе слѣдуетъ изображеніе осьмиконечнаго креста съ соотвѣтствующими
надписями и аттрибутами. Сверху надпись: „Крестъ святый“, внизу подписъ
— „Аминь“].


Заговоръ отъ уроковъ.

Господи, Боже, благослови, отче! Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.
Аминь. Уговариваю я азъ, рабъ Божій (имя рекъ), иглу, булавку, укладъ и
желѣзо, тѣло въ рѣпу; кость въ воду. Вода тиха, звѣзда чиста. Ни отъ
оборотней — цвѣты, ни отъ камня — плода, ни отъ меня, раба Божія (имя
рекъ), не руды, ни крови, ни щепоты, ни болѣзни, ни коея тягости. Всегда,
нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


Заговоръ отъ уроковъ, призоровъ, прикосовъ.

Господи, благослови углемъ засвѣтить. Господи, Боже, благослови, отче! Во
имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Во всей земли подъ краснымъ а
подъ свѣтлымъ мѣсяцемъ, въ нощъ по всей светаруской земли, турской,
литовской, нѣмецкой, крымской, по буръсаманской... Есть на семъ бѣломъ
свѣтѣ, во Іерусалимѣ градѣ, гдѣ пострада Господь нашъ Іисусъ Христосъ,
насъ ради плотію смерть вкуси; и порожденъ бысть нашъ Іисусъ Христосъ въ
Вифлиемѣ градѣ; и крещеніе получа отъ Іоанна Предтечи во Іорданѣ рѣкѣ,
которая рѣка изъ раю течетъ; и воспитанъ быстъ нашъ Іисусъ Христосъ въ
Святой горѣ, въ вертепѣ, надъ святою рѣкою, надъ Ерданомъ; и близь святаго
Іордана стоитъ святая Фаворская гора; и на той святой Фаворской горѣ
лежитъ бѣлъ Латыръ-камень; и на томъ бѣломъ камени сидитъ пречистая
Богородица, Христа царя мати, прядетъ шелковъ Хр....ту на пелену, и,
отпрявши, смотала и выткала, и мыла во Іорданѣ, рѣкѣ, и въ то время нашли
на раба Божія, или на рабу Божію (имя рекъ), притчи и прикосы, уроки и
призоры, щепота и ломота, и всякіе уговоры дневные и ношные, и
переполохи, и зъмолитца рабъ Божій (имя рекъ): пречистая Богородица,
послушлива есть пречистая Богородица и до малыхъ младенцевъ милостива;
пріиде пречистая Богородица съ берчатою пеленою къ рабу Божію (имя рекъ)
и станетъ вытирати притчи и прикосы, уроки и призоры, щепоту и ломоту, и
всякіе уговоры, дневные и ношные переполохи изъ сего мозгу, изъ главы, изъ
очей, изо всего бѣлаго тѣла, изъ его семъдесятъ дву суставовъ, изъ его
семьдесятъ дву жилъ, ручьныхъ и ножныхъ, и лакотныхъ, и вы, притчи,
прикосы, уроки, призоры, щепота и ломота, отъидите отъ раба Божія на
пустое мѣсто, а коли будетъ не послушаете пречістыя Богородицы — и
пошлетъ Христосъ херувимовъ и серафимовъ, и вся небесныя силы, и вамъ будетъ ити волею и неволею отъ раба Божія (имя река) сохрани мя, соблюди
и закрой, защити своею нетлѣнною ризою въ день при солнцѣ, въ ночь при
мѣсяцѣ, подъ частыми звѣздами и по зорями утренними и вечерними, и во
всякое время, во вѣки. Аминь. 3-жды говори.


Отъ уроковъ и переполоховъ.

Господи, благослови, Христосъ! Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.
Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы
дверми, изъ двора воротами, въ чистое поле; изъ чистова поля на Акіянъ-
синее море. Акіянъ-синее море — всѣмъ морямъ море. И среди Акіянова
моря стоитъ бѣлъ сѣръ горючъ камень. И на томъ горючемъ камнѣ стоитъ
Латырь-камень. И на Латырѣ-камнѣ сидитъ царь и царица. У царицы сидитъ
дѣвица, она съ шелковымъ виникомъ. Царь вели и царица вели, а дѣвица
мети съ раба Божія (имя река) щепоту и ломоту, уроки и призоры и
прытошныя слова, и опуховыя, и отековыя, переполошныя и родимческую
скорбь и болѣзнь въ синее море. Сметай же съ раба Божія (имя река) отъ
матерьняго рожденія и отъ святаго крещенія — вѣкъ по вѣкъ, отнынѣ и до
вѣку. Аминь.

Которое слово я забылъ, будь мое слово впереди; будьте мои слова крѣпки и
лѣпки. Никто моихъ словъ не можетъ не заговорить, не переговорить. Моимъ
словамъ ключъ и замокъ. Мои ключи брошены въ синее море. Кто мои ключи
изъ синяго моря достанетъ, тотъ мои слова обморочитъ и переговоритъ
отнынѣ и до вѣку. Аминь.

Оное говорить 3-жды.

Свадебный оберегъ.

Господи Боже, благослови Отче! Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Христосъ небесный. Есть святое море Акіянъ; на томъ святомъ морѣ Акіянѣ
есть бѣлъ камень Латарь; на томъ бѣломъ камени Латарѣ сѣдитъ старъ
матеръ человѣкъ, волосомъ сѣдъ, бородою бѣлъ; стоитъ отъ того матера
человѣка Гесимянная гора отъ востока и до заката, отъ лѣта и до сѣвера. И
ѣздитъ по той по Гесимянной горѣ сватой Егорей на своемъ на сивомъ конѣ,
со своимъ златымъ копіемъ и встаетъ на стражѣ около князя молодово
первобрашнаго (имя рекъ) и около княгини молодые первобрашные (имя
рекъ), и около тысецкого, и около сватьевъ, и около князевыхъ бояръ, и
около свершниковъ и запетниковъ, и повозников; и ставитъ святой Егорей
желѣзной тынъ отъ востока до заката и отъ лѣта и до сѣвера; отъ камяной
горы до небесной высоты, до Господня престола; отъ престола до каменной
горы; отъ каменной горы до желѣзной подошвы, до трехъ китовъ; а толщина
по три сажени печатныхъ. Ѣздитъ самъ святый Егорій на своемъ на сивомъ конѣ, со своимъ златымъ копіемъ къ мѣднымъ воротамъ, къ булатнымъ
вереямъ; и ставитъ самъ святый Егоргей Михаила архангела съ скипетромъ, а
у другой вереи Гавріила архангела съ скипетромъ и пропускаетъ князя
первобрашнаго (имя рекъ) съ тысяцкимъ и свахами, и дружками, и
князевыми боярами, съ вершники и запятники, и повозники, и со мной
рабомъ Божіимъ (имя рекъ); — пропускаетъ сквозь мѣдныя ворота, сквозь
булатныя вереи князя молодого первобрашнаго (имя рекъ) и княину молодую
первобрашную (имя рекъ) съ тысяцкими и дружками, и свахами и князевыма
боярама, съ вершники и запятники, и повозники, и со мною рабомъ Божіимъ
(имя рекъ). И святый Боже, Козма и Даміянъ затворяетъ ворота к булатнымъ
вереямъ; святый Боже, Михайло архангелъ, Петръ и Павелъ, верховныи
апостолы, замыкаетъ своимъ златымъ замкомъ, оставляетъ ключъ у меня,
раба Божія (имя рекъ). Самъ святый Егоргей со своимъ златымъ копіемъ, а
Михайло архангелъ съ скипетромъ около князя молодого, первобрашнаго
(имя рекъ) и около княини молодые, первобрашные (имя рекъ), и около
тысецкого, и около свахъ, и около дружекъ, и около князевыхъ бояръ, и
около меня, раба Божія (имя рекъ), колдуна, колдунью, вѣдуна, вѣдунью въ
ретивое серцо, въ мякое леко, въ черную печень, — чернаго, черемнаго,
русаго и краснаго, однозуба и двоезуба, стараго и малаго, и середолица. И
хто лихо подумаетъ на князя молодово, первобрашнаго (имя рекъ) и на
княину молодую первобрашную (имя рекъ), и на весь князевъ поѣздъ, и на
меня, раба Божія (имя рекъ) — ангели, архангели, поставьте того отреченика
въ землю смоливымъ пнемъ, облейте ретивое серце смолою, огнемъ, царе,
выжги у его уста и серце со злыми дѣлами въ день поцолцемъ, въ ночь подъ
мѣсяцемъ, по утру рано, въ вечерѣ поздо, по всякъ день, по всякъ часъ, по
всяко время, на ветху мѣсяцѣ и на молоду, на полнѣ и на перекроѣ. И тѣмъ
моимъ словамъ ключъ и замокъ. Кое слово забылъ, то слово поставьте,
святители Христовы, всѣхъ напередъ. Всегда и нынѣ, и присно, и вовѣки
вѣковъ. Аминь.


Свадебный оберегъ.

Господи, Боже! Благослови, Отче! Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Царь небесный, святые Козма, Даміянъ, Михайло архангелъ, Гавріилъ
архангелъ, Петръ и Павелъ верховны апостолы, поставьте къ моему дѣлу
поспѣшеніе и поможеніе, а я, рабъ Божій (имя рекъ), вамъ, государямъ
ангеламъ, отъ поту лица своего молюсь; вамъ, государямъ ангеламъ, свѣчи
затеплю. И ты когда, колдунъ и колдунъя, вѣдунъ и вѣдунья, отречешися
сего свѣту, житія-бытія своего и когда потребиши отца или матерь,
лишишися сего свѣту, житія своего; и когда опрокинешь на край небо,
опрокинешь на край землю до желѣзной подошвы, до трехъ китовъ; и когда
принесешь отъ трехъ китовъ ретивое сердце и съ горячей кровію, и съ
мягкимъ легкимъ, и съ черной печенью ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), — въ
тотъ часъ тотъ колдунъ и колдунья, вѣдунъ и вѣдунья князя молодого 23
испортить (имя рекъ) и княину молодую (имя рекъ), и съ тысяцкимъ, и съ
всѣми и друшками, и со всѣмъ поѣздомъ, съ вершники и запятники, и со
мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ), килу привяжешь, икоту напустишь, х.й
увязишь, пи.ду украдешь, нелюпку напустишь, мокрую грыжу напустишь,
дрожъ напустишь, къ лавкѣ привяжешь, пердежъ напустишь, у
передоѣжжихъ щеки запрешь въ путѣ, въ дорогѣ, и коней въ воротахъ
поставишь, языкъ въ удилахъ запрешь, к назьму сани приморозишь, въ пути
въ дорогѣ дороги украдешь, въ пустой дворъ заведешь, изъ сѣдла вышибешь,
потпруги подорвешь, изъ саней вышибешь и внизъ опрокинешь, завертки
подорвешь, и гужи подорвешь, — тебѣ того дѣла не здѣлать не которымъ
дѣломъ не похитрить и не помудрить, своего отца и матерь не полишить сего
свѣту, житія и бытія ихъ и мѣста, и тебѣ, колдуне и колдуньѣ, заповѣди не
полишить и не учинить, не поставить на край небо и внизъ землю не
опрокинуть до желѣзной подошвы, до трехъ китовъ, не принести изъ трехъ
китовъ ретивого сердца съ мягкимъ легкимъ и съ черною печенью ко мнѣ, къ
рабу Божію (имя рекъ). А тотъ часъ и тогда тотъ колдунъ, колдунья, вѣдунъ,
вѣдунья раба Божія, князя молодово (имя рекъ) и княину молодую (имя рекъ)
и съ тысяцкимъ, и съ свахами, и съ друшками, и со всѣмъ поѣздомъ: съ
вершники и повозники, и со мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ) килу не
привязать, икоты не напустить, х.й не увязить, пи.ды не украсть, нелюпку не
напустить, мокрые грыжи не напустить, къ лавкѣ не привязать, пердежъ не
напустить, у передоѣжихъ щекъ не запереть, въ пути и въ дорогѣ коней въ
воротахъ не поставить, языкъ въ удила не вбитъ и къ назьму сани не
приморозить, въ пути и въ дорогу не укрась, въ пустой дворъ не завезешь и
въ огородецъ не завезешь, и въ дроводѣлъ не взаведешь, изъ сѣдла не
вышибешь, потпругъ не подорвать, изъ саней не вышибить, внизъ не
опрокинуть, завертокъ не подорвать, гужей не изорвать, — того тебѣ дѣла не
здѣлать не какимъ, не которымъ дѣломъ. Или, кто на князя первобрашнаго
(имя рекъ) подумаетъ и на кнеину первобрашную (имя рекъ), и на весь
поѣздъ княжей, и на меня раба Божія (имя рекъ), — ангели, архангели,
поставьте того отреченика въ землю смоливымъ пнемъ, облейте ретивое
серце ево смолою огненной, црь (такъ!) выжги у его очи, замкни уста съ ево
злыми дѣлами — въ день подъ солнцемъ, въ ночь подъ мѣсецемъ, по утру
рано, вечеру поздо; по всякъ день, по всякъ часъ и по всяко время; на верху и
на молоду, на полнѣ и на ущербѣ, и въ сей часъ; и буди тѣмъ моимъ словомъ
ключъ и замокъ. Ангели Христовы, которое слово я забылъ, поставьте всѣхъ
напередъ. Всегда и нынѣ, и присно, и во вѣки. Аминь.


Отъ порчей и другихъ болѣзней.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Стану язъ, рабъ Божій (имя
рекъ), благословясь, поиду перекрестесь, на Божіи дѣла, на Божій путь, изъ
избы дверьми, изъ двора воротми — въ чистое поле. Какъ въ чистомъ полѣ
Акіянъ Святое синее море; во Акіянѣ святомъ синемъ морѣ бѣлъ Златарь камень. Какъ въ бѣломъ Златарѣ камени стоитъ золотъ стулъ, на золотомъ
стулѣ сѣдитъ святая Марія на золотѣ стулѣ; держитъ святая Марія золотые
ножницы; она, святая Марія, обрѣзываетъ, Духъ Святый остригаетъ и
обрѣзываетъ съ раба Божія (имя рекъ) прикосы, призоры, уроки, витряные и
утряные, денные и полуденные, вечерные и полуночные, щепоту и болѣзнь
иная нутряная; костяную и росыпную грыжу, и околотную грыжу, грыжу
пуповую и паховую, надмудную и подмудную, и сколотное, и хомудьцы,
килу и вередъ, и отекъ; сердечную грыжу, лихую порчу, глухую, икоту,
говорунью, потяготную, позѣвоту и посмѣюнью — изъ костей, изъ мозгу, изъ
очей, изъ рѣсницъ, изъ лица, изъ ретиваго сердца, исъ черной печени, изъ
горячей крови, изъ становыхъ суставовъ, изъ подсуставныхъ изъ жилъ, изъ
рукъ, изъ ногъ, изо всего стану. Съ раба Божія (имя рекъ) святая Марія и съ
меня, раба Божія (имя рекъ), порчу и прикосы, призоры, уроки витряные и
утряные, денные и полуденные, вечерные и полуночные — на темные лѣсы и
на сухіе боры, по мхамъ и по болотамъ, и по гнилымъ колодамъ, по
лежачимъ выскирямъ кладетъ, сама приговариваетъ: какъ тѣмъ гнилымъ
колодамъ и лежачимъ выскирямъ на сцеину не бываетъ зеленымъ, не станетъ
на мнѣ, на рабѣ Божіѣ (имя рекъ), не бываеть притчамъ и порчамъ,
призорамъ и прикосамъ, и урокамъ, витрянымъ и утрянымъ, деннымъ и
полуденнымъ, вечернимъ и полночнымъ, ведунству и колдунству отнынѣ и
до вѣку, раба Божія (имя рекъ) вѣкъ сповѣдаючи, пречистая Мати Божія,
Богородица напрестольная. И язъ кое слово забылъ, рабъ Божей, и тотъ то
слово поставь у всѣхъ напередъ.

Петръ и Павелъ, верховные апостолы, закройте и защитите меня, раба Божія
(имя рекъ), своею ризою нетлѣнною отъ зла человѣка, отъ лихія думы, отъ
черново, отъ черемново, отъ бѣлово, отъ русово, отъ попа, отъ попадьи, отъ
черньца, отъ черноризницы, отъ дѣѳки простоволоски, отъ своея думы, раба
Божія (имя рекъ), отъ своево помыслу. И тѣмъ моимъ словамъ ключъ и
замокъ. Всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Заговоръ на любовь.

Господи, благослови, отче! Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Святый
Отецъ Господь и пречистая ти Мати, святый Козма и Даміянъ пристали тутъ
къ моимъ словамъ и слове самъ святыми; родительское око, матерне бы
сердце, како бы и до меня раба Божія (имя река) были добры, какъ отецъ и
мать до чадъ своихъ и какъ я рабъ до сестры — и такъ бы тотъ рабъ Божій
(имя рекъ) до меня, раба (имя река), и какъ родъ и племя и всего дѣтки свои
до своей животъ во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

[Послѣ этой молитвы-заговора слѣдуетъ написанное сполна евангеліе,
читаемое въ первый день Пасхи, на литургіи (1-е зачало отъ Іоанна, гл. I, ст.
1—16). Вслѣдъ за текстомъ замѣчаніе: „читать съ конца“. Это указываетъ на
то, что данный текстъ игралъ роль заговора. Многія церковныя молитвы, прочитанныя съ конца въ извѣстное время и съ извѣстными обрядами,
обладаютъ, по мнѣнію „вѣдуновъ“, страшною силою. Еще большую силу
имѣютъ различныя части пасхальной обѣдни и заутрени, прочитанныя въ 1-й
день Пасхи въ церкви съ конца, при чемъ дѣлающій заклинанія долженъ быть
безъ креста).

Заговоръ на остуду.

Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), не благословясь, пойду, не перекрестясь,
изъ избы не дверьми, изъ сѣней не воротами; выйду во чисто поле, къ синему
морю, стану на самое подвальвое бревно, погляжу, посмотрю въ
подсѣверную сторону: стоитъ въ подсѣверной сторонѣ ледяной островъ; на
ледяномъ островѣ ледяная камора; въ ледяной каморѣ ледяныя стѣны,
ледяной полъ, ледяной потолокъ, ледяныя двери, ледяныя окна,
ледяныя стекла, ледяная печка, ледяной столъ, ледяная лавка, ледяная
кровать, ледяная постеля, и самъ сидитъ царь ледяной. Въ той ледяной
каморѣ, на той ледяной печкѣ сидитъ кошка польска, сидитъ собачка
заморска, сидятъ другь ко другу хребтами. Коли та кошка польска и та
собачка заморска повернутся другъ ко другу мордами, царапаются и
кусаются до кровавыхъ ранъ. Такъ же бы грызлись и кусались рабъ Божій
(имя рекъ) съ рабою Божіей (имя рекъ) до синихъ пятенъ до кровавыхъ ранъ.
Не могъ бы рабъ Божій (имя рекъ) на рабу Божію (имя рекъ) ни зрѣть, ни
глядѣть, ни въ какой часъ, ни въ какую минуту. Не могла же бы и раба Божія
(имя рекъ) на раба Божія (имя рекъ) не зрѣть, не глядѣть ни въ какой часъ, ни
въ какую минуту. Ай же ты, царь ледяной, не студи, не морозь ни рѣкъ, ни
озеръ, ни синихъ морей! Застуди, заморозь ретиво сердце у раба Божія (имя
рекъ) и у рабы Божіей (имя рекъ), не могли бы вмѣстѣ ни ѣсть, ни пить, ни
другъ на друга посмотрѣть, ни думами подумать, ни мыслями помыслить.
Казался бы рабъ Божій (имя рекъ) рабѣ Божіей (имя рекъ) злѣе звѣря
лѣсного, лютѣе гада полевого; такъ же бы и раба Божія (имя рекъ) рабу
Божію (имя рекъ). Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить трижды плюнуть.

Заговоръ на болѣзнь скота.

Господи, благослови, отче! Святой Власей, Егорей велико-мученикъ, царица
Александра!

На семъ селѣ, на семъ дворѣ, у раба Божія (имя рекъ) во хлѣвѣ сидятъ три
жировика и три лѣсовика, и три отпадшихъ силы. У меня, раба Божія (имя
рекъ), на жировиковъ и на отпадшую силу есть тридевять прутовъ, тридевять
кнутовъ и тридевять булатныхъ ножовъ. Этими тридевятью прутами,
тридевятью кнутами и тридевятью булатными ножами откалываю, отбаиваю,
отговариваю животъ раба Божія (имя рекъ) отъ избного, отъ печного, отъ двороваго, отъ хлѣвного, отъ уличнаго, отъ водяного, отъ лѣсового, отъ
баеннаго, отъ каменнаго, отъ нечистаго духа, отъ отпадшей силы, отъ
завидости, отъ переговору, отъ худыхъ глазъ, отъ своей отъ думы, во вѣки
вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить въ виникъ, плюнуть.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:43 am

Отъ порчи.

Господи благослови, Истинный Христосъ! Во имя Отца и Сына, и Святаго
Духа. Аминь. Портевщику, колдовщику, портевщицѣ и колдовщицѣ на
синемъ морѣ бѣлой пѣны не прихлебать, морской глубины не измѣрить,
небесной высоты не опознать, меня, раба Божія (имя рекъ), въ вѣкъ живучи,
не испортить и никакой порчи не пустить: ни въ буйную голову, ни въ ретиво
сердце горячее, ни въ легкія, ни въ печень, ни въ грудь бѣлую, ни въ
поясницу поперешную, ни въ крыльца. Запрусь же я, рабъ Божій (имя рекъ),
отъ портевщика и отъ колдовщика, отъ портевщицы и отъ колдовщицы, и отъ
всякаго лихого человѣка крѣпкимъ замкомъ, желѣзнымъ ключемъ и отпущу
я, рабъ Божій (имя рекъ), ключъ этотъ въ Окіянъ-море. Когда портевщикъ
или колдовщикъ, портевщица или колдовщица на синемъ морѣ бѣлу пѣну
прихлебаютъ, морскую глубину спознаетъ, всю небесну высоту измѣряетъ,
— и тогда меня, раба Божія (имя рекъ), не испортить во вѣки вѣчные. Аминь.


Отъ призора и наговора.

Встану, благословясь, пойду, перекрестясь — изъ избы дверями, изъ сѣней
воротами, въ чистое поле, къ синему морю. Въ Окіянъ-морѣ пупъ морской;
на томъ морскомъ пупѣ — бѣлый камень Олатырь; на бѣломъ камнѣ
Олатырѣ сидитъ бѣлая птица. Летала та бѣлая птица по городамъ и
пригородамъ, по селамъ и приселкамъ, по деревнямъ и придеревнямъ;
залетѣла тая бѣлая птица къ рабу Божіему (или рабѣ Божіей) (имя рекъ) и
садилась на буйную голову, на самое тимя; желѣзнымъ носомъ выклевывала,
булатными когтями выцарапывала, бѣлыми крыльями отмахивала призоры и
наговоры, и тяжкую немочь изъ мозгу, съ костей, изъ ясныхъ очей, съ буйной
головы, съ бѣлаго лица, съ черныхъ бровей, съ ретива сердца, съ бѣлыхъ
рукъ, съ рѣзвыхъ ногъ, изъ тридевяти жилъ становыхъ, изъ всего стану
человѣческаго; уносила та бѣлая птица призоры и наговоры, и всякую
немочь за синее море, подъ бѣлый камень, подъ морской пупъ. Будите вы,
мои слова, крѣпки и тверды въ ключъ и замокъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говори трижды.


Молитва отъ злого человѣка.

Отъ злыхъ дѣлъ, отъ злыхъ людей, отъ твоихъ Божіихъ премудрыхъ словахъ
утвердилъ небо и землю, солнце и мѣсяцъ, луну и звѣзды Господню. И такъ
утверди сердце человѣка (имя рекъ) по стопами и по заповѣдями. Небо —
ключъ, земля — замокъ; тому ключи наружному. Такъ тынъ, надъ аминями
аминь. Аминь.

Говорить на сонъ трижды и плюнути.


Молитва въ путь идущимъ.

Господи, Боже нашъ, въ путь шествовавы угоднику своему Иякову и
состранствовали рабу Своему Иосифу, спутешествую (имя рекъ) рабу
Твоему, Владыка, изми отъ искушенія, разбойства и всякаго навѣта въ мирѣ
и пространствѣ; благоустави всякъ творяща и промыслъ по заповедемъ
Твоимъ, изполни жити съ нимъ бывшихъ, паки возратися и благоволи, яко
Твое есть царство, сила и слава Отца и Сына, и Святаго Духа нынѣ и присно
и во вѣки вѣковъ. Аминь!

Молитва „на прогнаніе всякаго врага и супостата“.

Крестъ Христовъ, ангелъ святый, чудо святого Іисуса Христа, Бога нашего,
во адъ сшедшаго и поправшаго вражію силу всю, и давшаго намъ крестъ свой
святый на прогнаніе всякаго врага и супостата. О, пречестный и
животворящый Кресте Господень! помогай ми со своею Богородицею и со
всѣми святыми небесными силами всегда, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ.
Аминь.


Молитва Михаилу и Гавріилу архангеламъ.

Господи, Боже, великій, безначальный, Царь небесный, пошли архангеловъ
Своихъ Михаила и Гавріила на помощь рабу своему (имя реку) и взяти ми
отъ враговъ моихъ видимыхъ и невидимыхъ. Господи, Господи великій, на
раба своего (имя рекъ) Господи, Господи, великій архистратизе, демоновъ
сокрушницы, запретите всѣмъ врагамъ, борющимся со мною, и сотворите
ихъ, яко отъца, и сокрушите, яко прахъ предъ лицемъ вѣтру. Господи,
Господи, велики архангелы Михаиле и Гавріиле, шестокрилаты воеводы
небесныхъ силъ, херувимы и серафими, и всѣхъ ангеловъ и архангеловъ,
страшный и чудесный, и честны, и велики Михаиле и Гавріиле, архистратизе
неизреченный, и будите ли помощники, рабу своему (имя реку) въ печалехъ
и въ скорбехъ, и въ бѣдахъ; сотворите мя честна у царя и у властей, и у
князей, и у вельможъ и у людей; избавите мя, раба своего, и прелестей диявольскихъ. Господи, Господи велики, Михаиле и Гавріиле архистратизи,
когда услышите глаголъ раба своего (имя река), призывающаго васъ на
помощь себѣ, скорите на помощь мою и побѣдите вся противящіяся мое,
отжените отъ меня всякаго врага и супостата и оградите мя силою Святаго
Духа и молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснадѣвы
Маріи, святыхъ небесныхъ силъ, ангелъ и архангелъ, и святыхъ апостоловъ,
пророковъ и святыхъ святителей, преподобныхъ отецъ, праведниковъ и
безсребрениковъ, и святыхъ мучениковъ, и мученицъ, преподобныхъ женъ и
всѣхъ святыхъ отецъ молитвами великимъ воеводамъ небесныхъ силъ.
Архангелы Михаиле и Гавріиле, помози рабу своему (имя реку) избавите мя
отъ труса и отъ всякаго врага, и лести діявольскихъ и злаго человѣка, зло
мышлящаго на мя, ненавидящихъ мене; и сохрани мя отъ всякаго недуга и
отъ всякія притчи; избавите мя, миро благословенное, раба своего (имя река)
и будете ми помощники и защитники въ бѣдахъ и въ скорбяхъ, и въ печаляхъ,
въ пустыняхъ и на распутіяхъ, и на рѣкахъ; избавите мя отъ всякаго труса и
потопа, огня, огненнаго меча и напрасныя смерти, и отъ всякаго врага
льстива, и буря носимый и отъ всякаго лиха человѣка избавите мя, великіе
архистратизе Михаиле, Гавріиле, всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ.
Аминь.


Молитва Михаилу Архангелу Грозному Воеводѣ Небесныхъ силъ.

Господи Боже Великій Царю Безначальный. Пошли Господи Архангела
своего Михаила на помощь рабу своему (имя рекъ) изъяти мя отъ врагъ
моихъ видимыхъ и невидимыхъ. Господенъ Архангеле Михаиле, излей мира
благого на раба своего (имя рекъ). О Господенъ Великій Архангеле Михаиле
демоновъ сокрушителю запрети всѣхъ враговъ борющимся со мною сотвори
ихъ яко овцы и сокруши ихъ яко прахъ предъ лицомъ вѣтра. О Господенъ
Великій Михаила Архангела шестикрылатіи первый княже и воевода
небесныхъ силъ Херувимъ и всѣхъ святыхъ. О Чудный Архангеле Михаиле
Хранителю Неизреченный, буди ми помощь во всемъ: во обидахъ, въ
скорбяхъ, въ печалехъ, въ пустыняхъ, на распутіи и на рѣки и на моря тихое
пристанище, избави мя Великій Михаиле Архангеле, отвсякія прелѣсти
дьявольскія егда услыши мя грѣшнаго раба своего (имя рекъ) молящагося
тебѣ и призывающаго имя Твое Святое ускори на помощь мою и услыши
молитву мою. О Великій Архангеле Михаиле, побѣди вся противящіяся мне
силою чеснаго и животворящаго Креста Господня Молитвами Пресвятыя
Богородицы и Святыхъ Ангелъ и Святаго Великаго Николая Чудотворца и
Святаго Пророка Ильи и Святыхъ Великомученикъ Никиты и Евстафія и
Преподобныхъ отцовъ Святыхъ Святителей и мученикъ и всѣхъ святыхъ
небесныхъ силъ. Аминь.

О Великій Архангеле Михаиле помози мнѣ грѣшному рабу своему (имя рекъ)
избави мя оттруса и потопа, огня и меча и отъ напрасныя смерти и отвсякагозла, и врага льстиваго и отъ бури наносныя и отъ лукаваго избави мя Великій
Михаиле Архангеле Господенъ всегда ныне и присно и вовѣки вѣковъ.
аминь.


И по сей Ангелу Хранителю.

Ангеле Христовъ, святый хранителю мой и покровителю души и тѣлу моему
и вся ми прости, елика ти согрѣшихъ въ день и въ ночь сію словомъ и
дѣломъ, и помышленіемъ; отъ всякаго лукавствія противнаго врага и
супостата избави мя, да ни въ коемъ же греси прогнѣваю Бога моего; но моли
за мя грѣшнаго и недостойнаго раба твоего (имя рекъ), яко достойна мя
покажи благости и милости, и святыя Троицы, и матери Господа Бога моего
всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


Ангелу хранителю молитва.

Ангеле христовъ, святы, преданный мнѣ на соблюденіе душы и тѣлу моему
грѣшному отъ святаго крещенія. Азъ же своею лѣностію и своимъ злымъ
обычаемъ прогнѣвалъ твою пречистую свѣтлость, отгнахъ тя отъ себя всѣми
студными дѣлы; лжами, клеветами, завистію, осужденіемъ и презрѣніемъ,
непокорствомъ, братоненавидѣніемъ, злопомнѣніемъ, сребролюбіемъ,
прелюбодѣяніемъ, яростію, скупостію, объяденіемъ безъ сытости, піянствомъ
и многоглаголаніемъ, злыми помыслы, горькимъ обычаемъ и блуднымъ
возбѣшеніемъ, имы самохотіемъ на женски полъ и мужески; злое мое
произволеніе, его же и скоти безсловесни не творятъ. Сіе да како уже
возможеши возрѣти на мя, или приступить ко мнѣ, аки ко псу смердятему?
Которыми очами, ангеле Христофъ, возриши на мя, отплетшаго вле и
возгнуснѣхъ дѣлъ моихъ? Да кого уже возмогутъ просити отпущенія злымъ и
горькимъ моимъ дѣяніямъ, въ няже впадаю по вся дни и нощы, и на всякъ
часъ. Помолитися и припаду я, хранителю мой святы, умилосердися о мнѣ
грѣшномъ и недостойномъ рабѣ твоемъ (имя рекъ); буди ми помощникъ и
заступникъ на злаго моего сопротивника святыми твоими молитвами; и
царствію Божію изведе, и въ третий день и воскресе, и во славѣ велицѣ на
небеса взыде, и паки грядущій судити живымъ и мертвымъ, и воздати
комуждо по дѣломъ его въ онъже день вси мы грѣшничаемъ, а тебе
кающимся милость получити и вѣрующимъ во имя светое. Ты бо еси,
Господи, Самъ пречистыми усты рекъ: въ онъже день аще обратится
грѣшникъ и покается, живъ будетъ и не умретъ въ вѣки. Но и азъ, грѣшны
рабъ твой (имя рекъ), того ради молютися, Господи, о своемъ согрѣшеніи и
своего ради обѣщанія отъради мя, Господи, отпусти грѣхи моя прежде
разлученія души отъ тѣла моего; наведи мя, Господи, на путь истины. И
нынѣ прошу и молюся, и каюся злыхъ моихъ дѣлъ, Господи, спаси и ущедри,
призри и посѣти, и умилосердися, и помилуй мя, грѣшнаго раба твоего (имярекъ). Избави мя, Господи, отъ враговъ въ дому и на пути, и на водѣ, и на
всякомъ мѣстѣ. И побѣди, Господи, вся борющіяся со мною. О,
премилостивый Господи, человѣколюбце, услыши мя грѣшнаго, вопіющаго
Ти, къ человѣколюбцу Богу, взирающе на образа твои пречисты; надѣюся на
силу животворящаго креста своего и на Пречистую Твою Матерь, и на
небесныя силы, и на пророка, предтечу и крестителя Твоего Іоанна, и на
всѣхъ святыхъ Твоихъ апостоловъ и пророковъ, и мучениковъ, и
преподобныхъ отець, и всехъ святыхъ ради, Господи, пріими мое покаяніе
грѣшнаго, избави мя, Господи, отъ вѣчныя муки, создавый мя, Господи, и
помилуй мя, грѣшнаго, еже (со)грѣшихь безъ числа въ мирѣ семъ. На Тя
уповаю: спаси мя и даруй ми естественное (sic) ума и памяти, и
многолюбиваго Твоего имени на призваніе грѣшныхь Ти и Тебѣ пѣнія
находящихъ въ мирѣ. Безъ мущенія безгрѣшенъ день сей подай же ми и
зрѣти, яко ты единъ безгрѣшенъ и многомилостивъ, Человѣколюбче, Господи
Боже нашъ, и Тебѣ славу возсылаемъ Отцу и Сыну и Святому Духу нынѣ и
присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Молитва Господу нашему Іисусу Христу.

Господи, Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго.

Сія молитва взята быстъ во Іерусалимѣ, у гроба Господня, отъ всякія
болѣзни.

Господи, Іисусе Христе, Сыне Божій, помози мнѣ во всѣхъ притчахъ и
скорбѣхъ, рабу Божію (имя рекъ), и съ домочадцы его. Аминь, аминь, аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:45 am

Заговоръ отъ лихорадки.

Святому Отцу Сисинію и Сыну сѣдящимъ на горѣ Синайстей, идущимъ
дванадесятію дѣвицамъ; онъ же рече имъ: „окаянныя діявольницы, что есть
вы, и къ кому грядете?“ И отвѣща едина изъ нихъ: „мы есть трясовицы,
дщери царя Ирода; идемъ мучить весь родъ человѣческій“. И услыша святый
отецъ Сисиній, помолися Господу, глаголя: „Господи, Іисусе Христе, Боже,
избави родъ человѣческій отъ таковыхъ окаянныхъ діявольницъ“. Господь
посла святаго архистратига Михаила и четырехъ евангелистовъ: Марка,
Луку, Матфея и Іоанна Богослова.
Они же ихъ поимаша и начаша мучить тремя дубцами желѣзными, и даша
имъ множество ранъ. Они, окаянные, начаша молитися имъ. Святый Сисиній,
архистратигъ Михаилъ и четыре евангелиста: Марко, Лука, Матфей, Іоаннъ
Богословъ глаголаша къ нимъ: „что есть имена ваша?“ И рече первая: „мнѣ есть имя Трясови́ ца. Яко пещь распаляетъ дровами, тако я распаляю у
человѣка всѣ члены и кости“.

Вторая рече: „мнѣ есть имя Ледея, зноблю бо у человѣка всѣ члены, и тотъ
человѣкъ не можетъ согрѣтися въ пещи“.

Третія рече: „мнѣ есть имя Ярусто́ шо, ложуся у человѣка во главѣ и
закладываю уши, и тотъ человѣкъ бываетъ глухъ“.

Четвертая рече: „мнѣ есть имя Ко́ ркуша, ложуся у человѣка подъ ребрами, и
тому человѣку тяжко дыхати“.

Пятая рече: „мнѣ есть имя Корко́ дія, ложуся у человѣка подъ воздухами, и,
аще что вкуситъ изъ пищи, то зъ души скинетъ“.

Шестая рече: „мнѣ есть имя Желто́ дія. Яко въ полѣ цвѣтъ цвѣтетъ и
желтѣетъ, тако и у того человѣка тѣло таетъ и увядаетъ“.

Седьмая рече: „мнѣ есть имя Ломея, ломитъ бо у того человѣка всѣ кости“.

Осьмая рече: „мнѣ есть имя Секу́ дія — то-есть всѣхъ проклятѣйшая: сѣку
жилы въ одно мѣсто“.

Девятая рече: „мнѣ есть имя Пухлі́я — пускаю въ народъ опухоль“.

Десятая рече: „мнѣ есть имя Чемі́я — я ножныя жилы свожу“.

Перваянадесятъ рече: „мнѣ есть имя Нелю́ дія — ночью сна не даю, но къ
себѣ никого не допущаю, и съ ума человѣка свожу“.

Втораянадесятъ рече: „мнѣ есть имя Неві́я — вся проклятая и старѣйшая
трясовица... Не можетъ человѣкъ отъ меня излѣчиться и лишится жизни“.



Заклинаніе трясовицъ.

Аще кто сію молитву хощетъ читать на здравіе тѣла отъ діявольницъ сихъ и
проклятыхъ трясовицъ, сице да творитъ и читаетъ надъ главою болящаго. И
ты, снемъ крестъ съ себя, и положи въ пріуготовленную воду въ сосудѣ и
глаголи сице:
Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь, аминь, аминь.

Окаянныя трясовицы, закдинаю васъ Господемъ нашимъ, Іисусомъ
Христомъ, и пречистою владычицею нашею Богородицею, и всѣми святыми, святымъ архангеломъ Михаиломъ и преподобнымъ Сисиніемъ, и четыремъ
евангелистомъ: Маркомъ, Лукою, Матфіемъ и Іоанномъ Богословомъ.

Окаянная ты еси, Трасовица!
Окаянная ты еси, Мѣдія!
Окаянная ты еси, Ярустошо!
Окаянная ты еси, Коркуша!
Окаянная ты еси, Коркодія!
Окаянная ты еси, Желтодія!
Окаянная ты еси, Люмія!
Окаянная ты еси, Секудія!
Окаянная ты еси, Пухлія!
Окаянная ты еси, Чемія!
Окаянная ты еси, Нелюдія!
Окаянная ты еси, Невія!

Побѣжите отъ раба Божія (имя рекъ). Аще не бѣжите, то пришлю на васъ
святаго архистратига Михаила и преподобнаго отца Сисинія, и четырехъ
евангелистовъ: Марка, Луку, Матфія, Іоанна Богослова. И дадутъ вамъ по
тысящѣ ранъ. Отидите, окаянныя, отъ раба Божьяго, (имя рекъ). Во имя Отца
и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Дай воду пить болящему и рцы: піетъ рабъ Божій, имя рекъ, на здравіе
тѣлесное купѣ же и душевное. Аминь, аминь, аминь.


Заговоръ охотниковъ для ловли звѣрей въ капканы.

Господи благослови! Спать ложася и перекрестяся, умоюся свѣжею водою,
ледяною утреннею росою, утруся шитою, браною святою пеленою,
помолюся образу Спасу, Кузьмѣ-Демьяну, Пресвятой Богородицѣ, Гаврилу
Осподню, всей небесной силѣ. И благословите меня, раба Божія (имя рекъ),
вся небесная сила идти въ чистое поле, въ востошную сторону, на море на
окіянъ. На морѣ на окіянѣ, на острове на Буянѣ, стоитъ храмъ Божей, святая
церковь золоче́ ная, озолоче́ ная, священная, моленная, апостольская. Въ той
же церквѣ стоитъ златъ пристолъ, на златѣ пристолѣ сидятъ двѣ матушки
Божьи Богородицы: Тифиньская и Владимирьская. Благословите меня, раба
Божьева (имя рекъ), Тифиньская и Владимирьская поклонитця и помолитьця,
идти въ чистое поле, въ востошную сторону, въ Богову пазушку, въ Христову
зелену дубровушку, покидать и пометать своихъ поставушекъ, своихъ
половушекъ, своихъ золотыхъ капканьчовъ, позолоченыхъ пружинокъ и
тайныхъ силъ, — на вольныхъ звѣрей, на бѣлыхъ зайцевъ, заячихъ семей, на
красныхъ, сѣрыхъ и бурнастыхъ лисичъ, рысей, росомагъ и сѣрыхъ волковъ.
И бѣгите же вы въ мои поставушки, въ мои половушки старыми тропками,
новыми слѣдочками, и бейте же вы задними ножками и передними ножками, лежитеся туловами, буйными головами, не выскребайтеся, не выѣдайтеси и
не выкатывайтесь. И бѣгите же вы въ мои поставушки, въ мои половушки по
всякую пору, по всякое время, днемъ при соньцѣ, ночью при мисецѣ, при
частыхъ звѣздахъ, при темныхъ оболокахъ, по вечеру позно и по утру рано,
на утренней зарѣ и на солносходѣ, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


Пастушья молитва

Сбирайся, мое милое стадо, ко всякой ночкѣ къ своему дому, какъ збирается
міръ православный ко звону колокольному, ко духовному, и пѣнію
церковному. Какъ муравьевы дити чарю свому муравью служатъ и
слушаютъ; и какъ медовыя мцёлы
слетаются къ гнѣздамъ своимъ и не забываютъ дитей своихъ и не покидаютъ;
и какъ стекаются быстрыя рички и малыя, и большія въ славный окіянъ море,
и такъ бы мое стадо стекайтесь на голосъ со всѣхъ четырехъ сторонъ, другъ
отъ дружки не отставайте; изъ-за озеръ, отъ мховъ зыбучихъ, отъ черныхъ
болотъ, изъ-за рѣкъ, изъ-за ручъевъ, изъ-за лѣсовъ и полей, ко своему дому
спѣшите начевать вѣкъ по вѣку. Аминь.

Пастушья молитва

Постави, Осподи, вокругъ моего стада тынъ золѣзной, а другой булатный, а
третѐй мидяной и стѣну каменну во глубину земную — сколь небесная
высота, а вышиною до небесъ. Вокругъ стѣны завали, Осподи, землею
матерней во глубину неизмѣримую; и проведи, Осподи, рѣку огненную со
всѣхъ четырехъ сторонъ, отъ востока до западу и отъ сѣвера и до лѣта; и
повели, Осподи, тыны и стѣну каменну запереть и заложить святому
апостолу Петру своими златыми ключами и снести ихъ самому Осподу
Іисусу Христу, Сыну Божьему, на пристолъ, подъ святую ризу его
нетлѣнную. И какъ тѣхъ ризъ видѣть нихто не можетъ, и такъ бы нихто не
могъ бы вредить моему стаду: коровамъ, овцамъ, егнятамъ, баранамъ,
быкамъ, лошадямъ — разношерстные дикіе звѣри: медвиди, медвидицы,
волки и волчицы, росомаги и росомашихи, зміи — не вредили и не
прикасались отнынѣ и до вѣку. Аминь.

Пастушья молитва

Во имя Отца и Сына, я Святого Духа. Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя
рекъ), благословясь и перекрестясь; выйду я, рабъ Божій (имя рекъ), изъ избы
дверьми, изъ дверей въ ворота. И матернимъ благословеніемъ выйду на
бѣлую улицу и встану на мать сыру землю, на восточную сторону; и
помолюсь я, рабъ божій, Осподу Богу Саваоѳу, Спасу нашему, Исусу Христу,
Сыну Божію, и Пресвятой Дѣвѣ Маріи, царицѣ Небесной, и Архангелу
Архистратигу Божію, и Іоанну Предтечѣ, крестителю Христову, и апостоламъ Петру и Павлу, Николаю Чудотворцу и всѣмъ небеснымъ
силамъ. Съ умиленіемъ молюсь: помогите и оградите Крестомъ
животворящимъ меня, раба божія, любимое мое стадо коровье и овечье отъ
сегодня и до́ вѣку. Аминь. Архангельскимъ и ангельскимъ путемъ
сопроводите меня, раба Божьяго (имя рекъ), съ моимъ малымъ скотомъ,
коровьимъ, овечьимъ и коневымъ стадомъ, пасти и сохранить отъ сегодня и
во все теплое лѣто, и до бѣлаго снѣга — путемъ и дорогою, мхомъ и
болотомъ, въ поскотинѣ и въ осѣку, и въ волоку. Ѣшьте зеленую траву и не
болотную воду пейте, а пейте ключевую воду во все теплое лѣто и до бѣлаго
снѣгу. Закройте и защитите, и заградите, и закрѣпите святыми своими
божественными ризами въ моей поскотинѣ и въ осѣку, и за осѣкомъ, и по
ухожимъ мѣстамъ моимъ, и по зеленымъ мѣстамъ, и на всякомъ мѣстѣ —
милой мой скотъ: лошадей, коровъ, овецъ, егнятъ, барановъ, быковъ,
кладенцовъ и некладеныхъ, телокъ и подтелковъ, комолыхъ и рогатыхъ,
домокормленныхъ и новоприбавленныхъ, красныхъ, бурыхъ, бѣлыхъ,
черныхъ, пестрыхъ, чалыхъ, сивыхъ, сѣрыхъ, саврасыхъ, и разношерстную
скотину — сохрани, Осподи, отъ звѣрей черныхъ, бурыхъ, сѣрыхъ, отъ
широлоба медвѣдя и медвѣдіцы, отъ пакостника и злодія прокидни-росомаги,
отъ пакостнаго прохожаго, рыскучаго волка и волчицы, отъ змія-скорпіона,
отъ черныя зміи подколодныя, отъ пестрыя подкаменныя, отъ разнопятыя
зміи, подцвѣтошныя, отъ ползучаго гада, отъ ночного, отъ уроку, отъ
призору, отъ притчи, отъ падежу, отъ всякаго лихого человѣка, отъ
пытовщика, отъ порченика, отъ пострѣлка, отъ всякаго дьявольскаго,
нечистаго духа, отъ стрѣчнаго и настигающаго, и со стороны мимоидущаго;
отъ мужа, отъ бабы пустоволоски, отъ парня, отъ дѣвки отъ косматки, отъ
одножона, отъ двоежона, отъ троежона, отъ красноволосыхъ, отъ однозуба,
двоезуба, троезуба, отъ одноглаза, двоеглаза и отъ всякаго разнаго чина
людей. Заговариваю свое стадо — коровье, овечье и коневье: сколь твердо,
крѣпко основаніе земное, никто не можетъ сдвинуть съ мѣста, и сколь
крѣпокь гробъ Осподень на воздухѣ во святомъ градѣ Іерусалимѣ, и сколь
твердъ и жо́ стокъ камень синій въ окіянѣ морѣ, не крошится и не колется —
столь крѣпокъ мой заговоръ на словахъ моихъ вѣкъ по вѣку. Аминь.

Молитва отъ всѣхъ болѣзней.

Во избавленіе отъ болѣзней рабу Божію (имя рекъ) крестъ хранитель, крестъ
красота церковная, крестъ держава царямъ, крестъ скипетръ князей, крестъ
рабѣ Божіей (имя рекъ) огражденіе, крестъ прогонитель отъ рабы Божіей
(имя рекъ) всякаго врага и супостата. Святые святители Иванъ Предтеча и
Богословъ, другъ Христовъ, Тифинская, Казанская и Смоленская Божья
Матерь, во святомъ крещеньѣ Пятница Парасковья, молите Бога о избавленіи
отъ болѣзней рабу Божію (имя рекъ). О, Здвиженье честнаго и
животворящаго креста Господня, святый Побѣдоносецъ Егорій Храбрый,
великомученикъ, возьми ты свое копье, которое держащее на змія льстиваго;
архангелъ Михаилъ, возьми ты свое пламенное копье и отразите у рабы божіей (имя рекъ) тишинку и родимца сновидящіе, ревущіе и отрыгающіе
вѣтры и пострѣлы, денные и ночные переполохи, и всякія скорби и болѣзни
изъ семидесяти суставовъ, изъ семидесяти жилъ и отъ всей внутренности
тѣла, двѣнадцати родимъ-родимцамъ и двѣнадцати женамъ простоволосымъ.
Святые архангелы и ангелы, херувимы и серафимы, небесныхъ силъ воевода
Михайло Архангелъ, Вознесеніе Осподне, святый пророче Божій Илья,
Великая святая Софія надъ вратами Царя-града, Анастасія и Варвара
великомученица, святыя жены мироносицы, праведный Иванъ юродивый,
Богородица во Іерусалимѣ, градѣ Іудейскомъ, въ который пришедъ Господь
Богъ нашъ Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій, преподобные отцы Изосимъ и
Савватій, Соловецкіе чудотворцы, молите Бога о избавленіи отъ болѣзни
рабу Божію (имя рекъ). Какъ же не достанетъ дерево отъ земли до небеси
вершиной и какъ у истиннаго Христа Бога нашего не бывать ни тишинки, ни
родимцовъ, ни какихъ скорбей и болѣзней отъ видимыхъ и невидимыхъ,
супротивныя силы и врага отлученнаго, отъ храмоизгнаннаго лукаваго духа
возобновлятся у раба Божья (имя рекъ) отъ всякія скверныя и отъ вѣтровъ
буявыхъ, и отъ воды пришедшихъ, всякихъ скорбей и болѣзней я святымъ
крестомъ огражусь. На престолѣ сидитъ самъ Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій,
и святый Михаилъ и Гавріилъ архангелы, Тихонъ преподобный, Макарій
Унженскій, Димитрей Ростовскій — на прогоненіе изъ головы, реберъ и всей
внутренности, и тѣла — водяныхъ, большихъ болотныхъ скорбей-недуговъ:
ключевая, струевая и вѣтреная отъ вѣтровъ. И молюся: отнесите отъ рабы
Божіей (имя рекъ) тишину и родимца, ревучіе и отрыгучіе, головного и
повѣтреннаго пострѣла, денные и ночные переполохи, камчуги, черевухи,
вереда, своробу, гоголи и всякія скорби и болѣзни двѣнадцати родовомъ-
родимцемъ и двѣнадцати женамъ простоволосымъ, симъ стоитъ гора Ѳаворъ,
на горѣ лежатъ скирды церковныя самыя Пресвятыя Богородицы,
владычицы, Владимирской, Казанской, Спасской, Федоровскія и Обновленія
въ новѣ градѣ Іерусалимѣ, на лобномъ мѣстѣ, и возобновляются, я, раба
Божія (имя рекъ), тишину и родимца, стрегучіе, ревучіе, сновидные,
повѣтренные, водяные, денные и ночные переполохи и всякія скорби и
болѣзни отъ супротивныя силы при рожденіи мѣсяца, при полномъ и при
ветхомъ мѣсяцахъ, и во всякое время дня и ночи прогоню. Еще же я, раба
Божія (имя рекъ), крестомъ крещусь, крестомъ огражусь, крестомъ Бога на
помощь призову, крестомъ дъявола прогоню, крестомъ всякія скорби,
болѣзни очищаю. Осподи, помилуй мя, рабу Божью (имя рекъ). Аминь.


Молитва Честному Кресту.

Крестъ хранитель, всей вселеннѣй слава. Крестъ Господень — церковная
красота. Крестъ Господень — бѣсомъ язва; на прогоненіе всякому злу
сѣтеловящихъ. Молитва чтется надъ какою главою — да разрѣшится отъ сия
молитвы связаніе и обдержаніе, и занависть, и ревность, и зло стрѣтеніе, и
ѣственнаго отравленія, и клятвы убо стоятъ. Хто сію молитву говоритъ въ дому своемъ, да будетъ соблюденъ отъ всякаго изнуренія, отъ потравы и отъ
отравъ лукавыхъ человѣкъ; и отступятъ злые бѣсове отъ раба Божія (имя
рекъ). И, Господи Боже, ему же область дана на небеси и на земли ради
имени твоего великаго, неисказаннаго, и ради единородного ти Сына,
Господа нашего, Исуса Христа, съ нимже благословенъ еси во вѣки вѣкомъ.
Аминь.

Молитва Великаго Василія.

Заклинаю тя, злоначальниче хульный, начальниче отверженный,
самодѣтельниче лукавый! Заклинаю тя, отверженнаго отъ ѿвышия свѣтлости
и во тьму глубины низведеннаго за гордость! Заклинаю тя и всю спадшую ти
силу въ слѣдъ твоея воли! Заклинаю тя, душе нечистый, Господемъ Богомъ
Саваофомъ и всѣми воинствы ангельскими Божіими: изыди, отъиди отъ
созданія сего! Заклинаю тя Богомъ-Словомъ, Единороднымъ Сыномъ Его,
рожденнымъ отъ Него прежде вѣкъ; неизглаголаннымъ и Святымъ Духомъ,
исходящимъ отъ Него, иже сотворившимъ видимую тварь и создавшимъ
человѣка по образу рукою своею и по подобію, и словесемъ животнымъ,
исполнившимъ и вселенную писаніемъ, первѣе родъ всякъ научившимъ и
писаніемъ на путь истинный волею наставльшимъ, и ангеломъ
приставленіемъ сохранившимъ, и потопльшимъ водою свыше, и
поднебесныя бездны наводнившимъ, и исполни нечествовавшая
погубльшимъ, и столповъ скверныхъ стрясшимъ, и землю Содомскую и
Гоморскую огнемъ Божіимъ исполнившимъ, его же свидѣтель — дымъ, не
угасая, курится, и раздѣлившимъ море жезломъ, и люди своя немокрыми
стопами проведшимъ, и мучителя Фараона и воя Богоборца въ вѣки волнами
погруждшимъ и языки иноплеменники потребльшимъ, и законы нечестія
разрушившимъ брани, и воплотившимся отъ Маріи дѣвы, напослѣдокъ
неизрѣченно ти печати чистоты сохранившимъ и изволившимъ крещеніемъ
омыти ветхую скверну, нашимъ же есми преступленіемъ осквернилися, и
погруженіемъ насъ отъ грѣхъ омывшимъ. Заклинаю тя Богомъ, крещшимся
во Іорданѣ и образъ намъ чистоты подавшимъ, въ водѣ погруженнымъ,
емуже ангели и вся силы небесныя удивишися, воплощаема Бога видяще,
смирившася и Божественное свое существо скрывша, отъ нижняго же
безначальный Отецъ собезначальное Рождество открый и Святаго Духа
сшествіемъ Тройчное естество свидѣтельствова. Заклинаю тя Богомъ,
запретившимъ вѣтромъ и волненіе морское укротившимъ, и прогнавшимъ
бѣсовъ множество, и зѣницы очію изъ чрева ослѣпленѣ и бреніемъ слѣпому
зрѣти сотворившимъ, и первый рода нашего созданія образъ намъ
обновльшимъ. Заклинаю тя Богомъ, давшимъ хромымъ ходити и теченіе
крови безъ числа затворшимъ, и отрясшимъ проказы отъ струпнымъ, и
мертвыя изъ гробъ источити сотворшимъ, бесѣдовавшимъ намъ страстьми до
гроба, и ада испровергшимъ воскресеніемъ, и все человѣчество не объято
смертію устроившимъ. Заклинаю тя Богомъ, всѣхъ и вся исполнившимъ, и
Богомъ безсмертнымъ, вездѣ сущимъ, отъ Того бо трепещутъ, Того убоятся, егоже вся ужасаются и трепещутъ, и боятся, и отступаютъ. Заклинаю тя
Богомъ вседержителемъ, божественный свой Духъ вдохнувшимъ въ пророки
и апостолы, поспѣшествовати, и всю вселенную благочестія наполнившимъ:
убойся, бѣжи, отъиди весь, о, бѣсъ нечистый, злый, сильный, преисподніи
глубина и лживый блазномъ, льстивый, необразный и многообразный,
видимый безстудія ради, невидимый лицемѣрія ради; идѣже аще еси и
отонюдуже аще идеши, или самъ еси, Вельзауле, князь бѣсомъ, или
невидимъ, или гордъ, или животнымъ привидѣніемъ являяся, или зміевымъ
образомъ, или звѣринымъ лицемъ, или яко куреньемъ дыма нѣкоего являяся
или яко огнь измѣняяся, или привидѣніемъ являяся мужескимъ поломъ и
женскимъ, или гадомъ, или птицею, или нощію глаголя, или слухъ страша,
или претекій, или творяся въ свѣтѣ, или во снѣ, или въ спаніи тяжцѣ, или въ
язвѣ, или въ болѣзни, или въ слезахъ похотныхъ, или на смѣхы пущая, или
пустошенъ или похотенъ, или идолескъ, или чары любя, или на похоти
неистовъ, или звѣдочтецъ, или чаромъ обрѣтать, или піянствомъ обрѣ и
кровемъ, и мятежемъ творецъ, безстуденъ, ревнивъ, нестроенъ, съ луною ся
перемѣняя, или со временемъ нѣкимъ превращаяся, или наутрія, или на
полудне, или въ полунощи, или въ безгодія нѣкая, или заутра, или
прилученіемъ ся еси утолклъ, аще еси посланъ къ нимъ, или приближился
еси внезапу, или изъ моря, или изъ рѣкъ, или изъ брегъ, или изъ кладязя, иля
изъ рова, или изъ озера, или изъ тростія, или изъ-подъ земли нечистыя, или
изъ лѣса лужнаго, или изъ древа, или изъ птицы, или изъ грома, или изъ
града, или изъ молнія, или изъ основанія храмины, или изъ покрова баннаго,
или изъ купели водныя, или изъ гроба идольскаго, или отнюдуже вѣмъ и не
вѣмъ, отъ знаемыхъ и не знаемыхъ, и отъ не посѣтимаго мѣста — отлучися и
измѣнися, устыдися образа, образованнаго рукою Божіею, убойся
воплощеннаго Бога, уподобися и не укрыйся врагъ Божіихъ (имя рекъ), ибо
жезла гнѣва Божія и пещъ огненная, и преисподняя, и скрежетъ зубный,
прещеніе ослушанія ждетъ тебе; убойся, бѣжи отъ мене и не возвратися ни
единъ, ни со иными злыми духи нечистыми, но отъиди на непроходную
землю и на безводную, и не дѣланную, на нейже человѣкъ не живетъ, Богъ
же единъ призираетъ, связая и вся прельщающія его образъ, и совѣщавающія,
и узами во тьмѣ преисподней связавъ тя, всему злу діявола, и долгую нощъ и
день посади тя и заключи, яко велій страхъ Господень и велія слава Его, и вся
работна Ему, Отцу и Сыну, и Святому Духу, нынѣ и присно, и во вѣки
вѣкомъ, Аминь.


Молитва Святаго Священно Мученика Кипріяна

Да воскреснетъ Богъ и разыдутся врази его, и да бѣжатъ отъ лица Его
ненавидящіи Его; яко исчезаетъ дьмъ, да исчезнутъ бѣси отъ лица Божія, а
праведницы возвеселятся о силѣ Божіи, въ Тройцы славимаго.
Начинаемъ глаголати молитву святаго священномученика Кипріяна въ день и
въ часъ, въ оньже упражняется сила его, сопротивнаго, ради славы Божія. Сей святый священномученикъ Кипріянъ, молящеся Богови всею душею,
глаголя: Господи, Боже, сильный, содержай вся, святъ сый и прославленъ,
царь царствующимъ и Господь господствующимъ, слава Ти во свѣтѣ
безчисленномъ — егоже ужасаются всяческая, егоже никтоже видѣ и не
видѣти можетъ, иже тысяща тысящъ и тьмами темъ ангелъ и архангелъ
предстоятъ предъ Тобою, Господи, и Ты вѣси, Тебѣ работаютъ, еликоже
тайная раба твоего, яко не познавшимъ Тебе первіе сія держахъ: облаки, яже
не одождити; древеса садовная, еже не творити плода; непраздныя жены —
не ражати, и иныя жъ не зачати; на огражденіе винограда токмо взирахъ и
творяхъ — розги, еже не цвѣсти, такожде и злакъ вертоградный, не
прозябати; и рыбы морскія не плавати, и птицамъ лѣснымъ возбранихъ
летати…
...Господь нашъ, Исусъ Христосъ, услыша мя въ часъ сей, недостойнаго раба
твоего. Идѣже аще почтется сія молитва, да разрушится, яко воскъ таетъ отъ
огня, всяко лукаво ухищреніе отъ всякого вида человѣческаго и животнаго
безсловеснаго, четвероножнаго, или винограднаго, или вертограднаго; и отъ
всякаго имѣнія малыхъ и великихъ, яко во имя святыя и единосущныя
Троицы суть просвѣщени и развѣ Тебе — Бога не знаемъ. И якоже отъ
камени Моисеовымъ сыновомъ Израилевымъ источалъ еси воды, тако,
Господи, Боже силамъ, положилъ руку свою державную, святую свою, полну
сущу благословенія надо мною, глаголющаго сію молитву. И якоже насадилъ
еси, Боже, рай во
, и отъ того исходятъ четыре рѣки: Фиссонъ и Илтигрѣй, Ендрантъ, и
обходятъ всего міра въ тихости, и Адамъ, райскій человѣкъ, не можетъ ихъ
удержати. Якоже умножилъ еси лѣта Іезекіи царю, да умножатся лѣта,
имущаго сію молитву службою ангелъ, пѣніемъ серафимскимъ,
Благовѣщеніемъ пресвятыя Богородицы и отъ архангела Гаврила, плотцкаго
отъ Духа Святаго славнаго рождества, заколенія младенецъ, святаго крещенія
воспріемъ во Иотранстѣй рѣцѣ, постъ и искушеніе, еже подъятъ отъ діявола;
ужаснаго суда, ужаснѣйшихъ твоихъ чудесъ, въ мірѣ бывшихъ... и просто
всяко чародѣйство творити, и вси лукавіи бѣси мнѣ работаху. И се убо,
Господи Боже, сильный и великій, благоволивый оть недостойнаго достойну
ми быти и спричаститимися священному твоему стаду, и преставленнымъ
величествомъ, милостивнымъ о мнѣ, и не восхотѣ погубити беззаконіемъ,
знаема мя сотвори твоей правой и непорочной вѣрѣ; не гнушай мене
грѣшного и недостойнаго раба твоего. Прападаю къ Тебѣ, прося твоея отъ
Тебе милости о всѣхъ христіанехъ твоего, Христа, стада словесныхъ овецъ; и
прошу пресвятое твое имя во славныхъ христіянехъ, ихже имѣютъ
чародѣяніе...
...исцѣленія дарованія, прокаженныя очищая, мертвыя оживляя ихъ; во
Іеросалимъ входъ и въ церкви младенцомъ, воспѣвающимъ: осанна, сыну
Давидовъ, святый страстный6) распятіе и еже изъ мертвыхъ воскресеніе, и
еже на небеса вознесеніе, тмочисленныхъ словесъ восходнаго твоего
пѣснословія, ежеодесную сѣданія, втораго и страшнаго пришествія, и власть,
ея же далъ еси своимъ ученикомъ и апостоламъ, и рекъ: имже держите грѣхи 39
— держатся, а имже отпустите — отпустятся; и, аще елико разрѣшите на
земли, суть разрѣшени... И сихъ ради именъ и ради силы твоея великія,
честнаго и животворящаго Креста твоего, заклинаю и проклинаю вся духи
лукавыя и отъ злыхъ человѣкъ — отъ раба Божія (имя рекъ) и отъ дому его:
созданнымъ Адамовымъ, жертвою Авелевою, искушеніемъ Іевлимъ,
пренесеніе Енохово, вѣра Авраамлею и пророчество пророкъ святынею
патріархъ и святитель, и священномученикъ кровію и апостольскихъ
преставленія мученическая и вѣнчанія ихъ, заколенія святыхъ апостолъ
Павла, дѣвства Іоанна Богослова, благоволенія Сиѳова, жезла Моисеова,
священничества Аронова, дѣвства святость Самойлову, Корнильеву
ревность, моленія Елисеево, пророчество Іоны, видѣнія Данилова, жертву
Исакову, послѣднее преступленіе Іовле, проданіе Іосифова, кротость
Давидову, премудрость Соломонову, неопалимую купину въ горѣ
Синайстѣй, силою ста и шестидесятъ ангелъ, иже во Египтѣ сшедшихъ
подати исцѣленія человѣкомъ: моленіемъ честнаго, славнаго пророка и,
предтечи крестителя Господня, Іоанна; страшнаго и несказаннаго имени
твоего, всесильнаго и всевида Бога, емуже предстоятъ тысяща тысящъ и
тьмы тъмами ангелъ и архангелъ, и святыхъ мученикъ, и преподобныхъ
отецъ, и святыхъ праведныхъ богоотецъ Іоакима и Анны, и святыхъ, и
праведныхъ, и блаженныхъ, и Христа ради уродивыхъ, пустынножителей,
пустынникъ и пустынницъ, и святыхъ постникъ, постившихся постомъ и
моленіемъ, иже въ горахъ и въ пещерахъ, и въ пропастехъ земныхъ, и всѣхъ
святыхъ, иже отъ вѣка Тебѣ благоугодившихъ Господу Богу нашему. Ради бо
сихъ именъ и ради святыхъ ангелъ, молитвами ихъ, прогоняемъ и отдаляемъ
всякую злобу и лукавства, и зависть, и ревность, и связаніе, и удержаніе, и
злострѣленіе, и лукаво око, и злоглаголаніе, и язычное уяденіе, и примолвы и
все, что бѣдное, и совѣтованіе злыхъ человекъ, лихой зглядъ и иныхъ уроки,
злыя, пакостныя, и злыя примолвы бѣсовскія, и клятвы, и заклинанія
душепагубныя и тѣловредныя, и недугованія, и къ смертоноснымъ язвамъ, и
всякихъ шкотъ житія сего суетнаго ко убожію и умаленію живота и имени,
къ полученію злыхъ всякихъ страстей, бѣдныхъ, насилованныхъ и на
всякихъ, всякимъ волхвованіемъ волхвующихъ, наглость, или худость и
всякую шкоту, что зло да отдалится отъ раба Божія (имя рекъ), аще глаголю и
милися дѣю единаго непобѣдимаго Бога, иже въ трехъ лицѣхъ воспѣваемаго,
яко да подаси всѣмъ человѣкомъ православнымъ спасеніе и рабу своему (имя
рекъ), въ немже лежитъ святая сія молитва. И что лукаво бысть въ дому томъ,
въ немже прочтется сія молитва, яко да разрѣшится, аще будетъ на небеси
связано или на земли, да разрѣшено будетъ, или въ мори, яже на земли сей,
или на пути, или на поли, или въ горахъ, или въ пещерахъ, или въ пропастехъ
земныхъ, или въ рѣцѣ, или во истоцѣхъ, или въ кладези, или въ кровли, или
въ дверехъ, или во оконцѣ, или вь верхнемъ порогѣ, или въ нижнемъ, или на
здѣ, или въ тинѣ, или въ основѣ, или въ стѣнѣ — да разрѣшится. Или во
дворѣ, или , или во входѣ, или во дверцѣ, или на пути, или на поли, или
въ горахъ; ли въ пещерахъ, или въ пропастехъ земныхъ — да разрѣшится.
Или во брусѣ, или во рвѣ, или въ древѣ, или въ листѣ и корени, и въ вѣтвіи —
да разрѣшится. Или на поли въ нивахъ и въ виноградехъ, или во рвѣхъ, или
въ травѣ, или въ древѣ, или въ бани, или въ пещи, или въ капищи
идольскомъ, или во власѣхъ брадныхъ, или въ кожи плотской, или въ
главнемъ убрусѣ, или въ ножныхъ обувеніи, или въ златѣ, или въ сребрѣ и въ
мѣди, или въ свинцѣ, или въ оловѣ, или въ желѣзѣ, или въ морскихъ рыбахъ,
или въ животныхъ четвероногихъ земныхъ, или во птицахъ, летающихъ по
воздуху, движимыхъ и недвижимыхъ, или въ харатьи, или въ бумаги, или въ
чернилѣ, или въ нѣкоторой вещи — да разрушится. Аще ли есть написано въ
семидесяти двою языцѣхъ — да разрушено будетъ, понеже азъ разрѣшихъ и
разрѣшаю, прогнахъ и прогоняю Калуса, Пира, Маруса, Лукми, Лурами,
Рахана прогнахъ и еще отъ раба Божія (имя рекъ) и отъ дому его, имущаго
сію молитву, и отъ всего имѣнія его малаго и великаго силою честнаго и
животворящаго Креста Господня и со всѣми небесными силами,
предстоящими предъ высокимъ и страшнымъ престоломъ Господнимъ силъ,
ангелъ и архангелъ, и святыхъ и праведныхъ патріархъ — Авраама и Исаака,
и Іакова. Таже молю святого собора пророкскаго: Захарію и Іоанна
Предтечю, и Елисея, и Осія, Наума, Аввакума, Софонія, Аггея, Михея,
Малахія, Іеремія, Іезекиля, Исайю, Данила, Амоса, Самуйла, Илію и святыхъ
тріехъ отрокъ — Ананію, Азарію, Мисайла. Молю сословіе святыхъ,
праведныхъ Богоотецъ Іоакима и Анны, Іосифа Обручника, Давида, пророка
и царя, Іякова, брата Господня, Симеона Богопріимца и Симеона, сродника
Господня, святаго, праведнаго Іова и Іоны, и всѣгь святыхъ, молитвами ихъ
отъ вѣка благоугодившихъ и послужившихъ Господу Богу нашему, Исусу
Христу. Молюся и прошу лики святыхъ и славныхъ, и всехвальныхъ
двѣнадцать апостолъ и собора семидесяти апостолъ, иже во святыхъ отецъ
нашихъ вселенскихъ учителей: Василія Великаго, Григорія Богослова, Іоанна
Златоустаго, Іерофія Афинейскаго и Діонисія Ареопагита, и Іоанна
Милостиваго, Амфилохія, епископа Иконійскаго, Аверкія Ерапольскаго,
Афонасія Великаго и Кирилла; иже во святыхъ отца нашего Николы,
архіепископа, Миръ Ликійскихъ чюдотворца, и иже во святьіхъ отца нашего
Петра, митрополита Московскаго, чюдотворца; иже во святыхъ отца нашего
Леонтія, епіскопа Ростовскаго, чюдотворца, и Амбросія, епіскопа
Медіоламскаго, Потапія, Ипатія и Спиридона, и Елеуферія, Епифанія, Андрея
Критскаго, Софронія Іеросалимскаго, Селивестра, папы Римскаго, Григорія
чюдотворца, Лазаря, иже въ Галасіи, Григорія Акраганскаго, Прокопія
Десятоградца, Григорія великаго Армени, преподобныхъ и богоносныхъ
отецъ нашихъ: Сергія и Варлаама, и Кирила, и Семіона Столпника, Евменія
чюдотворца, Даніила Столпника, Алимба и Аникиты, и преподобныхъ отецъ
нашихъ, иже въ Синаи и въ Раифѣ избіенныхъ, и преподобныхъ отецъ
нашихъ: Козмы Халкидонкскаго, Іоанна Дамаскіна, Стефана Саваита, Георгія
Никодимійскаго, Феодора Написаннаго, Антонія Велікаго, Арсенія, Евфимія
и Саввы, Ефрема Сирина, Павла Фивейскаго, Іоанна Кушника, Павла, иже въ
Латрѣ, Феодосія общія жізни, Викулы, епіскопа Змирскаго, Иларіона
чюдотворца, Марка, епископа Фряческаго. Кирила діякона, святаго
священномученика Власія, епископа и Поликарпа, Ипатія Ганграскаго, Дорофея Тирскаго, Феодота Киринейскаго и всѣхъ святыхъ
священномученикъ моленіем и молитвами, соблюди раба своего (имя рекъ).
Молю убо лики святыхъ, славныхъ, добропобѣдныхъ Христовыхъ
великомучениковъ воинства: первомученика Стефана, архіепископа, Георгія
Побѣдоносца, славнаго чудотворца, Димитрія великомученика, Сидора
Ліоградскаго, Феодора Тирона, Феодора Стратилата и иже съ ними, всѣхъ
четыредесяти тысячъ мучениковъ и мученицъ, всѣхъ небесныхъ твоихъ силъ;
и трехъ святыхъ мученикъ Евстратія, Авксентія, Евгенія, Мардарія и Ореста;
и святыхъ мученикъ Мины, Виктора и Викентія; и святыхъ исповѣдникъ
Гурія и Самона, и Авива дьякона; и святыхъ мученикъ Мины, Ермогена,
Евграфа; и святаго великомученика Никиты; и святыхъ великомученикъ
сорокъ, иже въ Севастіи; и святыхъ младенецъ, избіенныхъ за Христа,
четырнадцать тысящъ; и святыхъ седми отрокъ, иже во Ефесѣ, и святыхъ
мученикъ Карпа и Папилы, и Ермила, Стратоника, святаго мученика Іакова
Пермскаго и святаго праведнаго Алексѣя, человѣка Божія, и святыхъ
мученикъ Изарія, Гервасія, Протасія и Келесія, и святыхъ чюдотворцевъ и
безсребрениковъ Козмы и Доміяна, Кира, Іоанна, Пантелеймона и Ермона1,
Самсона и Деомида, Моисея и Фалелія, Фотея и Аникиты, и всѣхъ святыхъ
мученикъ, иже проліявшихъ кровь за Тебе, Христа Бога нашего, и всѣхъ
святыхъ твоихъ молитвами. И ликъ святыхъ мученицъ: Евдокіи, Феодоры
Александрійскія и святыя великомученицы Екатерины, и Парасковіи,
Варвары, Ульяны, Мавры, Пелагіи, Ирины, Гликеріи и святыя Елены царицы
и со царемъ Константиномъ, и святыя Феодосіи дѣвицы, преподобныя
мученицы Февроніи, святыя мученицы Евфиміи всехвальныя и святыхъ
Кирика и матери его Улиты, и преподобномученицы Евдокіи, и всѣхъ
святыхъ молитвами. Молитвъ пречистыя твоея матери помилуй и спаси раба
твоего (имя рекъ), яко благій Богъ и человѣколюбецъ. Аще хто сію молитву
держитъ въ дому, не придетъ къ нему злой,
ни лукавой духъ, зависть и ревность, и чародѣяніе, и бѣдами болѣзными,
которое злое лукавство ни въ утрѣ, ни въ день, ви въ вечеръ, ни въ нощъ, ни
въ полунощъ, яко написана бысть сія молитва отъ святаго священномученика
Кипріяна и утвержена, и назнаменана бысть отъ святыя Тройцы
единосущныя, отъ Отца и Сына, и Святаго Духа на погубленіе и на прогнаніе
всякому злу злыхъ сѣтей ловящихъ саддукей, нарицаемыхъ Елефанъ, аще
рѣхъ, Самосовыхъ и всего рода ихъ, Исамена и всего лика ихъ, и все
отбѣгаетъ ихъ словесемъ Господнимъ, о немже утвердися небо и земля, и
молитвами Матери твоея и святыхъ небесныхъ силъ со всѣми святыми нынѣ
и присно, и во вѣка вѣкомъ. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:49 am

Заговоръ на удачную охоту.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Стану я, рабъ Божій (имя рекъ),
благословясь, пойду, перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами,
выйду въ чистое поле, поклонюсь и помолюсь истинному Христу, Бѣлому Царю, Егорію Храброму, схожу солнышку: Истинный Христосъ, Бѣлый
Царь, Егорей Храбрый, дайте мнѣ зайцевъ бѣлыхъ, ярыхъ Божьихъ звѣрей,
черноухихъ, короткохвостыхъ, — ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), на весь на
куломный промыселъ, со всѣхъ четырехъ сторонъ, изъ двѣнадцати вѣтровъ,
съ востока и съ запада, съ лѣта и съ сѣвера, изъ-за рѣкъ, изъ-за рѣчекъ, изъ-за
горъ, изъ-за ручьевъ, изо всякихъ логовъ, ото всякихъ ловцовъ, изо всякихъ
суземовъ, изъ-подъ ельниковъ, изъ-подъ березниковъ, изъ-подъ мелкихъ
чащей, — собирайтесь, собѣгайтесь къ рабу Божію (имя рекъ) на весь на
куломный промыселъ! Собирайтесь, собѣгайтесь, у меня на куломномъ
промыслу есть ѣства сладкая, медвяная, питеръ идера, вишеніе, калачи и
пряники, ситнево мяккое осиново прутье сторожевое. И вы, зайцы бѣлы, яры,
Божьи звѣри, черноухіе, короткохвостые, еству сладкую медвяную и осиново
прутье сторожевое пейте, ѣшьте, веселитеся безотпяточно, безоглядочно
вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку. На небеси громныя тученьки здымаются,
изъ тѣхъ изъ громныхъ тученекъ дождь, громъ, молнія сверкаетъ; такъ же бы
у меня, раба Божьяго (имя рекъ), на куломномъ промыслу пейте, ѣшьте и
веселитеся, осиново прутье сторожевое, безотпяточно и безоглядочно, вѣкъ
по вѣку, отнывѣ и до вѣку. Какъ съ небеси снѣгъ валится, такъ у меня, у раба
Божьяго (имя рекъ), зайцы бѣлы, яры, Божьи звѣри, черноухіе,
короткохвостые, у меня, у раба Божьяго Александра, куломки ронили бы
вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку. Какъ истинный Христосъ сотворилъ небо и
землю и держитъ у Себя, — тако бы мой промыселъ зайцевъ сдерживалъ,
прочь не отпускалъ. И какъ нашъ Бѣлый царь всю Россію держитъ, такъ бы
мой промыселъ зайцевъ держалъ, прочь не отпускалъ. Какъ я, рабъ Божій
(имя рекъ), радуюсь Христову дню, Христовой Пасхѣ, пирогамъ и шаньгамъ,
и вся Россія, мать-земля, маленьки ребятки — яичкамъ, Христосъ воскресе,
— такъ бы зайцы бѣлы, яры, Божьи звѣри, черноухіе, короткохвостые, пейте
ѣшьте эту ѣству сладку, медвяную, осиново прутье сторожевое, пейте, ѣшьте
и веселитеся безотпяточно, безоглядочно, вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку.
Которые слова забытущія и обыдущія — будьте вы, мои слова, всѣ сполна
переговорены вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку. Тѣмъ словамъ небо — ключъ,
земля — замокъ.


Заговоръ противъ порчи.

Всякому рожоному человѣку: соли въ глазъ, песку горячаго, огня палящаго
— злому и лихому, порченику и урочнику. Всякому рожоному человѣку
Божіи твари не узнать; облака не открыть, не отпереть; частыхъ звѣздъ не
оббивать и не ощипати; утряны зари топоромъ не пересѣкчи; млада мѣсяца
не ототкнуть, не отпереть — такъ и меня, раба Божія (имя рекъ), ни кому не
испортить, не изурочить вѣкъ по вѣку отнынѣ и до вѣку. Которые слова
забытущія, обыдущія — будьте вы, мои слова, всѣ сполна переговорены вѣкъ
по вѣку, отнынѣ и до вѣку. Небо — ключъ, земля — замокъ.
Заговоръ на удачный промыселъ.

Зайцы бѣлы, яры, Божьи звѣри, черноухіе, короткохвостые, собирайтесь къ
рабу Божію (имя рекъ), на куломный промыселъ со всѣхъ четырехъ сторонъ,
изъ двѣнадцати вѣтровъ, пейте, ѣшъте и веселитеся осиново прутье
сторожевое; пейте, ѣшьте и веселитеся по всякъ день, по всякъ часъ,
безотпяточно, безоглядочно.
Которые слова забытущія, обыдущія, будьте, мои слова, всѣ сполна
переговорены по всякъ день, по всякъ часъ, безотпяточно, безоглядочно,
вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку.

Заговор противъ порчи.

Чуръ, глаза своего, чужого; чуръ, думы своея, чужія; чуръ, человѣка своего,
чужого; чуръ, своей семьи, чужія; чуръ, отъ своей жены и чужія; чуръ, съ
велика и до мала; чуръ, человѣка всякаго! Аминь.


Заговоръ на удачную охоту.

Какъ я, рабъ Божій (имя рекъ), пойду по куломному промыслу, увидѣлъ у
меня куломка, лежитъ у меня въ куломкѣ зайчикъ, лежитъ: у меня сердце
зрадовалось и звеселилось и кровь во мнѣ закипѣлась — и тако же бы и въ
зайчикахъ бѣлыхъ, ярыхъ, черноухихъ, короткохвостыхъ. Идите по
куломному промыслу, увидите, у меня куломка стоитъ; у куломки осиново
прутье сторожевое, — такъ бы у васъ сердце зрадовалось и звеселилось,
кровь у васъ закипѣлась. Пейте и ѣшьте, и веселитесь вѣкъ по вѣку, отнынѣ и
до вѣку. Аминь.



Молитва къ зубамъ.

Радуйся, стѣн и коренія. Изми болѣзнь отъ челюстей и зубовъ раба Божія
(имя рекъ), да не обрящутся во вѣки. Христе Боже, дай же ему, Господи,
помощь и здравіе, исцѣленіе болящимъ зубомъ и главою челюстей рабу
своему (имя рекъ). Святый Тихонъ, утиши, Господи, болѣзни и вся недуги
зубные, молитвами Богородицы и всѣхъ святыхъ ангелъ и архангелъ, и
святыхъ апостолъ, и мученикъ, и всѣхъ святыхъ отецъ ради молитвами
укроти недуги у раба Божія (имя рекъ), яко Ты еси самъ Богъ и Владыка
всѣхъ. Христе Боже нашъ, и Тебѣ славу возсылаемъ Отцу и Сыну, и Святому
Духу нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говорить на соль или на чеснокъ.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:51 am

Кмашпитъ [т. е. Травникъ]

Есть трава Осотъ. Α та трава добра. Α кто ея знаетъ, и тотъ великій таланть
обрящетъ. Α ростетъ та трава прекрасна, свѣтла; листочки кругленькія, что
денешкама; высотою сь пять; цвѣтъ разной всякой.

Есть тр. Ковыка. Α та трава добра; собою въ человѣка ростомъ, а по ней —
что иглы; цвѣтъ мохнатъ, синь. Α ростетъ по пахотнымъ мѣстамъ. Α та трава
добро держать во всякой храминѣ; и коли животина вертится, вложи корень
свяско въ шерсть — не станетъ вертѣться.

Есть трава Богородицкая. Ростетъ кустиками; а листочки — что дикая мята;
собою мягка; цвѣтъ на немъ синь. Α та трава добра человѣку отъ уроковъ и
отъ призоровъ при — всякихъ; или у женскаго пола болятъ груди — истолки,
хлебай и парь. Или очи прѣютъ — парь травою, поможетъ Богъ.

Есть трава Котовыя Руци. Ростетъ кустиками по рвамъ и по ячменю; а на ней
шишочки синенькія. Α та трава добра у кого желви есть — хлебай,
помилуетъ Богъ. Или кто избу
ставитъ, положи подъ исподнее бревно — и тотъ станетъ жить славно и
богато.

Есть трава Перекосъ. Ростомъ мала; видомъ темна и листомъ темна жъ;
цвѣтъ воронъ, какъ стручки, а въ ней сѣмечки. И отъ нея спятъ: уже и змія, и
лягуша, и всякая гадина; а человѣку положить въ голови — и онъ спитъ
судки восьмеры или деветеры. Съ нее сѣмечко положи въ ротъ и поди водою
— и вода раступится. Α корень ея какъ человѣкъ.

Есть трава Царскія Очи. Α та трава велми мала — въ ыглу, и тонка, что игла.
Α жаръ отъ нея, аки золото; цвѣтъ багровъ. Α въ ней кажутся, что всякіе
узоры различные; а листу на ней нѣтъ; цвѣтъ — кустиками. Α та трава добра
къ очамъ, держать ея у себя. Или на бой пойдешь, возми съ собою —
напрасныя раны мінешь; бодръ и легокъ человѣкъ. Или кто хощетъ птицы
ловити, носи еъ собою — уловишъ птицъ и звѣрей.

Есть трава Одолѣнъ. Ростетъ при рѣкахъ и при каменьи, и при черной землѣ,
на сильныхъ мѣстахъ, на старыхъ лугахъ. Α та трава голуба, ростомъ въ
локоть, цвѣтъ рудожелтъ, листочки бѣлые. Α та трава добра, коли человѣкъ
окормился смертною ядію, дай ему пить — скоро пронесетъ верхомъ и
низомъ. Α корень ея добръ отъ зубныя болѣзни; и коли пастухъ хочетъ скотъ
пасти, чтобъ скотъ не расходился — держать у себя. Аще кто тебя не любитъ,
дай ему пить — и тоть человѣкъ отъ тебя не можетъ отстать до смерти. Или
хошъ звѣря убить, дай ему ясти.
Есть трава Еугорь. Α ростетъ та кустиками по сильнымъ мѣстамъ и по
ременамъ. Α та трава добра — иному попадетъ и иному нѣтъ. Α та трава
держать торговому человѣку, кто хощетъ богатъ быть, и ту траву носить съ
собою, куды не пойдетъ — много добра обрящетъ и у людей честенъ будетъ;
во всякихъ ремеслахъ пошлетъ Богь, съ великою честію и славою вознесется
тотъ человѣкъ. Α корень ея свѣтелъ, что ярый воскъ. Α ростетъ та трава при
моряхъ и при большихъ озерахъ.

Есть трава Ацароша Глава; ростетъ возлѣ сильныхъ мѣстахъ, розметныхъ
болотахъ, кустиками по 5 и по 6 и по 10 листочковъ. Α вышиною въ пядь, на
мѣстѣ высок; а
цвѣть багровъ, а иной рудожелтъ; а какъ розцвѣтетъ — велми хороша,
кукшинцами всякимъ цвѣтомъ. А ту траву рвать со крестомъ Господнимъ и
говоритъ: „Отче нашъ“, — „Помилуй мя, Боже“... Аще кто въ грамотѣ не
умѣетъ, сотворить 300 молитвъ: „Господи, Іисусе Христе, Сыне Божій,
помилуй мя, грѣшнаго!“ А ту траву давать пить, кто порченой человѣкъ —
облегчить въ тотъ часъ. Или у жены дитя не родится, дай ей пить, женѣ, — и
родитъ. А кто хочетъ діявола видѣть или еретика, и тое травы окатить корень
водой, и положи на престолъ, и не зимай 40 дней; и какъ пройдутъ тѣ дни, и
ту носи съ собою — и ты увидишь бѣсовъ воздушныхъ и водяныхъ. И коли
кто ставитъ церковъ и полату — земля кажется подъ нимъ.

Аще у кого гной идетъ изъ ушей, вари вербу въ водѣ и лей въ уши — гной
выйдетъ изъ ушей.

О травѣ Колганъ. А ростетъ суха и тепла. А кто траву держитъ подъ языкомъ
— а кровь пущаетъ и лихую кровь изгонитъ.

Возми Папорокъ неистлѣнъ, на все счастливъ въ бѣдахъ; дай попу освятить
— носи при себѣ.

А кто изломитъ руку или ногу, возми меду прѣсного да розсыти гораздо, да
утри кирпичю, да утри сѣмени льняного, да 9 яицъ, смѣшай все вмѣстѣ и
прикладывай къ больному мѣсту.

Чтобъ изъ носа шла кровь, возми мяты огородной смѣшай съ прѣснымъ
медомъ густо и скатай катки, какъ гвоздики, и клади въ ноздри.

Аще кто Лебеду варитъ въ винѣ, да піетъ порану — всю нутряную болѣзнь
изгонитъ.

Аще у кого жена бѣгаетъ, и ты поймай ласточку и вынь сердце, дай ей съѣсть
или пить и не будетъ бѣгать.
У ково конь нотряной болѣзнью болитъ, возьми муравьева гнѣзда да парь въ
водѣ долго. И какъ выкипитъ въ треть, и ты процыди сквось сито, да навари
соку коноплянаго, смѣшай съ тою водою вмѣстѣ. Давать коню въ ротъ по 3
лошки великихъ,
чтобъ проглотилъ, и привяжи его, да покрой его теплым, чтобъ припотѣлъ,
— и здравъ будетъ.

У кого конь сохнетъ, и возьми 3 лошки дектю да три головки чесноку, да
яицъ сырыхъ, и смѣшай вмѣстѣ, да вбей коню въ ротъ — отъ того здравъ
будетъ.

Есть зелье, отъ мороза добро: конопли дикія да кропивного сѣмя, да смѣшавъ
съ прѣснымъ медомъ, да мажь лице и руки, и ноги, и тѣло свое — ино хотя
босъ поиди, не станетъ зябнуть.

Аще что хощеши у кого просить, есть трава на то — Быліе. А растетъ она по
дубравамъ; а цвѣть, что коноплянъ. И какъ у кого что просишь, ту траву
держи въ правой рукѣ и съ ней, не жалая, даютъ.

У кого глава болитъ ва многое время, или обморокъ обходитъ, или глухота,
или горечь, и ясти не сладѝть, да испиваютъ Ѳирьяки — исцѣлитъ и удушью
помогаетъ.

У кого сердце болитъ, — есть трава Мачелино Яйцо. А ростетъ по пожнямъ;
а листъ у нея, какъ копыто конево; а корень у нея черный. И какъ змія уястъ,
скоро исцѣлить. А корень уквась въ житномъ квасу и пей на тощее сердце.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:52 am

Егда женился человѣкъ и у жены потеряетъ нифцу.

Говоритъ на чистую воду трижды и окати дѣсту.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Како Христосъ, царь небесный подъ землею кромѣшной адъ словомъ
крѣпокъ и плотенъ, и неизбѣжанъ и словомъ своимъ святымъ разверзивъ его;
тако развяжи, Господи, словомъ моимъ у сей рабы Божіей (имя рекъ) отъ
жилъ 3, 2, единую жилу становую и проходную, и отвори у ней водяной
проходъ, *нецензурная брань*1) какъ, прежде сего, чтобъ шла изъ нея мочь и кровь, и
женская немочь отъ сихъ моихъ словъ въ новѣ и ветхѣ, и по всякой день
отнынѣ и до вѣка, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

А которая жена ляжетъ съ мужемъ, а колганъ держитъ подъ языкомъ, ино въ
ту ночь не зачнется младенецъ. Иному не надобно сказывать, трава.
1) Такъ написано и въ подлинникѣ.

Слова на чирей.

Говорить трижды на тотъ перстъ отъ мезенца. Да плюнь на перстъ трижды.
Да очерти кругомъ чирья перстомъ тѣмъ трижды.

Господи, Боже! Благослови, отче! Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Аминь. Ни отъ камене плоду, ни комени отъ угля, ни травы, ни зелени. Тако
бъ у раба Божія (имя рекъ) отъ чирья не было ни щепоты, ни болѣзни —
всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Руда унять.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Земля со облацемъ, мѣсяцъ съ
солнышкомъ, желѣзина сь кровію. Стань, руда, не кань у раба Божія (имя
рекъ) отнынѣ и до вѣку и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Проговори, да и плюнь до трехъ разъ на воду.


На щепоту.

Наговоръ на деревянное масло.

Господи, Боже! Благослови, отче! Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Аминь. Есть рѣка-рѣченька. Противъ рѣки-рѣченьки стоитъ туть стопка. Что
въ той стопки сѣдитъ старая баба, шьетъ у раба Божія (имя рекъ) кости и
жилы, щыпоти и болѣзни, и всякіе уразы. И чтобы у меня, раба Божія (имя
рекъ), не было бы ни щепоты, ни болѣзни, ни въ кости, ни въ сердцы —
всегда, отнынѣ и до вѣку, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


О лкояпіи жуя.

Есть гора костяна. На той горѣ есть стулъ костянъ. На томъ стулѣ костяномъ
сѣдитъ царь костянъ, подпершись своимъ костылемъ костянымъ: шляпа на
главы костяна, рукавицы на рукахъ костяны и сапоги на ногахъ костяны. И
весь тотъ царь костянъ, и вси семьдесятъ три жилы костяны, и становая жъ
жила кость. Такъ бы и у меня, раба Божія (имя рекъ), вси семьдесятъ три
жилы и вси семьдесятъ три жилы — суставы были бы костяны, и вся и
становая жъ жила была бы костяна, и стояла бъ она на жуѣ сто разъ и тысячу
на постреканіе, на малое мѣсто на женскую нифцу и дѣвичью: на черную, на
русую, на красную, на бѣлую и на всякую — мѣсяца молода и ветха, и на
перекройныхъ дняхъ. Аминь.
О здравіи.

Господи, благослови Боже. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Святый
Боже, свѣтлое красное солнце, вкапай въ меня, раба Божія (имя рекъ), руда
мѣдна, руда желѣзна, руда оловянна и заключи, истинной Христосъ, своими
божественными устами сердце мое. Аминь.


О сухотѣ.

Господи, Боже! Благослови отче! Во имя Отца и Сына, в Святого Духа.
Аминь. Я, рабъ Божій (имя рекъ), стану, благословясь, пойду, перекрестясь,
изъ ызбы дверьми, изъ двора воротами; пойду далече, въ чистое поле. Естъ
далече, въ чистомъ полѣ, славная рѣка Непрь. Какъ изъ той рѣки Напра
выноситъ ярой осенной ледъ, такъ бы сносило и срывало съ меня, съ раба
Божія (имя рекъ), и съ моего бѣлого тѣла, и съ ретивого сердца та свѣжая,
ключевая вода тоску и сухоту по той по рабыницѣ Божіи, (имя рекъ). Какъ
далече, въ чистомъ полѣ, мечитце бѣлой горносталь межъ темные лѣсы, —
такъ бы металась та черная остудная тоска промежъ меня, раба Божія (имя
рекъ). И тѣ бъ мои словеса силни и крѣпки; тѣмъ моимъ словамъ отнынѣ и во
вѣки. Аминь.


Отъ щепоты.

Господи, Боже благослови. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Есть въ чистомъ полѣ славное Окіянъ море. Въ томъ славномъ Окіянъ морѣ
есть бѣлой островъ. На томъ бѣломъ островѣ стоитъ золотъ стулъ. На томъ
золотѣ стулѣ сѣдитъ староматера жена, во правой руки держитъ золоту
иголочку съ восковой ниточкой, зашиваетъ у меня, у раба Божія (имя рекъ),
кровавыя желѣзныя раны, укладныя раны: тѣло къ тѣлу, мясо къ мясу, жилу
къ жилы, кость къ кости, жила къ жилы, суставъ къ суставу, сердце къ
сердцу, печень къ печени — и чтобъ ни щепело бы и не болѣло у раба Божія
(имя рекъ), щицѣло бъ и болѣло у мертваго во гробѣ. И стани моя красная
кровь, запекися и не капи у меня, у раба Божія (имя рекъ), отнынѣ и до вѣка,
и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Промышлять звѣря или птицы.

Господи, Боже благослови. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду перекрестясь, изъ ызбы
дверьми, изъ двора воротми, путемъ-дорогою — въ чистое поле, въ черные
лѣсы и въ зеленую дубраву, на промыслы, промышлять всякаго звѣря и всякую птицу. Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), въ чистомъ полѣ на востокъ
лицемъ, на западъ хрептомъ; и помолюся я, рабъ Божій (имя рекъ), матере
Пресвятыя Богородицы: снеси, мать Пресвятая Богородица, Владычица, Духа
Святаго съ небесъ; настави мя, Госпоже, раба Божія (имя рекъ), ходечи въ
темныхъ лѣсахъ промышляти всякаго звѣря и всякую птицу. И сохрани меня,
мать пресвятая Богородица, Владычица, своею ризою нетлѣнною, Духъ
Святъ посли съ небесъ — отъ уроковъ и отъ призоровъ, и портежи, и отъ
своей думы, и отъ своей мысли, и отъ товарищевой думы, и отъ товарищевой
мысли, и отъ всякаго лихого человѣка, и завидливаго глаза, и отъ старца, и
отъ старицы, отъ еретика, отъ колдуна и отъ колдуньи, отъ *нецензурная брань* и отъ
*нецензурная брань*, отъ кудесника, отъ кудесницы, отъ клеветника и отъ клеветницы,
отъ красноглаза и отъ бѣлоглаза, и отъ черноглаза и отъ бѣловолоса, и отъ
русоволоса, и отъ красноволоса, и отъ черноволоса, и отъ двоезуба, и отъ
троезуба, и отъ двоежена, и отъ троежена, и отъ сопливца, и отъ возгривыя, и
отъ пучеглаза, и отъ кривого, и отъ слѣпого, и отъ плѣшатаго, и отъ попа, и
отъ попадьи, и отъ бѣлоголовки, и отъ двоеголовки, и отъ челоголовъ, и отъ
вдовца, и отъ вдовицы, и отъ отрока, и отъ отроковицы, и отъ жосоля, и втай
смотрящихъ, и въявь смотрящихъ, и съ хвоста смотрящихъ, изъ избы
смотрящихъ1), изъ окна смотрящихъ и сквозь околницу смотрящихъ, изъ
дверей смотрящихъ, изъ сѣней смотрящихъ, изъ воротъ, исъ-подъ воротъ
смотрѣть, изъ тыну смотрѣть, и встрѣчю идучи смотрящихъ, и зъ зади идучи
снотрящихъ. И сохрани мя, мать пресвятая, пречистая Богородица,
Владычица, пошли Духа Святаго съ небесъ, и меня, раба Божія (имя рекъ),
ризою нетлѣнною сохрани отъ уроковъ и отъ призоровъ, и отъ портежевъ, и
отъ своей думы, и отъ своей мысли, и отъ товарищевой думы, и отъ
товарищевой мысли, и отъ всякаго лихого человѣка, и завидливаго глаза. И
чтобъ меня, раба Божія (имя рекъ), никто не могъ ни поткнуть, не испортить,
ни думою подумать, ни мыслію помыслить. Хто не могъ изъ меня, раба Божія
(имя рекъ), и крови испить, и тотъ бы меня, раба Божія (имя рекъ), не
поткнуть и не испортить. И хто не можетъ въ лѣси лѣсу изчитать, и тотъ не
могъ бы меня, раба Божія (имя рекъ), испортить. И хто не можетъ въ лѣсу
хвои исчитати, и тотъ не могъ меня, раба Божія (имя рекъ), не поткнуть, не
испортить, ни думою подумать, не мыслію помыслить не въ полнѣ мѣсяцѣ,
не въ перекровѣ мѣсяцѣ, не въ полнѣ мѣсяцѣ, не въ ущербѣ мѣсяцѣ, не въ
межныхъ дняхъ, не на утрянной зори, не на вечерней зори, не на всходѣ
солнышномъ, не по закату солнца, ни въ день при солнцѣ, ни въ нощи при
мѣсяцѣ, не въ утряхъ рано, не въ вечеряхъ поздо. Постави Госпоже, мать,
пресвятая Богородице, Владычице, Духъ Святъ съ небесъ, закрой своею
ризою нетлѣнною и кругомъ меня, раба Божія (имя рекъ), тынъ желѣзной отъ
уроковъ и отъ призоровъ, и отъ портежевъ, и отъ своей думы, и отъ
товарищевой думы, и отъ своей мысли, и отъ товарищевой мысли, и отъ
земли до небесъ, и отъ неба до земли, со всѣ со четыре стороны, — и чтобъ
меня, раба Божія (имя рекъ), не хто не могъ не поткнуть, не испортить, ни
думою подумать, не мыслію помыслить отнынѣ и до вѣка. Нынѣ и присно, и
во вѣки вѣковъ. Аминь. Выйди промышлять въ лѣсъ, стань на востокъ лицемъ, на запатъ хрептомъ и
проговори на топъ да и плюнь на себя и разотри 3-жды.



Иглу сквозь щеку проводить, медь, железо — не болитъ, не щемитъ.

Море котлянѣетъ, кровь не канетъ у меня, раба Божія (имя рекъ) ни въ
семидесяти жилахъ, ни въ семидесяти костяхь. Уляхся, щепота и ломота моя,
всегда, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Корова млеко потеряетъ.

Наговаривать на воду и на крапиву. И этой крапивой подойникъ парить. И на
дресвяный камень.

Молитва

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Есть славное Окіянъ-море. На
томъ на славномъ Окіянѣ-морѣ есть бѣлъ островъ. На томъ на бѣломъ
островѣ есть бѣлой камень. На томъ бѣломъ камени сѣдитъ пречистая
Богородица, Мати Божія на престолѣ своемъ. И какъ ты, пресвятая
Богородица, испустила моря и рѣки, и озера изъ одного мѣста, исъ-подъ
бѣлого камени; такъ ты, пречистая Богородице, испусти молоко изъ моея
милыя животины, исъ коровы (какова шерсть), изъ разныхъ шерстей, изъ ея
вымя. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа и нынѣ, и присно, и во вѣки
вѣковъ. Аминь.

Против железа

Есть въ Окіянъ-морѣ желѣзной камень, заваленъ булатнымъ бревномъ. И
подъ тотъ камень ушла зубатая щука. И какъ той щуки исъ того каменя вонъ
не бывать, такъ бы рабу (имя рекъ) сей бы желѣзной иглы изъ бѣла тѣла не
исходить. Заключаемъ бревенная уста и руки всегда, нынѣ и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.



Молитва отъ грыжи избавлять.

Господи, Боже. Благослови, отче! Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Аминь. Есть море-окіянъ. И въ томъ морѣ-окіянѣ есть бѣлой камень Латырь,
высота его ξ 60 саженъ, долгота его 60 саженъ. На томъ камени Латыри
стоитъ хрустальной теремъ. И во томъ хрустальномъ терему стоитъ золотъ
стулъ. На томъ золотомъ стулѣ сѣдитъ красная дѣвица, подпоясалась золотымъ поясомъ, подперлась золотымъ посохомъ. — „Государони ты,
красная дѣвица, дай ты мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), грыжныхъ словъ
добрыхъ. Грызетъ у раба Божія (имя рекъ) и вотчину золотная грыжа, л̃стова
грыжа, пуповая грыжа, мокрая грыжа, костянная грыжа, бѣлая грыжа,
красная грыжа, родимая грыжа, привязанная грыжа, кила грыжа и
изотеческая грыжа, сердечная грыжа, делная грыжа, подпуповная грыжа,
поясовая грыжа, водянная грыжа, кровавая грыжа, пригнойная грыжа,
суставная грыжа, нутрянная грыжа, верхняя грыжа, ручная грыжа, ножная
грыжа. Грызетъ та грыжа ветху мѣсяца и молоду мѣсяца, и въ перекрои
мѣсяца; по утряннымъ зорямъ и по вечернимъ; по всякой день, по всякой
часъ и по всякое время“. — И зговоритъ красная дѣвица: „Ой еси ты, Грыжа!
пошла еси ты, Грыжа, отъ раба Божія (имя рекъ) въ пучину щукою; и ты
выйди изъ него (или изъ нея) и пади къ бѣлому каменю; буди тамо до
скончанія вѣка. Доспѣй себѣ грыжа въ камени гнѣздо кругло, а не грызи ты у
меня, раба Божія (имя рекъ), вотчины, ни крови, ни тѣла, ни кости, ни
мозговъ. Грызи себѣ, злая Грыжа, у тридевяти рѣкъ головы, а не ѣшь ты, злая
Грыжа, у раба Божія (имя рекъ) ни тѣла, ни крови, ни костей, ни мозговъ.
Грызи себѣ, злая Грыжа, у тридевяти предметов головы, а не ѣшь ты, злая
Грыжа, у раба Божія (имя рекъ) ни крови, ни тѣла, ни костей, ни мозговъ.
Грызи себѣ, злая Грыжа, у тридевяти древъ головы, а не ѣшь ты, злая Грыжа,
у меня, раба Божія (имя рекъ), ни крови, ни тѣла, ни костей, ни мозговъ.
Грызи себѣ, злая Грыжа, горькое древо осину, а не ѣшь ты, злая Грыжа, у
раба Божія (имя рекъ) ни крови, ни тѣла, ни костей, ни мозговъ отнынѣ и до
вѣка, и до гробной доски; въ день и въ ночь, по всякой часъ. Спаси,
пречистая Богородице, святый Господь, Козмо и Даміянъ, — и предстаньте,
государи, въ помощь къ сему нашему дѣлу. Которое слово вырвано, то бъ
было вставлено; которое слово напреди то бъ было назади; кое слово назади,
то бъ было напереди. Чтобъ не было больше мастера меня, раба Божія (имя
рекъ); ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), отъ востоку и до западу, отъ юга и до
сѣвера, и мнѣ, рабу Божію (имя рекъ) на здравіе, души моей на спасеніе,
болѣзни моей на исцѣленіе, словамъ моимъ на прибыль — до умертвія тѣла
моего, во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говори трижды на сало ворванное наштикисъ и натерино млеко. А мазать
безъимяннымъ перстомъ или щучьими зубами противъ того мѣста, гдѣ
грызетъ.


Заговоръ противъ тоски по женщинѣ. Отсуха.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Стану я, рабъ Божій,
благословясь, пойду, перекрестясь, въ чистое поле, въ зеленые луги, къ
матерѣ рѣки (имя рекъ). И какъ у матки рѣки береги стоятъ не розно, а другъ
по другѣ, не толкутся и вмѣстѣ не сходятся, и течетъ та рѣка на нисъ
безотпятно и безповоротно во вѣкъ по вѣку, и съ тѣхъ береговъ смываетъ и изрываетъ всякіе наносы и приносы и носитъ, и сноситъ сулой на мхи и на
болота, и внисъ по рѣкамъ на дикіе острова и на чемерису, опричь русскихъ
людей, — и съ раба Божія (имя рекъ) сходила бъ тоска и сухота смертная и
переломная, и женская красота. И какъ та матка-рѣка не имѣетъ тоски и
сухоты въ себѣ, — и тако бъ и я, рабъ Божій (имя рекъ), не имѣлъ бы въ
своемъ сердцѣ тоски и кручины и злыя женскія красоты отнынѣ и до вѣку.
Аминь. И какъ сей новопреставльшійся мертвецъ (имя рекъ) отсталъ сего
свѣта и отъ колокольнаго звону, и отъ пѣнія церковнаго, и отъ міра
крещеннаго, и не чуетъ, и не слышитъ на своемъ сердцѣ ни тоски, ни сухоты,
ни злыя женскія красоты, — такъ же бы и я, рабъ Божій (имя рекъ), отсталъ
отъ сей рабы Божіей (имя рекъ) тоски. Аминь.


Молитва заклинательная Марка Ѳряческаго.

Иже принуди бѣса исповѣдати, колико есть могущихъ словомъ изгнати бѣсы,
и како бѣсы боятся его. По искушеніи преподобнаго Марка, иже дерзну, аки
добрый воинъ Христовъ, самъ единъ обратися со ополчающимъ враговъ
душепагубныхъ и возжделѣ зѣло въ затворѣ.


Молитеся Богу, всегда помышляя о затворническомъ житіи, Господь
глаголетъ сіе: „ты же, егда молишися, вниди въ клѣть и, затворивъ двери
твоя, помолися Отцу твоему втайнѣ — и Отецъ твой, видяй втайнѣ, воздастъ
тебѣ явѣ“. Но добрый отецъ возбранихуся ему, отнюдь сего не творити, аки
паче иныхъ, терпящихъ брань отъ прелестнаго врага. Воспомянухъ бо, како
тамо одолѣхъ врагъ Марко, обращашеся съ ними наединѣ ихъ, егда многими
споспѣшествующихъ молитвами, воздвигоша тогда прощенія, иже созданъ
бо и тамо начавшія въ затворѣ зѣло подвизатися и жити, и о спасеніи своемъ
велія тщанія имѣти, по вся дни на большія труды простираяся, умервщляя
вся страсти похотныя гладомъ воздержанія, посѣкая тѣхъ мечемъ
духовнымъ, сіе есть глаголомъ молитвы; лукаваго же разженныя же стрѣлы
водою слезъ погашая.

И тако благодатію Божіею не точію самъ уязвенія бѣсовскаго страненъ бѣ, но
и пріялъ отъ вседаровитаго Господа даръ исцѣленія чудотворно различныя
язвы и недуги въ людехъ, изгоняти бѣсы. Къ сему убо, божественному,
между иными приведенъ бысть нѣкогда для изцѣленія человѣкъ, одержимъ
бѣсомъ, зѣло лютымъ и крѣпкимъ, яко древо неудобное, носимо десятію
мужи, онъ единъ, вземъ, заверзаше. Желая прославленія быти благодати
отечествія своего духовнаго, глаголю къ Марку, и повелъ таковаго человѣка
тамо вести. Тогда бѣсный нача вопити: „Къ кому посылаеши мя? Азъ бо не
знаю приближитися къ нему святыхъ ради положеніи. Въ ней же тридесять
живущихъ чернорисцевъ, ихже боюся, съ прочими же брань имамъ“. Сія
обладати бѣсному исповѣдавшу, повелъ паки нуждею его паки тамо влещи, да глаголанная имъ паче увѣрено будетъ. Влекущимъ убо вѣдуще, яко
николиже бѣсный бывалъ и никогоже знаетъ въ немъ. Вопросиша его:
„Которыи суть, ихже ты боишися?“ Бѣ бо тогда всѣхъ сто и осмьдесятъ.
Бѣсный же изочте по имени тридесять и глаголя: „Сіи вси словомъ единымъ
изгнати мя могутъ“. И рекоша ему паки тіи влекущіи: „Мы хощемъ
затворитися“. Онъ же отвѣщая: „Кая польза мнѣ есть съ мертвыми братися?
тіи бо нынѣ небольшія дерзновенія имутъ къ Богу молитися о всѣхъ
черноризцехъ, приходящяхъ къ нимъ. Но аще хощетъ брань мою видѣти,
кромѣ бо тридесяти, якоже рекохъ, съ прочими всѣми братися могу“. И нача
показывати силу свою, глаголя, просторѣча всѣми языки, ихже николиже
слышасте человѣкъ той, яко зѣло убоятися влекущимъ его, дивящимся
измѣненію языка его и разногласію. Таже прежде даже не внити имъ,
изгонящимъ бѣсы, зѣло страшна бѣсомъ, и отбѣже бѣсъ отъ человѣка,
нечистой той духъ, и нача изцѣлѣвый добре творити и смыслити, сущіи же съ
нимъ радостни быша и впидоша съ тѣмъ же, воздаянія ради хвалы Богу. Еже
увѣдавъ, пріиде со всею таможде въ церковь и не знаяше менѣ и иже единаго
отъ всѣхъ тридесяти, ихже нарече бѣснуяся. Тогда вопросиша его: „Кто
изцѣливъ тя?“ Онъ же, взирая на образъ пресвятыя Богородицы, глаголаше:
„Яко съ тою срѣтоша насъ святіи отцы, тридесять числомъ, и таке изцѣлѣвъ“.
Ныже убо тѣхъ помянеши, въ лице же ни единаго знаеши тогда изгнати бѣса.
Ему же слава во вѣки вѣкомъ. Аминь.


Заговоръ отъ двѣнадцати лихорадокъ.

Сорокъ разъ: „Господи, Іисусе, Христе, Сыне Божій, помилуй мя, раба Божія
(имя рекъ)“.

Двѣнатцать разъ — „Богородицу“...

Избавь, Господи, отъ двѣнадцати кумохъ, отъ Иродовыхъ дочерей, худыхъ,
босыхъ, нагихъ.

Тринатцать разъ говорить.

Заговоръ, чтобы деньги велись.

Господи, благослови.

Ходи сіе древо на деньги: на злато, сребро и мѣдь. Деньги въ землѣ скрыты;
утаенно сребро, разженно, искушенно, отъ земли очищенно седмерицею. Ты,
Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны отъ рода сего и во вѣкъ. Аминь.

Молитва заклинательная.
Аще Господь самъ спасался на Валивонцкой горѣ сорокь дней и сорокъ
нощей, себя показывалъ болящимъ рабомъ Божіимъ на исцѣленіе, душамъ на
спасеніе. Прилетѣлъ діявольской ангелъ Господа Бога исцѣляти: кто можетъ
кромѣ мене лѣчить, я всѣмъ лѣкарь! Аще загорится сей камень, сожгися сей
діаволъ во огнѣ. Силою честнаго и животворящаго Креста Господня
заклинаю тя. Преврати, Господи землю камнемъ, вглубь ходу нѣту. з-се-ме-1)
преврати, Господи, въ нашу пользу. Аминь.

1 ) Какія то странныя слова.

Заговоръ противъ оружія

Бога, Господа нашего, Іисуса Христа заговариваюсь и своимъ златымъ
щитомъ меня, раба Божія (имя рекъ), стрѣлять стрѣлою желѣзною и ударить
саблею, и ткнуть копіемъ и рогатиною, и всякимъ каленымъ желѣзомъ. И
пойдетъ стрѣла-желѣзница отъ меня, раба Божія (имя рекъ), во всякое желѣзо
сѣкучее и каленое, и простое. И пойдетъ изъ столпа въ дубъ, изъ дуба
пойдетъ во всякое древо; из древа пойдетъ за море Хвалынское. Похвала отца
отъ стрѣлы-желѣзницы, отъ сабли и рогатины, и сѣкиры доспѣшныя, отъ
булата краснаго и синяго, отъ стали и ножа, и отъ чинжала, и отъ свинцу, и
отъ мѣди, и оть проволки мѣдныя и желѣзныя, и отъ всякаго приправу
желѣзнаго. Лежитъ ли бѣлъ каминь Алатырь въ мори-окіянѣ, кругъ того
камня тридесять замковъ желѣзныхъ. И сколь тѣ замки крѣпки — моего
супостата стрѣла втуне бываетъ и сѣкира за поясомъ, и рогатина въ рукахъ у
всякаго лихова человѣка. Стоитъ ли пречистая Богородица, мати Христа Бога
нашего, своею ризою защищаетъ меня, раба Божія (имя рекъ), отъ стрѣлъ-
желѣзницъ и отъ булата, и отъ сабли, и отъ сѣкиры доспѣшныя, рогатины и
свинцу, и мѣди, и отъ проволки, и всякаго приправу желѣзнаго. Стоитъ
великій Николае Чюдотворецъ и отженяетъ отъ меня, раба Божія (имя рекъ),
всякаго лихова человѣка, немирнаго, емлющаго за руку и за волосы, и за всѣ
составы; не пущаютъ моего супостата, лихова человѣка, и стрѣлы изъ рукъ
его. Сколь крѣпки въ окіянѣ-морѣ тридесять замковъ, столь бы и на меня,
раба Божія (имя рекъ). Сколь крѣпка на бѣломъ камнѣ кора, столь бы крѣпко
было мое тѣло, раба Божія (имя рекъ). На горахъ каменныхъ стою я, рабъ
Божій (имя рекъ), покланяюся на всѣ четыре стороны Исусу Христу,
Вышнему Творцу, и Храброму Георгію, и архистратигу Михаилу, и всѣмъ
небеснымъ силамъ, Гавріилу и Козмѣ и Доміяну, и архидіякону Стевану, и
святымъ апостоломъ Петру и Павлу, и всѣмъ святымъ апостоломъ. И
ставлюся я, рабъ Божій (имя рекъ), въ горшокъ и въ котелъ желѣзной; и
покрываюся церковію желѣзною, отыкаюся кругъ себя, раба Божія (имя
рекъ), въ тридесять тыновъ желѣзныхъ, и замыкаюсь въ тридесять замковъ
желѣзныхъ отъ своихъ супостатовъ и отъ всѣхъ воиновъ, и немирнаго плеча,
отъ вѣдуна и отъ вѣдуницы, отъ отрока и отроковицы, отъ всякаго лихаго
человѣка. Тогда меня, раба Божія (имя рекъ), испортятъ, когда на небеси
перещитаютъ звѣзды частыя и коли окіянъ-море высохнетъ, и когда тѣ ключи изъ моря-окіяна востанутъ, и коли ту змію исъ того камня выгонятъ. И коли
тѣ ключи востанутъ, и коли та змія-скоропивка востанетъ, — тогда меня,
раба Божія (имя рекъ), сыщутъ вѣдуны и вѣдуницы, и всякой лихой
человѣкъ. И тѣхъ имъ въ небеси звѣздъ не перещитать, и моря не выпивать,
змія-скоропивка не выгнать, раба Божія (имя рекъ) не парчивать, а моимъ
супостатомъ и всякимъ людямъ, и воинскимъ людямъ, вѣдунамъ и
вѣдуницамъ — древенъ камень, желѣзной тынъ въ горло всегда, нынѣ и
присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


Заговоръ противъ оружія.

Бога, Господа нашего Исуса Христа, заговариваю я, рабь Божій (имя рекъ),
тѣло свое грѣшное отъ стрѣлы и отъ сабли, и отъ рогатины, и отъ сѣкиры
доспѣшныя. Буди тѣло мое грѣшное крѣпче камени и булата, и всякія вещи,
и желѣза простого, и паче мѣди. Помилуй, Господи, раба Божія (имя рекъ)
отъ пули и ядеръ, и стрѣлъ... Крестъ Господень, миръ Господа, Бога и Спаса
нашего, Исуса Христа. Стой, стрѣла, не ходи до меня, раба Божія (имя рекъ)!
Не ходи, стрѣла, чрезъ Дѣву Марію и чрезъ пророка Іоанна, Крестителя
Господня, и чрезъ ангели и архангели, и чрезо вся святыя жены, и чрезъ вся
праведные христіяны, которые поживши въ заповѣдехъ и въ законѣ
Господни! Стой, стрѣла, не ходи до меня, раба Божія (имя рекъ), повелѣніемъ
Бога и праведнаго, чрезъ Благовѣщеніе пресвятыя Богородицы! Стой, стрѣла,
не ходи до меня, раба Божія (имя рекъ), чрезъ обѣщаніе милосердіе Божіе!
Стой, стрѣла, не ходи чрезъ терновъ вѣнецъ, который былъ на главѣ Господа
нашего, Исуса Христа! Стой, стрѣла, не ходи до меня, раба Божія (имя рекъ),
чрезъ копія и гвоздіе Господа нашего и Спаса, Исуса Христа, всемогущаго
Бога, иже никтоже не можетъ сокрушити служебника своего, раба Божія (имя
рекъ), и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.


Заговоръ противъ оружія.

Есть езеро желѣзное; есть царь желѣзный. И тотъ царь имѣетъ власть, и
защищаетъ отъ всякаго желѣза меня, раба Божія (имя рекъ), отъ сабли и
копія, и отъ мѣди, и рогатины и отъ топора, и ножовъ, и отъ всякія дѣтели
приплодныя. Помилуй, Господи, насъ, истинный Христосъ, Царь Славы
небесной, мене, раба Божія (имя рекъ): роса буди о всякое желѣзо. Поведи,
Царь, стрѣлы прочь отъ меня, раба Божія (имя рекъ), во всякое древо и
желѣзо, клей — въ рыбу, а рыба — въ море; а перья — во птицу, а птица —
въ небо; полети отъ меня, раба Божія (имя рекъ), всякое желѣзо и всякія
стрѣлы, и рогатины, и копія, и сабли, и кинжалы, и топоры — прочь отъ
меня, раба Божія (имя рекъ), нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:53 am

Заговоръ противъ оружія.

Да воскреснетъ Богъ и разыдутся врази его, и да бѣжатъ отъ лица его
ненавидящіи его, яко исчезаетъ дымъ, да исчезнутъ бѣси отъ лица любящихъ
Бога; буди путь ихъ тьма и ползокъ, и ангелъ Господень прогоняя ихъ,
видящіи мя вонъ бѣжаша отъ мене, раба Божія (имя рекъ), падутъ на нихъ
угліе огненно, низложиши ихъ во вратѣхъ, благословеніе Господне на главѣ
моей, всуе зубы супостатомъ сокрушилъ еси, Господи, и на мнѣ
благословеніе. Азъ уснухъ и спахъ, яко Господъ заступитъ мя Суди, Господи,
обидящимъ мя, возстани на борющія мя, возстани, сокруши, Господи, подъ
ноги наша, да покорены были бы намъ и падшіи подъ ноги нашими.
Сокруши, Господи, лукъ ихъ и стрѣлы, и пищали, и пушки, и пули, свинецъ и
олово, и всякое желѣзо, и древо ихъ. Крестомъ ограждаюся, супостатомъ
своимъ сопротивляемся, не боящеся его коварства и ихъ обаятельства, яко
гордость ихъ упразднися и попранъ бысть на древѣ крестнѣмъ. Силою
распятаго Христа спаси, Господи, люди своя и благослови достояніе свое.
Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и нынѣ, и присно и во вѣки вѣкомъ.
Аминь.

Заговоръ на ружье и порохъ.

Идетъ Адамъ дорогой,
Несетъ въ рукахъ колоду.
Порохъ — грязь,
Дробь — прахъ.
Я въ ево насцу,
Онъ меня не убьетъ,
А отъ мово выстрѣла не уйдетъ.
Нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.


Молитва отъ сердоболи.

Боже великій, Господи, Исусе Христе, Сыне Божій, иже еси разрѣшилъ по
твоему смотрѣнію, иже суть были во гробѣхъ отъ всѣхъ вѣкъ. Разрѣши,
Господи, болѣзнь сію сердечную рабу своему (имя рекъ) всегда и нынѣ, и
присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.


Молитва
грознаго архистратига Михаила, чиноначальника небеснымъ силамъ. Отъ
ускопу. Аще человѣку поднесутъ или на чемъ подадутъ [отъ порчи].

Найди на полѣ два кола огородныя вмѣстѣ съ увиткою и вырѣжь по
жеребейку исъ каждаго кола, и почерпни воды исъ проносу (русло), и вложи оныя въ воду, два жеребейка, и прочитай молитву архангеломъ трижды, и
пить оную отъ порчи.

Господи, Исусе Христе, Сыне Божій, помилуй насъ. Аминь.

Господи благослови отче. И архангелы Михаилъ, Гавриилъ и Уріилъ, и
Рафаилъ, и всѣ зрятъ у дверей Господнихь, и держатъ скипетры въ рукахъ
своихъ, иже хранятъ Господне, и дивятся множество ангелъ и архангелъ, и
рекутъ: проклените Сатану со діявольскою силою и спадшею въ
подземельную пропасть, въ бездну адову, идѣже Мамонтъ, бѣсъ проклятый,
и Люцыперъ зломышленный, Сатана треокаянный. Да не прикоснется или
преисподнія, или воздушныя силы ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), или дому
моему, или роду и подроду моея исчадіи ни во дни, ни въ нощи, ни на пути,
ни при рѣкахъ и берегахъ, моряхъ и рѣкахъ, и езерахъ, и источнікахъ
водныхъ, при горахъ и холмахъ, и пескахъ, и на распутіяхъ, и водахъ, и при
косогорахъ, и дебряхъ, и лѣсахъ, и во боротахъ, и при поляхъ, и огородахъ, и
разныхъ садахъ и усадахъ, истокахъ и кладязяхъ, и во всякомъ построеніи
жиломъ, дворномъ и недворномъ, полевомъ и степномъ, ниже въ храмѣхъ
Божіихъ и молитвенныхъ домѣхъ, ни при роспутіи часовенокъ, которыя при
накрытіи лѣсномъ, отъ низпаденія, отъ воздуха. Да не утаится отъ знаменія и
силы честнаго и животворящаго Креста Господня. Аминь. Но соблюди,
Господи, Исусе Христе, Сыне Божій, молитвами пречистыя и
препрославленныя Владычицы нашей, Богородицы, Приснодѣвы Маріи и
всѣхъ святыхъ, спаси мя, раба Божія (имя рекъ), во дни и въ нощи,
предстоящихъ и молящихся за ны и за всѣхъ православныхъ и
согрѣшившихъ предъ тобою и пречистымъ единороднымъ Сыномъ твоимъ,
Господемъ нашимъ, Исусъ Христомъ. Аминь.

Молитва святыхъ двѣнадцати апостолъ

и прочихъ семидесяти двухъ пророкъ, и праведныхъ святителей, Василія
Великаго, Григорія Богослова, Іоанна Златоустаго, великомученикъ и
мучениковъ, преподобныхъ отецъ нашихъ Іоакима и Анны и всѣхъ святыхъ
молитвами. Аминь.

По окончаніи молитвъ архангельскихъ, надъ чѣмъ говорилъ, велѣть
больному сдожить крестъ въ руцѣ тѣлесный и перекреститься, глаголя:
Господи, Исуси Христе, Сыне Божій, благослови и освяти меня, раба Божія
(имя рекъ), и сохрани мя силою Креста животворнаго ти. Трижды
нерекрестпсъ и ирнлоншсь трижділ.


Молитва первая.

Царю небесный...
Господи, Исусе Христе, Сыне Божій, помилуй меня, раба Божія (имя рекъ), и
рабовъ Божіихъ новосочетавшихся бракомъ: раба Божія (имя рекъ) и рабы
Божіей (имя рекъ). Господи благослови. Амінь.

Псаломъ 90.

Живый въ помощи вышняго въ кровѣ Бога небеснаго водворится, речетъ
Господеви: заступникъ мой еси — рабъ твоихъ (имя рекъ). Заступи, спаси и
сохрани, и помилуй отъ скорби, болѣзни душевной и тѣлесной, и сердечной.
Ты еси и прибѣжище мое, Богъ мой, и уповаю нань, яко той избавитъ тя отъ
сѣти ловчи и отъ словеси мятежна; плещма своима осѣнитъ тя и подъ крылѣ
его надѣешися; оружіемъ обыдетъ тя истина его, не убоишися отъ страха
нощнаго, отъ стрѣлы, летящія во дни, отъ вещи, во тьмѣ преходящія, отъ
сряща и бѣса полуденнаго. Ограждаюся, рабъ Божій (имя рекъ), именемъ
Исусъ Христовымъ и животворящимъ Крестомъ. Благослови и освяти,
Господи, и будь милостивъ рабомъ твоимъ, якоже прежде послалъ еси
архангела своего Рафаила со отрокомъ Товитомъ избавити отъ пожренія
рыбы и твоею неищетною и богатою милостію соопредѣлилъ еси раба Божія
(имя рекъ) отца и матери и обладаему дѣвицу древнимъ зміемъ Люцеперомъ,
и сокруши его въ полунощи мечемъ невидимо силою архангеламъ твоимъ, и
пресыпа его въ прахъ и пепелъ. Аминь. Падаетъ отъ страны твоея тысяща и
тьма одесную тебѣ, къ тебѣ же не приближится. И нынѣ сотвори милость
надъ симъ рабомъ Божіимъ (имя рекъ), якоже и прежде. Обаче очима своима
смотриши и воздаяніе грѣшникомъ узриши, яко ты, Господи, упованіе мое,
вышняго положилъ еси прибѣжище твое; не пріидетъ къ тебѣ зло и рана не
приближится тѣлеси твоему, яко ангеломь своимъ заповѣсть о тебѣ
сохранити тя во всѣхъ путехъ твоихъ. Сохрани, Господи, во всѣхъ путехъ
твоихъ раба твоего (имя рекъ) отъ потвора людскаго, мужеска пола и
женскаго, и всякаго званія сопротивнаго и богоотступнаго чиновна и
подчиновнаго, и разноязычнаго отъ икоты, потяготы, ломоты, тоски и утопа
банняго и передбанняго, налетна и потворна, и костоломна, и чернонемошна,
и кровоточна, проходна и утробна, предгрезъ и переполоха дневнаго и
нощнаго, и оболученія всякія дичи, невстанихъ обоего пола, опышки,
одышки и волоченія, и всякаго дичи насланныхъ отъ еретикъ и еретіцъ,
колдуновъ и колдуней, вѣдуновъ и вѣдуней избѣди слеса и переполохи, и
всякія дичи отъ души и сердца, изо всея плоти и утробы, изъ главы и мозгу,
отъ персей, изъ рукъ, изъ ногъ и всякія крови жильной и поджильной, и мозгу
костнаго, и живицы и подноготія. Иже аще реклъ еси, Владыко,
человѣколюбче Господи, въ писаніихъ своихъ: аще чисто соблюдеши душю
свою мене ради и Матере моея, на рукахъ возьмутъ тя, да не когда преткнеши
о камень ноги твоея. Господи, силою честнаго и животворящаго Креста
твоего огражденіемъ спаси и сохрани, наступати на змія и скорпія, на аспида
и василиска наступіши и попереши льва лютаго и змія дракона, яко на мя
упова и избавлю и, покрыю и, яко позна имя мое воззоветъ ко мнѣ. Аминь. Псаломъ 10.

Глаголы моя внуши, Господи, разумѣй званіе мое, вонми гласъ молитвы
моея, Царю мой и Боже мой, яко къ тебѣ помолюся, Господи, — заутра
услыши гласъ мой и услышу и, съ нимъ есмь въ скорби, изму и, прославлю
его, долготу дній исполню и, и явлю ему спасеніе мое. Слава Отцу и Сыну, и
Святому Духу и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь. Аллилуіа трижды.

И дать выпить, внедогатку спрыснуть. Потомъ молитва архангеломъ, которая
впереди.


Заговоръ отъ родимца.

1) Забаиваю и заговариваю я, рабъ Божій (имя рекъ), или раба Божія (имя
рекъ), у сего младенца (имя рекъ) дитимецъ и родимецъ изъ мозговъ, съ
костей, съ ретива сердца, изъ тридевяти жилъ, изъ тридевяти костей, изъ
тридесяти суставовъ, чтобы не ломило и не щемило. Аминь. Аминь. Аминь.
2) Заговорилъ, зааминилъ я, рабъ Божій (имя рекъ), (или раба Божія (имя
рекъ)) дитимецъ и родимецъ, и всякую немочь у раба Божія, младенца (имя
рекъ) во вѣки вѣковъ. Чего я самъ не договорилъ, или чего мастеръ не
доучилъ — то всѣхъ напередъ. Будьте мои слова тверды и крѣпки въ ключъ,
въ замокъ во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить трижды на воду или молоко парное.


Слова на присуху.

Господи, благослови. Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Лягу, не
благословясь; встану, не перекрестясь; выйду изъ избы не дверями, со двора
не воротами, не на путь, не на дорогу. Пойду путемъ и дорогой, выйду въ
чистое поле, на край синяго моря. Въ чистомъ полѣ, на краю синяго моря
поставлены три огненныхъ пещи: печь изращатая, печь желѣзная и печь
булатная. Во тѣхъ трехъ печахъ горятъ-разгараются, таютъ-растопляются
дрова дубовые, дрова смолевые, Такъ бы горѣло-разгоралось и таяло-
растоплялось ретиво сердце у раба Божія (имя рекъ) по рабѣ Божіей (имя
рекъ), чтобы не могъ оный рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабы Божіей (имя
рекъ) не жить, не быть, не съись, не испить, ни часу счасовать, ни вѣку
свѣковать, ни малой минуты миновать. Показалась бы раба Божія (имя рекъ)
рабу Божію (имя рекъ) краше краснаго солнышка, свѣтлѣе свѣтлаго мѣсяца.
И не могь бы рабъ Божій (имя рекъ) не въ квасѣ запить, ни въ хлѣбѣ заѣсть,
ни въ жаркой банѣ замыться безъ рабы Божіей (имя рекъ). Сохнулъ бы онъ и вянулъ день и ночь, и всякую пору, и всякій часъ, и всякую минуту, и во
всякомъ мѣстѣ. Тѣмъ моимъ словамъ ключъ и замокъ, во вѣки вѣковъ.
Аминь. Аминь. Аминь.

Говорить три раза.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 9:54 am

Заговоръ на грыжу.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Забаиваю и закаливаю я, рабъ
Божій (имя рекъ), у раба Божія, младенца (имя рекъ), пуповую грызь,
хребтовую грызь, сердечную грызь, головную грызь, паховую грызь,
лобковую грызь, во вѣки вѣковъ. Аминь 3-жды.

Говори въ деготь трижды и помажь.


Остановить кровь.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Не я говорю, говоритъ
истинный Христосъ и сама мать Пресвятая Богородица. Идетъ конь карь,
человѣкъ идетъ старъ; идетъ старая баба, ведетъ старую собаку; собака пала,
у раба Божъяго (имя рекъ) или у рабы Божіей (имя рекъ) вся щемота отстала
и горячая кровь встала во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Скажи три раза и плюнь въ рѣзъ трою по трою.

Отъ укушенія бѣшенымъ животнымъ.

На морѣ на Окіянѣ, на островѣ на Буянѣ стоитъ крута гора Сіонъ-матушка,
на крутой горѣ растетъ дубъ-стародубъ, подъ тѣмъ дубомъ-стародубомъ
лежитъ цѣпь желѣзная, обвита вокругъ дуба, къ этой цѣпи привязанъ старый
бѣсъ, собака: Ой, ты, собака, старый бѣсъ, унимай свой лютый гнѣвъ, свою
ярость, свой кусачій зубъ. Если укусишь раба Божія (имя рекъ) — въ бѣлое
тѣло, пустишь свою черную слинь въ горячую кровь, то самъ и уймешь,
всякую болѣзнь выгонишь. А ежели не уймешь своего кусачьяго зуба, то
приду къ тебѣ я, рабъ Божій (имя рекъ), съ жезломъ стальнымъ, съ биломъ
желѣзнымъ, изгоню молитвами Господа нашего Іисуса Христа на вѣки
вѣковъ. Аминь.


Слова на присуху.

Встану, не благословясь, пойду, не перекрестясь — изъ дверей не дверми,
изъ воротъ не воротами, выйду не въ чистое поле, стану не на западъ хребтомъ. На западной сторонѣ живетъ самъ сатана, злой мучитель Иродъ
царь. Ай же ты, самъ сатана, злой Иродъ царь, пошли ты рабу Божьему (имя
рекъ) триста бѣсовъ, пятьдесятъ дьяволовъ, три и два и единаго похотного
бѣса Енаху. Ой же ты, похотный бѣсъ Енаха, разжигаешь ты горы и долы,
земли и воды, черныя брови и мягкіе тельпы, — разожги ты раба Божія (имя
рекъ) по рабицѣ Божіей (имя рекъ) въ триста костей, въ пятьдесятъ плотей, въ
три, двѣ и единою жилу, подпятную, становую: не могъ бы тотъ рабъ Божій
(имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ) ни жить, ни быть, ни часу
часовать, ни времени скоротати; сохнучи бы сохнулъ: день при солнышкѣ, въ
ночъ при мѣсяцѣ, на ветхѣ мѣсяцѣ, на новѣ мѣсяцѣ, на полнѣ мѣсяцѣ и на
перекроѣ; вянучи бы вянулъ: день при солнышкѣ, ночь при мѣсяцѣ, въ новѣ
мѣсяцѣ, въ ветхѣ мѣсяцѣ, въ полнѣ мѣсяцѣ и на перекроѣ. Какъ не можетъ
жить рыба безъ воды, такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя рекъ) безъ
рабицы Божіей (имя рекъ). Какъ не можетъ жить медвѣдь безъ матери земли,
такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ).
Какъ не можетъ быть птица безъ лѣсу, такъ не могъ бы жить рабъ Божій (имя
рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ). Какъ не можетъ жить младенецъ безъ
матери, такъ не могъ бы жить и быть рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы
Божіей (имя рекъ). Какъ никто эти слова не можетъ отговорить, такъ не могъ
бы никто отворотить раба Божія (имя рекъ) отъ рабицы Божіей (имя рекъ).
Тотъ эти слова отговоритъ, тотъ раба Божія (имя рекъ) отъ рабицы Божіей
(имя рекъ) отворотитъ, кто сочтетъ капли въ морѣ, пески морскіе, траву въ
степи, сучья въ лѣсѣ. И кто эти слова отговоритъ и раба Божія (имя рекъ) отъ
рабицы Божіей (имя рекъ) отворотитъ, стяни тому волховщику языкъ въ
темя, ясны очи на косицы. Будьте вы, мои слова, крѣпки и тверды изъ ключа
въ ключъ, изъ замка въ замокъ. Во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говорить въ питіе.


Заговоръ от грыжы.

Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, изъ дверей въ двери, изъ воротъ
въ ворота, въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ течетъ рѣка медвяная, берега
золотые; плыветъ по этой рѣкѣ рыба, а имя ей щука. Зубы у ея желѣзны,
щеки мѣдны, глаза оловянны. И тая щука желѣзными зубами, мѣдными
щеками, оловянными глазами загрызаетъ, закусываетъ и загладываетъ
лобочную грыжу, киловую грыжу и водяную грыжу, пуповую грыжу,
жиловую грыжу, кровяную грыжу у раба Божія (имя рекъ) отъ родинъ и до
первой байни, отъ первой байни и до послѣдней байни и до скорой смерти,
дитимецъ и родимецъ, и всяку лихую грызь и болѣзнь. Забаяно, заговорено у
раба Божія (имя рекъ) во вѣки вѣковъ. Аминь. Чего мастеръ не доучилъ, или
самъ не договорилъ, то всѣхъ напередъ. Будьте мои слова крѣпки и тверды,
въ ключъ и въ замокъ, во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.
Отъ зубной боли.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду я, перекрестясь и
всѣмъ святымъ помолясь, изъ дверей на дворъ, со двора въ ворота, изъ
воротъ въ чистое поле, въ восточную сторону. Въ восточной сторонѣ: на небѣ
мѣсяцъ, въ дубѣ червякъ, въ морѣ камень. Покамѣсть сіи три брата не
сойдутся вкупѣ, не будутъ на томъ камнѣ пить и гулять, до той поры и у
меня, раба Божія (имя рекъ), зубы не болѣли бы. Какъ во гробѣ мертвецъ
лежитъ, окостенѣвши и омертвѣвши, такъ бы и у меня, раба Божія (имя
рекъ), зубы закостенѣли и омертвѣли съ сего дня, съ сей минуты, съ сего часа
— на вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь.


Слова дѣвицамъ на почетъ отъ молодцевъ.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Господи, благослови, Христосъ! Встану, благословясь, пойду, перекрестясь,
изъ дверей дверьми, изъ воротъ воротами, выйду въ чистое поле, погляжу въ
подвосточную сторону: съ подвосточной стороны встаетъ заря утренняя,
выкатается красно солнышко. А и пусть я, раба Божія (имя рекъ), буду краше
краснаго солнышка, бѣлѣй свѣтлаго мѣсяца, румянѣй зари утренней и зари
вечерней, краше всего свѣта бѣлаго, всего міру православнаго. Какъ глядятъ
всѣ православные христіане на красное солнышко, на бѣлый свѣтъ, такъ
смотрѣли бы всѣ добрые молодцы на меня, рабу Божію (имя рекъ), и
почитали бы меня, и возносили бы на глазахъ своихъ; не могли бы всѣ
добрые молодцы безъ меня ни жить, ни быть, ни игры заводить. Будьте мои
слова крѣпки и прочны. Ключъ, замокъ. Аминь. Аминь. Аминь.


«Статья»

Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, по утру рано, умьюсь и
Господу Богу помолюсь; пойду изъ избы дверьми, изо двора воротами въ
чисто поле, подъ свителъ мѣсяцъ, подъ частыя звѣзды. И въ томъ чистомъ
полѣ попадутъ мнѣ встрѣчу три тоски тоскующія, три тоски сухующія и три
тоски не усыпающія. И тѣ три тоски тоскующія, три тоски сухующія и три
тоски не усыпающія падутъ къ рабицѣ Божіей (имя рекъ) въ ретивое серце,
въ мяхкое лехко, въ черную печень, въ горячую кровь, въ умъ и въ разумъ, въ
ясные очи, въ тѣлесахъ похоть, во всѣ 72 состава и во всѣ 72 жилы. Какъ
кокушица на лѣсу кокуетъ и горюетъ, подъ собой мѣста не согрѣетъ и гнѣзда
себѣ не имѣетъ, такъ же бы раба Божія (имя рекь) обо мнѣ, рабѣ Божіемъ(имя рекъ), тосковала и горевала, подъ собой никогда мѣста не согрѣвала.
Какъ въ печкѣ дрова сохнутъ и ото всѣхъ топоровъ чазнутъ, — такъ бы раба
Божія (имя рекъ) обо мнѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), тосковала и горевала,
подъ собой мѣста не согрѣвала, сохла бы и чазла на всякой день, на всякой
часъ, на всякую минуту, шестьдесятъ минутъ въ часу. Какъ безъ хлѣба и соли
никакой человѣкъ ни быть, ни жить не можетъ, такъ же бы раба Божія (имя
рекъ) безъ меня, раба Божія (ямя рекъ), не могла ни жить и ни быть. Какъ не
можетъ лежать мертвецъ безъ земли, а рыба жить безъ воды, такъ же бы раба
Божія (имя рекъ) безъ меня, раба Божія (имя рекъ), не могла ни жить, ни быть
отнынѣ и до вѣку, въ вѣкъ вѣка, сповѣдая во вѣки вѣковъ, вѣковъ. Аминь,
аминь, аминь.


Свадебное обережение.

Говорить въ замокъ и, замкнувъ, съ собой возить.

Господи, Боже, благослови. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, святый
отецъ со молитвами. Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, небомъ
покроюся, землей подмощуся, крестомъ огражуся. И пойду я, рабъ Божій
(имя рекъ), ко святому морю-Акіяну, помолюсь и поклонюсь царю морскому.
Отворяется морская пучина, выходитъ царь морской къ рабу Божію (имя
рекъ) на помочь и на пособь, на Божію милость точно. И ставитъ царь
морской желѣзныя тыны отъ земли до неба, отъ неба до земли; и около меня,
раба Божія, (имя рекъ) ставитъ и тынитъ желѣзные тыны отъ земли до неба,
отъ неба до земли; меня, раба Божія (имя рекъ) въ тѣ же тыны тынитъ; ё ї
Божіи, и подите вы всякія порчи, всякіе прикосы, всякіе вислокосы, всякіе
уполоши, переполоши, грыжи ходячіе, красную, мокрую, сухую, всяку —
усрошитесь и перепадитесь, уплавайте и пойдите въ сине море, въ морскою
пучину, подъ бѣлъ камень, подъ бѣлой островъ, и тамо выходу нень; она
государыны милости Божія, Пречистая Богородица выстраетъ и вычищаетъ
бѣлою ризою нетлѣнною. Какъ въ Ерданѣ вода, какъ трежъ дна младень, какъ
въ Ерданѣ вода. И нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.



Говорить ставаючи поутру да въ лѣсъ пошедъ, со звѣремъ идучи домой.

Господи, Боже, благослови, отче! Трава во лузѣхъ, зеліе во сподаре; и хто
што подумаетъ, и помыслитъ на меня, на раба Божія (имя рекъ), и на мои
промыслы всякіе, и на мое рукодѣліе, и на мои ловушки, и на мои ставушки,
и на мою добычу всякую лешебную, и на мою лыжницу, и на мой волокъ, и
на мое сахарное кусье. А хто што лихо подумаетъ, ино бы ему кругъ головы,
да и въ пазуху. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:02 am

Напускать тоску.

Утренняя заря, Маремьяна, вечерня заря, Маремьяна, о чемъ я тебѣ
помолюсь, о чемъ я тебѣ покорюсь, рабъ Божій (имя рекъ): сними съ меня
тоску и печаль, и великую кручину. Напади моя тоска и печаль, и великая
кручина ни на воду, ни на землю, ни на мелкую источину, ни на бѣлъ горячъ
камень, — напади моя тоска и печаль, и великая кручина, а (имя рекъ) рабѣ
Божіей въ ретивое сердце, въ горячую кровь, въ черную печаль во сто
семьдесятъ жилъ, въ двѣ и въ три, единую становую жилу, во сто семьдесятъ
составовъ, въ двухъ и въ трехъ, а въ единый становой составъ. Съ той бы ей
тоски и великія печали — ѣдой бы ей не ѣсть и питьемъ бы не запить,
гульбой бы не отгулять, въ платьѣ бы ей не относить; гдѣ бы не заслышала
зычный голосъ, такъ бы она бѣжала и въ сахарныя уста цѣловала. Тутъ
моимъ словамъ ключъ и замокъ, и во вѣки. Аминь.

(Три раза). По утру и по вечеру, по зорямъ, надъ водой.


СПАСИТЕЛЬНЫЕ МОЛИТВЫ:
Молитва 1-я.

Есть день содень, во дню любимый часъ: звѣрь, птица радуется. Рыбы,
рыбицы, святая дѣвица, Мать Божія, церковь стояла на вертепѣ во святомъ
градѣ Вифлеемѣ, видѣла сонъ про Ісуса Христа. Какъ Іисуса Христа жидови
распяша, нетлѣнъ на три части древо Христово руцѣ и нозѣ приковали и
Павловой тростію били, по лицу и по головѣ святая кровь текла. Матушка,
Пресвятая Богородица кричала. Кто этотъ сонъ разсудитъ и возлюбитъ, тотъ
будетъ отъ Бога спасенъ, сохраненъ и помилованъ: отъ друга, недруга и отъ
напраснаго слова, и отъ строгаго командира, и отъ всякаго врага и сопостата,
отъ огня и паленія, и отъ воденова потопленія, и отъ лѣснаго заблужденія.
Святаго Духа. Аминь.

[Эта молитва, записанная очень невразумительно, представляетъ собою
ничто иное, какъ извѣстный „Сонъ Богородицы“ въ очень сокращенномъ
видѣ].


Молитва 2-я.

Встаю я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь; пойду я, рабъ
Божій (имя рекъ), въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ свѣтъ свѣтлѣетъ, красно
солнце всходитъ, изъ лѣсовъ звѣри выбѣгаютъ и птицы вылетаютъ съ гнѣздъ.
Я, рабъ Божій (имя рекъ), иду на службу, свѣтомъ ограждаюсь и звѣздами
подпоясываюсь. Какъ радуется и веселится Матерь Божія Господу Богу — такъ бы и мнѣ, рабу Божію Никитѣ, начальники радовались и веселились,
рукъ своихъ не подымали и уста свои не растворяли, вѣкъ по вѣки и отнынѣ,
и до вѣка. Аминь.

Сперва прочитать Богородицу, а потомъ и сію молитву и начинай молиться.

Молитва 3-я.

Летѣлъ воронъ черезъ темное море; семь вороненковъ онѣмѣли и одубѣли, —
такъ и всякіе командиры онѣмѣли и одубѣли. Есть у меня, у раба Божія (имя
рекъ), Ангелъ-Хранитель, сохранитъ меня и помилуетъ отъ всякаго врага и
супостата, отъ злыхъ командировъ и начальниковъ, и отъ нечистаго духа въ
вѣкъ по вѣки и отнынѣ, и до вѣка. Аминь.

Молитва 4-я.

У меня, у раба Божія (имя рекъ), есть тынъ желѣзный. Замкнусь и запрусь
двѣнадцатью замками и ключами, вѣкъ по вѣку я отнынѣ, и до вѣка. Аминь.

Молитва 5-я.

Ложусь я, рабъ Божій, благословясь, и крестомъ крещусь, крестомъ
ограждаюсь: крестъ за мною, крестъ передо мною, крестъ по правую руку,
крестъ по лѣвую руку. Ангелъ мой, хранитель мой, сохрани мою душу и
укрѣпи мое сердце! Врагъ, сатана, отступись отъ меня! Въ главѣ состоитъ
пять ангеловъ: Лука, Марка, Іоаннъ, Матфей и Никита мученикъ. Мука
мучатся, раба Божія Богу молится; и молюсь я во святое Христова печать,
Іисусова рука и Богородицынъ крестъ. Аминь.

Молитва 6-я.

Отъ злаго человѣка или духа.
Стать на зарю спиною и противъ воды и говорить три раза: Какъ мнѣ зари не
видать, такъ бы мнѣ и тоски на себѣ не видѣть. Аминь.

Потомъ умыться сею водою.


Молитва отъ Гладу.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Избави, Господи, раба Божія
Никиту отъ прозору. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.


Заговоръ судей.
Господи, Боже, благослови! Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и
перекрестясь; отцемъ прощенъ, матерью благословленъ и на добрыя дѣла
наученъ. И пойду я, рабъ Божій (имя рекъ), изъ избы дверьми, изъ двора
воротами, и выйду въ чистое поле, въ широкое раздолье. Въ томъ чистомъ
полѣ, въ широкомъ раздольѣ течетъ рѣка огненная. И попрошу я ту рѣку
огненную: О не напади ты, рѣка огненная, ни на воду, ни на землю и ни на
лютую ржавчину, и не посуши ты, рѣка огненная, ни быстрыхъ рѣкъ, ни
черныхъ озеръ, ни темныхъ лѣсовъ. А напади и посуши ты, рѣка огненная,
(начальника (имя рекъ), чтобы онъ не могъ на меня умомъ подумать и злыми,
лихими словами поспѣть; не могъ бы передо мной на мѣстѣ высидѣть и
дѣлалъ бы такъ, какъ мнѣ надобно. Гдѣ бы слова и заговоры мои его не
заступили: хоть спящаго, хоть Бога молящаго, — тутъ бы карали и жали, и
разжигали; и напала бы на него тоска, сухота и великая жалость; и показался
бы я, рабъ Божій (имя рекъ), ему, рабу Божію (имя рекъ), лучше всего свѣта
бѣлаго, лучше солнца краснаго, милѣе отца и матери. Словамъ моимъ и
наговорамъ тутъ укрѣпа: небо — ключъ, а земля — замокъ. Аминь.

Заговоръ на присуху.

Господи, Боже, благослови! Аминь (трижды). Стану я, благословясь, пойду,
перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ воротъ воротьми, ко славному Океану
морю. На томъ Океанѣ морѣ есть златый островъ; на томъ острову есть
кипарисъ древо, на томъ древѣ златая чаша; на той чашѣ сидитъ младъ ясенъ
соколъ, вельми великъ, немѣрно лѣпъ. Идутъ мимо того яснаго, краснаго
сокола чернецы, черныцы и красны дѣвицы, и всякаго монашескаго чина
люди, не могутъ ни насмотрѣться, ни наглядѣться; они его хвалятъ, они
звеличаютъ: нѣтъ такого яснаго, краснаго сокола нигдѣ на землѣ. Какъ
младень безъ матерьней титьки и безъ пряснаго молока не можетъ жить ни
дни, ночи, такъ бы (имя рекъ) тоже не могла ни жить ни дни, ни ночи и ни
единаго часа. Или же, какъ кузнецъ въ горнѣ своемъ желѣзо кипитъ, —
кипитъ оно и прилипаетъ, такъ бы прикипали и прилипали сіи слова отъ раба
(или рабы такой то) къ рабу (или рабѣ такой то). Аминь.


Оберегъ скота.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Лягу я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, стану перекрестяся, ωдежуся
свѣтомъ, ωпояшуся свѣтлою зарею, покрыюся ωблаки, ωтычюся частыми
звѣздами. И пойду я въ чистое поле, стану на востокъ лицомъ, на западъ
хрептомъ, ωтрекаюся ωтъ сатаны и отъ дьявола, предаюся вышнему Творцу,
небесному Царю, самому Господу Ісусу Христу, Саваоѳу, Богу, со своимъ съ
честнымъ стадомъ, съ милымъ жывотомъ съ хрестьянскимъ скотомъ, съ разношерстными, съ разнокопытными, — на сохраненіе, на сбереженіе и
вмѣсто на слученіе, и ко двору своему на прихожденіе; а моему милому
жывоту, хрестьянскому скоту на легость, на здравіе, на Божію милость, на
плодъ, на жывотъ. Истинный Христосъ и Богородица, Матерь Божія,
Михаиле и Гавриле Архангели Господни, Николае Чудотворецъ, Власіе,
Севатійскій чюдотворецъ, Георгіе Храбрый, Ѳлоре и Лавре, Меркуріе
Смоленскій, Аверкій Ерапольскій, Антоній, Ѳеωдосій Кіевскіе Печерскіе
чюдотворцы, святые и евангелисты Матѳей, Марко, Лука, Іоаннъ, херувими и
серафими, и вся небесныя силы, научите меня, раба Божія, и помозите, и
благословите словъ говорить, ωгорода становить, оборона учинятъ на милой
жывотъ, на крестьянской скотъ, на разношерстные, на разнокопытные, чтобъ
мой скотъ вмѣсто случить и ко двору своему прилучить; огорода поставить,
оборона учинить отъ сѣрово звѣря, отъ черново звѣря, отъ бурово звѣря, отъ
рыси, отъ росомаги, отъ рыскучево волка, отъ ползучего гада, отъ змія, отъ
нашла, отъ насланнаго, отъ уроку и призору, отъ пострѣлу и падежу, отъ
порчи, отъ пашія силы, отъ нечистово духа, отъ еретика и еретицы, отъ
вѣщника и вещницы, отъ портежника и портежницы, отъ лихово глаза, отъ
лихой думы и отъ всякія скверны земныя, лѣсныя, и отъ всякаго злаго
человѣка, лихово супостата, отъ колдуна и отъ колдуницы, отъ вѣдуна и отъ
вѣдуницы, отъ чернца и отъ ченицы, отъ скимника и отъ схимницы, и отъ
попа, и отъ иныхъ причетниковъ, отъ мужика и отъ женки, отъ парня и отъ
дѣвки, отъ однозуба, отъ двоезуба, отъ троезуба, со стороны вищаго и
постигающаго, отъ стричнаго и мимо идущаго, отъ русоволоса, отъ
сѣроволоса, отъ черноволоса. И закрѣплю я, и заговорю свое счетное стадо,
милой жывотъ, хрестьянской скотъ, огороду поставлю, оборону учиню.
Столь крѣпка огорода моя Божіею милостію, словами моими, аки синей
камень въ Синемъ морѣ, аки черный камень въ Черномъ морѣ, аки арапъ
камень въ Арапскомъ морѣ, аки акіянъ камень въ Акіянѣ морѣ, — не
крошице, не ломитце, ни разнится; и столь крѣпко бъ сей огородъ и сей
заговоръ кругъ моего милого жывота, крестьянскаго скота, на сохраненіе и на
збереженіе, и вмѣсто на слученіе, и ко двору своему на прихожденіе; а моему
милому жывоту, крестьянскому скоту, не легость, на здравіе, на Божію
милость, на плодъ, на жывотъ. И кто же на меня, на раба Божія (имя рекъ), на
милой жывотъ, на крестьянской скотъ — думою подумаетъ и мыслію
помыслитъ, тому человѣку изъ Окія моря вода выпить и пески позобать, и
каменье примѣтить. И кто на меня, раба Божія (имя рекъ), думою подумаетъ
и мыслію помыслитъ на милый жывотъ, на крестьянской скотъ, — тому
человѣку зубы со рта и очи со лба, и кость изъ тѣла. И что несть на земли
Огонь царь, Агонь царь — всѣмъ царемъ царь, отъ меня, раба Божія (имя
рекъ), отъ моего милаго жывота, отъ крестьянского скота, зжетъ и палитъ
всякого звѣря, и уроки, и призоръ, и лихой глазъ, и лихую думу; зжечь и
палить уронъ и падежъ, повѣтріе и пострѣлъ, зжетъ и палитъ и отъ
обидниковъ, и отъ завистниковъ, еретиковъ и портежниковъ; зжетъ и палитъ
ωтъ меня, раба Божія (имя рекъ), и отъ моего милого живота, отъ
крестьянского скота. И какъ стекаются рѣки къ Окіяну морю съ тонучихъ горъ, з’дремучихъ лѣсовъ, со мховъ и болотъ, и паточинъ, и съ пахотныхъ
земель, и съ лѣсныхъ покосовъ, такъ бы прихо(ди)ли мой милой жывотъ,
крестьянской скотъ, сами съ лѣсу домой. И какъ сходица миръ крещеной,
народъ Божій, по звону колокольному къ пѣнію церковному, ко отцу
духовному, къ лицу Божію, Богородицѣ, матере Божіей, такъ бы радѣли и
прихо(ди)ли мой милой животъ, крестьянской скотъ, сами съ лѣсу домой,
кавъ солнце на западъ. И сколъ крѣпко Ѳаворъ гора стоитъ на мѣстѣ и она
держится вмѣстѣ, и сколь крѣпко Синай гора стоитъ на мѣстѣ и она держится
вмѣстѣ, и сколь крѣпко Вертепъ гора стоитъ и она держится вмѣстѣ, и сколь
крѣпко Аѳонъ гора стоитъ на мѣстѣ и она держится вмѣстѣ, Палестинская,
Іеросалимски горы, 4 горы, не разсылаются и не раздвигаются, и изъ мѣста
не подвигаются — такъ же бы мой милой жывотъ, крестьянской скотъ,
вмѣстѣ держался, не расходился, не разнился. И сколь крѣпко во святомъ
градѣ Іерусалимѣ, во святой святынѣ стоитъ гробъ Господень на воздусѣ
держытся Духомъ Святымъ Господнимъ, столь бы крѣпко мой милой
жывотъ, крестьянской скотъ, плелся и вился, и двора своего держался. И какъ
гробу Господню на земли не бывать, такъ-же бы у моево милово жывота,
крестьянского скота, урону не бывать, ни уроку, ни притчи, ни порчи, ни въ
лѣсу начлегу не бывать.
Еще помолюся я, рабъ Божій (имя рекъ), о своемъ миломъ жывотѣ, о
крестьянскомъ скотѣ, Вышнему, Творцу Небесному, и Богородицѣ, Матерѣ
Божіи о своемъ миломъ жывотѣ, о крестьянскомъ скотѣ.


Оберегъ скота.

Дванадесять апостоловъ, тынъ желѣзной, врата мѣдные, вереи желѣзные, въ
землю тридевятью лакоть, отъ земли до небеси, отъ небеси до земли, отъ
востока до запада, до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта, со всѣхъ четырехъ
сторонъ на три поприща, на три версты, Истинный Христосъ и вся небесныя
силы, станьте кругъ меня, раба Божія (имя рекъ), кругъ моего милого
жывота, крестьянского скота, кругъ разношерстныхъ и разнокопытныхъ на
сохраненіе и на сбереженіе, и мѣсто на слученіе, и ко двору своему на
прихожденіе; отъ сѣрово звѣря, отъ черново звѣря, отъ бурово звѣря, отъ
рыси, отъ росомаги, отъ рискучево волка, отъ ползучего гада, отъ змія, отъ
нашлаго, отъ насланнаго, отъ пострѣлу и падежу, отъ порчи, отъ падшія
силы, нечистово духа, отъ вѣтра и вихоря, и отъ всякаго урону, съ повѣтрія и
падежа; отъ еретика, отъ еретицы, отъ вѣщника, отъ вѣщницы и отъ всякаго
злаго человѣка, лихово супостата... Апостолы, и замыкате тридевять
замками, тридевятью ключами, во небесной рай, къ самому Господу Ісусу
Христу въ нетлѣнную ризу, подъ правую пазуху. Еще ставьте тынъ
каменной, ворота булатные, вереи стальные въ землю на тридевять лакоть:
отъ земли до небеси, отъ небеси до земли, отъ востока и до запада, отъ запада
и до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта, со всѣхъ четырехъ сторонъ на три
поприща, на три версты; и замыкайте тридесятью замками и тридесятью ключами, и отдайте ключи въ седмое небо, самому Господу Ісусу Христу,
Богу, на златый престолъ, на злату мизу. Еще ставте тынъ сребряный, ворота
златые, вереи укладные, со огнемъ и съ пламенемъ, сыскрами и з’дымомъ,
Божіею милостью отъ востока и до запада, отъ запада и сѣвера, отъ сѣвера и
до лѣта, со всѣхъ четырехъ сторонъ, куды мое око завидитъ и ухо заслышитъ,
за двѣ поприщи, за двѣ версты, — и замыкайте тридевятью замками и
тридевятью ключями, и отдайте тридевять ключей въ седмое небо
Богородицѣ, Матере Божіи, на престолъ. И какъ здѣсь на земли седмаго неба
никому не видать, небу з’землею не схажываца, а землѣ съ небомъ вмѣсто не
сталкиваца, тако звѣрю скотины не ядать и въ ущетномъ стадѣ не бывать, отъ
нынѣ и до вѣку. Аминь. Ключъ хиже важе порьже жахть саварже карже
саѳеръ баръ каюръ баръ небу по земли не хажывать, а земли по небу, — тако
порчѣ не бывать отъ нынѣ и до вѣку. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:07 am

На присуху.

Господи и Боже и мои, и благослови, и Господи Боже, и мои! Стану и я, и
рабъ Божеи (имя), благословяся, и поиду, перекрестяся, изъ ызбы дверми, изъ
двора воротами, и поиду я, рабъ Божей (имя), въ чистое поля, въ восточною
сторону. Въ чистомъ поля восточнои стороня стоитъ построена гридня. И въ
тои гриднѣ четыря брата: Сидоръ, Симонъ, Онисимъ, Осипъ. Я вамъ, братки,
помолюся и покорюся, а вы, братки, пристанетя и пособитя къ моимъ
словесамъ: и возмитя вы, четыре брата, четыре тугіе лука, и накладываитя
четыря каленые стрѣлки, и стрѣляйтя въ рабу (имя) въ бѣлое лице и въ
ретивое серце. Какъ не можетъ не жить, не быть безъ ретивово серца, такъ бы
не могла не жить, не быть безъ раба Божія (имя) — въ день при сонцѣ, въ
ноць при мѣсяцѣ, при утреной зорѣ и при вечерной, въ середу и въ пятницу,
во вѣки вѣковъ. Аминь. Кое слово переговорилъ, кое не договорилъ, слово
слова крѣпце, однѣмъ словомъ крѣпко. Во вѣки вѣковъ. Аминь.


Отъ порчи.

Господи, Исусе, Христе, Владычица, Богородица, Мати Божія, Михаило
арханделъ, Гавріило арханделъ, Григорей Храбрый, Микола светитель,
угодникъ Христовъ, я, (имя), рабъ Божей, вамъ помолюся и покорюся, святые
светители, помолюся и покорюся: пристаните и пособите къ моимъ словамъ,
и поставте мнѣ, рабу Божію (имя), тынъ, огоротъ укладной, булатной,
каменной — отъ колдуна, отъ колдунице, отъ едуна, отъ едуницы, отъ
красные дѣвице, отъ молодые молодице, не было бы порцы и спытошки въ
тыну и въ огороде. Святые светители, возмите вострые штыки, тыцте, мечите
за тынъ и за огородъ. Я, рапъ Божей (имя), возму клюцъ и замокъ и стану я,
рапъ Божей (имя), стану тотъ тынъ запирать и замыкать накрѣпко крѣпко;
спущу клюцъ въ синее море. Какъ этому клюцю не бывать поверхъ синево моря, такъ бы не было бы у меня, раба Божія (имя), не порцы, не пыгошки, не
тоски, не щипоты въ день при сонцѣ и въ ноцѣ при мѣсяцѣ, при утреной
зорѣ, при вечерной зорѣ и по всѣ дни и часы, и въ середу, и въ пятницу, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ порчи и грыжи.

Господи, Боже мой, и благословенъ, Господи, Боже мой. Стану я, рабъ Божий
(имя), благословяся, и поиду, перекрестяся, изъ ызбы дверми, изъ двора
воротами, и поиду я въ чистое поле, въ восточную сторону. Въ том чистомъ
полѣ, восточной сторонѣ построена гридня; въ томъ гриднѣ четыре брата:
Сидоръ, Симонъ, Онисимъ, Осипъ. Я вамъ, четыремъ братамъ, помолюся и
покорюся: пристаните и пособите къ моимъ сдовесамъ, не было бы у меня,
раба Божія (имя), не порцы, не пытошки, съ нутра, отъ серца, съ костеи и
жилъ, и суставовъ — нутренную грижу, черную и красную. Не буди,
Господи, тои грижи, не тоски, не щипоты, не отышки, не затновки и въ день
при сонцѣ, въ ноць при мѣсяцѣ, при утреной зорѣ, при вечерной зорѣ, во всѣ
дни и во всѣ часы, въ середу и въ пятницу, и во вѣки вѣковъ. Аминь.


На домового.

Сусѣдушко, ватаманушко, не шути, не двори; шути и двори надъ лѣсами,
надъ водами, надъ пеньями, надъ кореньями, надъ черными грязями, надъ
трясинами, надъ лѣсинами. Вотъ тибѣ ивинка і осинка, тутъ тибѣ бы шутка и
игра. Какъ осинка и івинка безъ корня не стоитъ, такъ бы не было бы и у раба
Божія (имя) ни знику, ни сполоховъ, ни испугу, а тишь, бы да спокой во вѣки
вѣковъ. Богородицино заступленіе во вѣки вѣковъ. Аминь, аминь, аминь.


Начинать уроки.

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Стану я, рабъ Божій (имя рекъ),
благословясь, и пойду, перекрестясь, и умоюсь, и утрусь, и Господу Богу
поклонюсь, и пойду далече, во чисто поле, въ восточную страну. Есть
вдалечѣ, во чистомъ полѣ, въ восточной сторонѣ, стоитъ святой островъ. На
томъ на святомъ островѣ стоитъ святое древо ель, посохло и повяло коренье
и корочка, и прутье. Я, рабъ Божій (имя рекъ), опрошу у святого древа ели:
Гой еси ты, святое сухое древо ель, отчего ты посохло, и повяло твое
коренье, и корочка, и прутье? И говоритъ мнѣ святое сухое древо ель: Я, де,
отъ того посохло и повяло мое кореніе и корочка, и пруточки, — есть на мнѣ
на святомъ, на сухомъ древѣ, на елѣ, на вершинѣ сидитъ сизый черный
воронъ, носъ у него желѣзный, когти его булатныя, а крылье огленное; изъ
огленнаго крылья пламень, пышетъ на всѣ стороны онъ, прижигаетъ онъ на
рабѣхъ Божіихъ всякіе уроки и призоры, встрѣчи и привстрѣчи, переходы, и перебѣги, приговоры и злые лихіе отговоры, лихую думу и лихой говоръ, и
лихое слово, и лихую кровь, радости и помышленія, и прихраненія;
обороняетъ онъ меня, раба Божія (имя рекъ), отъ всякаго завидящаго
человѣка: отъ колдуна и отъ колдуньи, отъ вѣдуна и отъ вѣдуньи; отъ сиваго,
отъ русаго, отъ чернаго, отъ черемнаго, отъ плѣшатаго, отъ шолудиваго, отъ
смигноватаго, отъ возгреватаго, отъ чистаго, отъ поганаго, отъ одноженца,
отъ двоеженца, отъ троеженца, отъ однозуба, отъ двоезуба, отъ троезуба, отъ
пучеглаза, отъ пучеглазки, отъ попа и отъ попадьи, отъ дьячка и отъ дьячицы,
отъ пономаря и отъ пономарицы, отъ еретика и отъ еретицы, отъ заугольника
и отъ заплотника, ото всякаго злого лихого человѣка, ото всякія лихія
притки, порчи, завидости. И всякому злому и лихому человѣку меня, раба
Божія (имя рекъ), путнику и ходоку, и петельнику, и лѣснику не испортитъ и
не попомнить ни травами, ни словами, никакими злыми и лихими притками и
пытками, порчами и завистями не попортить, не попомнить, не обурочить, не
озевать, не огаркать, не озевать — отнынѣ и до вѣку, во вѣки вѣковъ. Аминь.


Присушить дѣвицъ.

Еще же я, рабъ Божій (имя рекъ), Господу Богу помолюся. И какъ на мнѣ,
рабѣ Божіемъ (имя рекъ), потъ сохнетъ, такъ бы раба Божія (имя рекъ) обо
мнѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), сохла. И какъ тотъ потъ отъ меня не
отпадаетъ, а завсегда со мной пребываетъ, такъ же бы раба Божія (имя рекъ),
никогда отъ меня, раба Божія (имя рекъ), не отставала, а завсегда со мной
пребывала, на всякой день, во всякой часъ, во всякую минуту, въ день при
сонцѣ, а въ ночи при мѣсяцѣ. Какъ кости тѣла своего держатся, такъ же бы
раба Божія (имя рекъ), меня, раба Божія (имя рекъ), держалась, въ бесѣдѣ
сидѣла — не засѣживалась, ходила — не захаживалась: ѣла — не заѣдала,
питіемъ не запивала и всегда бы меня, раба Божія (имя рекъ), на умѣ и
разумѣ держала, зрила, смотрила, очей не сносила по утру рано и въ вечеру
поздо. Какъ на камешкѣ пѣна кипитъ и сохнетъ, такъ бы и у рабицы Божіей
(имя рекъ) ретивое сердце, горячая кровь кипѣла и сохла о мнѣ, рабѣ
Божіемъ (имя рекъ), каждой часъ и каждую минуту, на умѣ держала и съ ума
не спущала. Всѣ мои слова и приговоры крѣпки и лѣпки, и отъ нынѣ, и до
вѣку, въ вѣкъ вѣка, во вѣки вѣковъ. Аминь! аминь! аминь!

Отъ порчи.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Господи благослови, истинный
Христосъ. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду я,
перекрестясь, на восходъ красна солнышка, на закатъ свѣтла мѣсяца, на
тихую зарю утреннюю и вечернюю. И портевщику, и колдовщику бы
краснаго солнышка въ руки не забирывать, свѣтлаго мѣсяца съ неба не
спихивать, чистыхъ звѣздъ съ неба не сбирывать, а меня, раба Божія (имя
рекъ), вѣки вѣчныя не испорчивать и порчи не спускивать ни въ буйную голову, ни въ ясныя очи, ни въ бѣлое лицо, ни въ ретивое сердце, ни въ
легкое, ни въ печень, ни въ поясницу, ни въ крыльца, ни въ руки, ни въ
потайной членъ, ни въ подколѣнныя жилы, ни во всю мою кровь. Запруся же
я, рабъ Божій (имя рекъ), желѣзнымъ ключемъ, крѣпкимъ замкомъ, выну же
я, рабъ Божій (имя рекъ), тотъ ключъ изъ замка, кладу ко красному
солнышку, ко свѣтлому мѣсяцу, ко частымъ звѣздамъ; и подаю же я, рабъ
Божій (имя рекъ), тотъ ключъ Истинному Христу въ руки: носи же тотъ
ключъ, Истинный Христосъ, и храни отъ портевщика, отъ колдовщика, отъ
портевщицы и отъ колдовщицы. Коли портевщикъ или колдовщикъ, или
портевщица или колдовщица красное солнышко въ руки заберетъ, свѣтлый
мѣсяцъ съ неба спехнетъ, частыя мелки звѣзды всѣ соберетъ, то и тогда
порчи никакой надо мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ), не сдѣлывать во вѣки
вѣковъ. Аминь.


Отъ переполоха.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Господи, благослови,
истинный Христосъ. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду,
перекрестясь, изъ дверей дверьми, по частой лѣсенкѣ, на широкую улицу, на
восточную сторону, подъ красное солнышко, подъ свѣтелъ мѣсяцъ, подъ
частыя мелки звѣзды, подъ бурое облако. Есть на восточной сторонѣ Окіянъ-
море великое. Осередь моря великій островъ. На томъ островѣ каменна
церква; въ той церквѣ святъ златой престолъ. На томъ златомъ престолѣ
сидитъ баба Салманида. Прихожу я, рабъ Божій (имя рекъ), на Окіянъ-море,
на великъ островъ, въ каменну церкву, ко злату престолу, къ бабѣ
Салманидѣ, коя Іисуса Христа самого повивала, пеленами пеленала,
шелковымъ поясомъ свивала, нетлѣнную ризу-рубаху накидала, переполохи
снимала и денные, и ночные, и вечерніе, и утренніе, и полунощные, и
средокрестные; своей правой рукой да нетлѣнной ризой она сопахивала со
бѣлого лица, съ ясныхъ очей и отъ легкаго, и отъ печени, и изъ
подколѣнныхъ жилъ. Ни по утру рано, ни поздно вечеромъ, ни середь бѣла
дня, ни середь темныя ночи, какъ на кулакѣ вода не держится, такъ и
переполохъ на мнѣ, рабѣ Божіѣ (имя рекъ), не держался бы. Какъ сѣрой гусь
по водѣ плаваетъ, а отряхнется — весь сухъ, такъ и вы, переполохи, сохните,
подсыхайте; какъ на мать на травѣ муравой роса сохнетъ, такъ и вы,
переполохи, сохните, подсыхайте; какъ огонь отъ воды тухнетъ, такъ и вы,
переполохи, тухните, потухайте. Подите же вы, переполохи, за темные лѣса,
за черныя грязи, куда люди не ходятъ, на коняхъ не ѣздятъ, собаки не
бѣгаютъ и вольны пташки не летаютъ, — въ зеленый мохъ, въ зыбучее
болото, въ провалище. Во вѣки вѣковъ. Аминь.


Отъ укушенія змѣей.
На морѣ на Окіянѣ, на высокомъ на курганѣ, стоитъ дубъ Маревской. Подъ
тѣмъ дубомъ Маревскимъ лежитъ руно, овечья шерсть — черная, сѣрая,
пестрая. Подъ тѣмъ руномъ лежитъ змѣя Скорпія, всѣмъ змѣямъ царица.
Змѣя Скорпея, вынь свое жало, вынь свои зубы, вынь свои крюки, соткни
зубъ съ зубомъ, запечатай свою слинь. Не запечатаешь, — паду я къ Петру и
Павлу, къ Знаменью Пресвятой Богородицы, что съѣла ты (скотинину, имя
рекъ). Пресвятая Знаменье Богородица, сожги твоихъ двѣнадцать дочерей:
Орину, Ирину, Дарью, Марью, Пеклу, Ѳеклу, Устинью, Крестинью,
Лепестинью, Домовую, Полевую, Болотную, Береговую. Если не отпустишь
зубы, не запечатаешь поганую слинь — Аминь, такъ и будетъ. Не я
заговариваю, не я отговариваю, а отговариваютъ и заговариваютъ святые
апостолы Петръ и Павелъ и Знаменіе Пресвятыя Богородицы своими устнами
и молитвами. Аминь.



Отъ укушенія змѣею.

На морѣ на Окіянѣ, на островѣ на Буянѣ стоитъ частъ кустъ ракитовый;
возлѣ того куста ракитоваго стоитъ частъ кустъ липовый, третей кустъ
черемоховый. Середи трехъ кустовъ, середи трехъ частыхъ лежитъ черное
руно, переярошное, перелѣтовое — самъ царь Сопецкій, змѣй Скарбецкій.
Пойду я, рабъ Божій (имя рекъ), покорюсь и помолюсь царю Сопецкому,
змѣю Скарбецкому: ой, ты, царь змѣиный, всѣмъ змѣямъ царь, собери всѣхъ
своихъ подданныхъ поползучихъ и поплывучихъ и прыскучихъ гадовъ и
гадинъ: съ поля — полевыхъ, изъ-подъ межъ — межевыхъ, изъ лѣсу —
лѣсовыхъ, съ-подъ колодъ — колодныхъ, изъ болотъ — болотныхъ, изъ-подъ
кочекъ — кочковыхъ, съ-подъ плетней — плетневыхъ, со дворовъ —
дворовыхъ, изъ огородовъ — огородныхъ и всѣхъ своихъ поползучихъ и
попловучихъ, и прыскучихъ гадовъ собери: черноголовыхъ, бѣлоголовыхъ,
буроголовыхъ, желтоголовыхъ, (перебирать нужно всѣ извѣстные цвѣта .... и
повели имъ вынуть свое лютое жало изъ .....1)шерсти, и не болѣла бы, и не
хилѣла, и не чахла, и не сохла бы моя скотинина всегда, нынѣ и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

1 ) Нужно назвать цвѣтъ шерсти ужаленнаго животнаго.


Противъ скотскаго падежа.

Господи, Ісусе Христе, Сыне Божій, помилуй насъ.
Шолъ самъ Батюшка, Ісусъ Христосъ, въ чистомъ полѣ, въ темномъ лѣсѣ,
путемъ дорогой, а навстрѣчу Ему, Батюшку, Томаша̀ идетъ. „Томаша̀,
Томаша, все ли у васъ въ добромъ здоровьѣ?“ — Батюшко, Истинный
Христосъ, злая пришла година на скотину, нѣтъ сытости, нѣтъ цѣлости, вся въ хворости! — „Возьми три горсти овса, три горсти ржи и три горсти ячменя
и корми съ Исусовой молитвой во имя Мое и цѣлы будутъ всегда, въ вѣки
вѣчные, нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ“. Аминь, аминь, аминь.
Давать жито три раза и говорить по трою каждый разъ.


Скоцкой оберегъ.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Господи, благослови зачинъ
сдѣлать. Въ моемъ широкомъ дворѣ матерой столбъ стоитъ крѣпко-на́ крѣпко,
плото-на́ плотно, никуда онъ не пошатнется, не погнется и не свалится, и
ничего этотъ столбъ не боится. Не боюся и я ни парня скалозуба, ни бабы
пустоволоски, ни дѣвки долговолоски. Кто на мой широкій дворъ придетъ, и
тому бы надъ моимъ табуномъ ничего не дѣлывать, изъ двора широка бы не
вываживать, коровъ не даивать, телятъ, ягнятъ не озепывать. И какъ мнѣ,
рабу Божію (имя рекъ), безъ хлѣба, безъ соли не бывать, безъ матушки-воды
не живать, такъ и лихимъ ворогамъ на моемъ дворѣ не бывывать, на мой
скотъ не гляживать. И меня, раба Божія (имя рекъ), Господи, помилуй во
вѣки вѣчные. Аминь.

Скоцкой оберегъ.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Господи, благослови,
Истинный Христосъ. Въ моемъ широкомъ дворѣ закладное, краевое бревно
упомѣстилося. Какъ закладному бревну въ лѣсѣ не бывать и на пенькѣ не
стаивать, такъ бы и мою скотинку медвѣдю и медвѣдицѣ, и медвѣженку;
волку и волчицѣ, и волчонку, и россомахѣ, и рысѣ, вѣкъ живучи, не
хватывать, не цапывать и не утаскивать. Ходила бы моя скотинка въ темномъ
лѣсѣ, въ чистомъ полѣ, въ зеленыхъ лугахъ, безъизъянно и безпропаду, и
медвѣдю бы, и медвѣдицѣ, и медвѣженку, и волку, и волчицѣ, и волчонку, и
россомахѣ казалась бы она пеньемъ да колодою. Медвѣдю и медвѣдицѣ, и
медвѣженку, и волку, и волчицѣ, и волчонку, и россомахѣ и всякому
хищному звѣрю въ лѣсъ бѣжать, а моей скотинкѣ
изъ темнаго лѣсу, изъ чистаго поля, съ зеленыхъ луговъ ко своему двору.
Солнышко праведное пониже, а мои скотинки Власьевны къ дому поближе.
Слово мое крѣпко. Ключъ, замокъ. Во вѣки вѣковъ. Аминь.


На всякаго звѣря, на всякую птицу

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя
рекъ), благословясь, пойду, перекрестясь, умоюсь и утрусь, Господу Богу
помолюсь, пойду въ далече и чисто поле, въ восточную сторону. Есть въ
далечемъ и въ чистомъ полѣ, въ восточной сторонѣ, стоитъ святое акіянъ-
Море. На томъ на святомъ акіанъ-Морѣ стоитъ святъ златъ престолъ. На томъ на святомъ на златѣ престолѣ сидитъ сама Мати Пречистая Богородица,
Мати Божія, Государыня многомилостивая; въ рукахъ Она держитъ золотую
пряленку и золотое веретенцо, и прядетъ она нити бѣлаго и краснаго, и
чернаго шолку шемаханскаго, — на бѣлыхъ звѣрей, на бѣлыхъ заецовъ; на
красныхъ лисицъ, на черныхъ, бурнастыихъ; на рысей, на россомахъ и на
всякихъ звѣрей подубравныхъ. И я, рабъ Божій (имя рекъ), помолюсь и
попрошу, и поклонюсь: Гой еси ты, сама Пречистая Богородица, Мати Божія,
создай свои Божіи милости мнѣ, рабу Божію (имя рекъ): съ золотого своего
веретенца пошли, Государыня, нити бѣлаго шелку и краснаго, и чернаго
шемаханскаго. На бѣлыя, на красныя и на черныя нити, на шолковые
гайтаны, на Христовыхъ звѣрей, на бѣлыхъ заецовъ, на красныхъ лисицъ, на
черныхъ, на бурнастыихъ, на рысей и россомахъ, и на всякихъ звѣрей
подубравныхъ. И даетъ Пречистая Богородица, Мати Божія, Государыня
многомилостивая, милости своей Божіей, милосердія Божія рабу Божію (имя
рекъ) съ золотого своего веретенца нитей бѣлаго шелку и краснаго, и чернаго
шемаханскаго на бѣлыхъ звѣрей, на бѣлыхъ птицъ, на бѣлыхъ рябковъ, на
бѣлыхъ зайцовъ, на красныхъ лисицъ, на черныхъ, на бурнастыхъ; на рысей и
на россомахъ, и на всякихъ звѣрей подубравныхъ. И благослови меня,
Пречистая Богородица, Мати Божія, Государыня многомилостивая, итти во
чисто поле, изъ чистаго поля въ темные лѣса, на гряды, на гривы, на бора
дремучіе, на ельники, на можжушники, на калинники, на черемошники, на
рѣчки, на поточины, на болота, на водотопины, на суболотья, на суборники
— разоставливать и разметывать путы и опутины, и тенета, бѣлые и черные,
и красные гайтаны шолковые, на Христовыхъ звѣрей, на бѣлыхъ зайцовъ, на
бѣлыхъ рябей, на красныхъ лисицъ, на черныхъ, на бурнастыхъ, на рысей и
на россомахъ, и на всякихъ звѣрей подубравныхъ. И какъ идетъ Божія тварь,
солнце и луна, и часты, мелки звѣзды, и планеты всякія, и всѣ ключи, и
поточины, подземельныя тайныя жилы, и да слушаютъ они Истиннаго
Христа, Царя небеснаго, не ворочаются они отъ черныхъ облаковъ, отъ
темныхъ лѣсовъ. Также бы не ворочалися отъ моихъ ставушекъ, отъ моихъ
ловушекъ, отъ моихъ тенетъ и отъ моихъ опутинъ Христовые звѣри и всѣ
Божіи птицы: бѣлые рябки, бѣлые заецы, красныя лисицы, черныя,
бурнастыя, рыси и росомахи, и всякіе звѣри подубравные — текли бы они и
бѣжали, брызгали и метались со отцами и матерями, со всѣмъ родомъ, со
всѣмъ племенемъ и со всѣмъ заечьимъ причетомъ безоглядно, безразлучно,
безотмѣнно и безотворотно, шибко и прытко — сколь шибко и прытко изъ
тугого лука стрѣла летитъ, изъ облашной гряды молонья сверкаетъ; шибче
бы и прытче задѣвали и прилѣплялись головками и ножками, и хвостиками, и
крыльями въ мои ставушки, въ мои ловушки, въ мои бѣлыя и красныя, и
черныя нити, шелковые гайтаны шемаханскіе, въ день подъ красное солнце,
въ ночь подъ свѣтлый мѣсяцъ, по утреннимъ зорямъ, по вечернимъ, по
бѣлымъ днямъ и по темнымъ ночамъ, отъ нынѣшняго свѣту и до будущаго
вѣку, въ вѣкъ, по вѣку, отнынѣ и до вѣку, и во вѣки вѣковъ. Аминь.
И какъ весь міръ, народъ Божій крещеный собираются во святую, соборную
церковь со всѣхъ четырехъ сторонъ: со восточной, съ полденной, съ полуночной и съ западной дорогами и горами; возрадуются они и
возвеселятся; воску, демьяну, и ладону покланяются и приклоняются. И гдѣ
я, рабъ Божій (имя рекъ), потру своимъ ярымъ воскомъ свою бѣлую и
красную, и черную нитку, и шолковые гайтаны шемаханскіе, потру и пройму,
и перейму, — такъ же бы возвесилились и возрадовались Христовые звѣри и
птицы: бѣлые ряби, бѣлые зайцы, красныя лисицы, черныя и бурнастыя,
рыси и россомахи, и всякіе звѣри подубравные; текли бы они и бѣжали,
брызгали бы и метались со отцами и матерями, со всѣмъ родомъ и со всѣмъ
племенемъ, и со всѣмъ заечьимъ причетомъ отъ тридцати ельниковъ, отъ
тридцати дубровниковъ, отъ тридцати можжушниковъ, отъ тридцати
калинниковъ, отъ тридцати черемошниковъ, отъ тридцати рѣкъ, отъ тридцати
рѣчекъ, отъ тридцати проточинъ, отъ тридцати ручьевъ, отъ тридцати болотъ,
отъ тридцати суболотковъ, отъ чистыхъ поль, отъ синихъ морь, отъ темныхъ
лѣсовъ, отъ дальнихъ горъ, отъ тридцати ловцовъ, отъ тридцати стрѣльцовъ,
хитрыхъ, мудрыхъ, вѣдныхъ и худыхъ — ко мнѣ, къ рабу Божію (имя рекъ),
въ мои ставушки, въ мои ловушки, въ мои путы и тенеты, и опутины, и въ
мои бѣлыя и красныя, и черныя нити, и въ шолковые гайтаны шемаханскіе;
въ день подъ красное солнце, въ ночь подъ свѣтлый мѣсяцъ, по утреннямъ
зарямъ и по вечернимъ, отъ нынѣшняго свѣту и до будущаго вѣку, отнынѣ и
во вѣки вѣковъ. Аминь.


Когда увидишь въ ниткѣ зайца, говори:

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Есть тебѣ, бѣлому зайцу, есть
тебѣ, бѣлому звѣрю, есть тебѣ, рабу Божію (имя рекъ). Подалъ мнѣ Господи,
подаровалъ мнѣ ка Господи, Пречистая Богородица, Мати Божья,
Государыня многомилостивая, не бѣлаго рябя, бѣлаго зайца. Подай же мнѣ,
Господи, подаруй же мнѣ, Господи, бѣлыхъ рябей, бѣлыхъ зайцовъ, мнѣ,
рабу Божію (имя рекъ), на сто бы, на пять сотъ, на тысячу и на всякаго
завидящаго человѣка, на колдуна и на колдунью, на вѣдуна и на вѣдунью, на
сиваго, на русаго, на чернаго, на плѣшатаго, на коновата, на смигновата, на
возгревата,
на чистаго и на поганаго, на одноженца, на двоеженца, на троеженца, на
однозуба, на двоезуба, на троезуба, на пучеглаза, на пучеглазку, на попа, на
попадью, на дьячка, на дьячицу, на пономаря, на пономарицу, на еретика, на
еретицу, на заугольника и на всякаго завидящаго, злого и лихого человѣка, а
мнѣ ловцу на похвалу отнынѣ и до вѣку. И нести мнѣ, рабу Божію (имя
рекъ), своего добытка, бѣлаго рябка, бѣлаго зайца, середи міру, народу
крещенаго, на всякаго завидящаго, злого и лихого человѣка, а мнѣ, ловцу, на
похвальбу отнынѣ и до вѣку вѣковъ. Аминь.


Когда вынешь изъ ловушки зайца или кого и кладешь въ котомку, говори:
Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Куда ты, мой бѣлый заяцъ,
шолъ и бѣжалъ, и слѣды топталъ, туда бы шли и бѣжали, и слѣды топтали
твои дѣды и прадѣды, и отцы, и матери, и братья, и сестры отнынѣ и до вѣку
будущаго, и до скончанія міру во вѣки вѣковъ. Аминь.


Когда нитку или ловушку смываешь, или снасть какую говори трою по рѣкѣ:

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
Какъ ты, рѣка-матка....1) смываешь и обмываешь свои крутые, красны
бережка съ вершины и до устья, а съ устья сносишь во сине море, такъ ты,
рѣка-матка,...1) смывай и обмывай мои ставушки, мои ловушки, съ нихъ
уроки, призоры, встрѣчи, привстрѣчи, перебѣги, поспѣхи, злые и лихіе
отговоры, лихую думу, лихіе оговоры, лихую кровь, радости и помышленія,
всякіе озепы отнынѣ и до вѣка, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

1 ) Нужно вставить названіе рѣки, въ которой смывается нитка, ловушка или
какая-либо снасть.


Заговоръ змѣи.

Сыскавши змѣю, предави её палочкою и смотри ей въ глаза, читай
слѣдующее: „Помощь моя отъ Господа, сотворившаго небо и землю. На
большомъ славномъ морѣ Буянѣ, тамъ стоитъ славный быстрый островъ; на
томъ быстромъ славномъ островѣ стоитъ кустъ ракитовый, и подъ тѣмъ
кустомъ подъ ракитовымъ лежитъ бѣлый горячій камень; на томъ бѣломъ
горячемъ камнѣ лежитъ горный рулъ; на томъ горномъ рулѣ сидитъ змѣя
Матрона, всѣмъ змѣямъ и змѣицамъ мати. Всѣ змѣи прилетали, змѣи
Мотронѣ пытали: о, мати наша, мати, змѣя Матрона, котораго намъ человѣка
прикажешь укусить, а котораго погубить и котораго прикажешь оставить
паки дома жить. Отъ двѣнадцати гадинъ, отъ двѣнадцати ужовъ, отъ
двѣнадцати ступировъ. Какъ не можетъ медвѣдь съ мѣсяцемъ сойтись, такъ
не можетъ сія лютая гадина юношу Божьяго (имя рекъ) укусить. А когда
медвѣдь съ мѣсяцемъ изойдется, тогда сія лютая гадина можетъ меня
укусить“. Аминь.

Прочитавши сіи слова, бери змѣю въ руки, плюнь ей въ глаза три раза: „цуръ,
поры, не пей воды, вода свяченая, а ты скаженная“.


Заговоръ змѣи.

Положи змѣю на землю, не смотри ей въ глаза, скажи: „ни чувъ, ни бачивъ“;
засмѣйсь, вкуси и переступи ее три раза.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:09 am

Какъ заговорить ружье.

Говори сіи слова: „Ты не стрѣлецъ, ты чернецъ; у тебя не ружье, у тебя
кочерга; у тебя не порохъ, а сѣнная труха забита палкою“. Аминь.

Какъ отговорить оное.

Говори три раза: „На войнѣ воевали, города добывали, тѣ черти ружья
заговаривали, не заговорили. Есть порохъ, есть и свинецъ, а на чорта палки
конецъ. Аминь, аминь, аминь“.

Заговоръ ружья, 2-й способъ.

Взойдетъ съ ночи туча, молнія сверкнетъ, громъ ударитъ, дождь пойдетъ и
огненное ружье вода нальетъ, обмочитъ огниво и порохъ. Не охотникъ идетъ,
а попъ; не стрѣляетъ, а благословляетъ.

Сей заговоръ должно читать въ то время, когда охотникъ станетъ заряжать
ружье; должно читать сей заговоръ три раза безъ отдыха.


Что должно сдѣлать, чтобы женщина не мучилась.

Напиши стихъ: „Помяни, Господи, сыны содомскіе“ и положи за пазуху
женщины; да еще взять верби освященной въ церкви и положить женщинѣ на
чрево, то родитъ въ скоромъ времени.

Противъ рожи.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь (трижды).

Шолъ батюшка, истинный Христосъ, по лугамъ, по полямъ, по горамъ, по
болотамъ и по топямъ; несъ Онъ съ Собой три цвѣтъ-розы. Первый цвѣтъ
роза сповяла, второй цвѣтъ роза посохла, третій цвѣтъ роза облетѣла. Какъ тѣ
три цвѣтъ-розы изнистожились, так бы и моя болѝсь пропала и высохла, и не
бывать бы ей на мнѣ, рабѣ Божіемъ (имя рекъ), не во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говорить этотъ заговоръ трижды надъ больнымъ мѣстомъ, гладя его рукою.

Отъ лихорадки.
Господи, благослови, истенной Христосъ. Во имя Отца и Сына, и Святаго
Духа. Аминь. Во градѣ Ефестѣ, на лобномъ мѣстѣ, подъ листомъ, подъ
манистомъ, стояли три гробницы. Въ первой гробницѣ — Михаилъ
Архангелъ, во второй гробницѣ — Гавріилъ Хранитель, въ третьей гробницѣ
— святой Симонъ. Ходилъ святой Симонъ по матушкѣ сырой землѣ;
встрѣтились съ Симономъ двѣнадцать дѣвъ, безпоясыя, простоволосыя,
палагрудыя, беззастежныя. Сталъ ихъ святой Симонъ спрашивать: „Чьего вы
роду-племени?“ — А мы роду Иродова! — „Куда вы, двѣнадцать дѣвъ,
ходили?“ — А мы ходили по матушкѣ сырой землѣ, раба Божія (имя рекъ)
искали, тѣло знобили, жилы сушили, кости крушили, раба Божія (имя рекъ)
смерти предавали! — Пошелъ святой Симонъ въ лѣсъ дремучій, срѣзалъ
двѣнадцать прутьевъ и сталъ онъ ихъ наказывать, а онѣ его уговаривать:
„Святой Симонъ, не бей насъ и не тирань, а мы раба Божія (имя рекъ) отъ
лютой смерти избавимъ и оставимъ до скончанія вѣка. Аминь (трижды). Во
имя Отца и Сына, и Святого Духа, рабъ Божій (имя рекъ), тебѣ говорю:
встань!


Отъ зубной боли.

Господи, Іисусе Христе, Сыне Божей, помилуй насъ. Аминь.

Антипа спаситель, батюшка, зубной цѣлитель, исцѣли, Господи, сего раба
своего (имя рекъ) отъ щемоты, зубной ломоты. Не отъ камене плодна, а отъ
зубной боли.
Аминь, аминь, аминь (говорить трижды).

Отъ лихорадки.

На морѣ на Асафѣ, подъ древомъ вишневымъ, стоятъ три ангела: первый —
архангелъ Михаилъ; второй — Кузьма-Демьянъ; третій — Симонъ святой.
Пошелъ Симонъ святой путемъ и дорогой; навстрѣчу Симону идутъ
двѣнадцать дѣвъ, черныя, косматыя, толстоволосыя. Симонъ святой сталъ
ихъ спрашивать: „дѣвы, вы, дѣвы, куда вы идете?“ — Мы идемъ въ міръ
крещеный тѣло знобить, кости ломать, въ горобъ загонять! — Симонъ святой
снялъ съ себя вериги святыя и задалъ имъ по тысящѣ разъ. Онѣ тогда Симону
святому змолились: „Симонъ святой, помилуй насъ! Кто эту молитву будетъ
знать, тебя и насъ будетъ прославлять, мы къ тому дому не подшатимся во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ лихорадки.

Господи, благослови, истенной Христосъ (трижды). Встану я, благословясь,
пойду я, рабъ Божій Макаръ, во чисто поле. Въ чистомъ полѣ стоялъ дубъ
Лаврентій; и подъ дубомъ подъ Лаврентьемъ, на горѣ Асафѣ, и стоятъ тутъ 12 сестеръ, беззастежныхъ и простоволосыхъ, и спрашиваетъ ихъ батюшка
Михаилъ архангелъ: „дѣти Ирода царя, куда вы пошли, путь свой
направили?“ — Мы пошли въ міръ людей знобить и злой смерти предавать.
— И запретилъ имъ батюшко Михаилъ архангелъ, и таловыемъ прутомъ
сталъ наказывать. И возопили ему двѣнадцать сестеръ, дочерей Иродовыхъ:
„О, батюшко Михаилъ архангелъ, не будемъ въ твой день по міру ходить и
кто тебя будетъ по трою на день призывать, того не будемъ костей ознбить и
лютой смертѣ предавать!“ И рече имъ батюшко Михаилъ архангелъ: —
Подите вы на темные лѣса и на черныя грязи, тутъ и жгите, и палите пенье и
колоду; тутъ вамъ гулянье и красованье по свой вѣкъ и по свою смерть. И не
прикасаться бы вамъ къ тому рабу Божію Макару и нынѣ, и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ двѣнадцати лихорадокъ.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя
рекъ), благословясь, пойду, перекрестясь, въ чистое поле, въ восточную
сторону. Въ восточной сторонѣ стоитъ вышнее древо. Подъ деревомъ подъ
вышнимъ стоятъ три чудотворца: первой-отъ чудотворецъ — Николай
угодникъ; второй-отъ чудотворецъ — Кузьма-Девьянъ; третій-отъ
чудотворецъ — Симонъ святой. Пошолъ Симонъ святой во путь, во дорогу, а
навстрѣчу то ему двѣнадцать дѣвъ, косматыхъ, безпоясыхъ простоволосыхъ.
„Куда вы, двѣнадцать дѣвъ, косматыхъ, безпоясыхъ, простоволосыхъ
пошли?“ „Мы пошли, двѣнадцать дѣвъ, косматыхъ, безпоясыхъ,
простоволосыхъ во путь, во дорогу, народъ томить, знобить и корчить, и
лютой смертѣ предавать!“ Взялъ Симонъ святой въ кажную руку по три
прута и далъ имъ въ спину по три лозана. Тогда возмолились Симону
святому двѣнадцать дѣвъ, косматыхъ, безпоясыхъ, простоволосыхъ: „Симонъ
святой, не трогай насъ, а мы не тронемъ раба Божія (имя рекъ).“ Кто эту
молитву будетъ знать, по трою на день читать, тому кумоха въ родъ и родъ
его не заглянетъ, во вѣки вѣковъ. Аминь.

Кумоха - это Мѣстное названіе лихорадки.


Отъ нестоихи.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Господи, благослови, Господи,
прости, Господи, помози. Какъ у стоячей бутылки горлышко завсегда стоитъ
прямо и бодро, такъ бы и у раба Божія (имя рекъ) завсегда х… стоялъ на
свою жену, рабу Божію (имя рекъ), и во всякое время для любови и для
похоти тѣлесныя. Аминь. Аминь. Аминь.


Противъ заушницы.
Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Шолъ Іисусъ Христосъ по
землѣ, ходилъ черезъ весь міръ земной, зашелъ въ наше село, встрѣтился съ
Томашей-Томашихой-Томашевой. „Зла Томаша-Томашиха, что слыхать въ
вашей деревнѣ?“ Отвѣчаетъ зла Томаша-Томашиха: — По дворамъ хожу,
свиней морю, на людей бѣду и скудость пущаю! — Отвѣчалъ батюшка,
истинный Христосъ: „Помогу людямъ моимъ, изгоню Томашу-Томашиху-
Томашову: згинь и пропади въ преисподнюю!“. Аминь. Аминь. Аминь.


Заговоръ отъ зубной боли.

Во имя Отца, во имя Сына, во имя и Святого Духа. Аминь.

Встану я, рабъ Божій Макаръ, благословясь; пойду, перекрестясь — изъ избы
дверми, со двора — воротами; пойду я, рабъ Божій, въ восточную сторону, въ
чистое поле, подъ свѣтлый мѣсяцъ, къ сухому дубу, къ синему морю. На небѣ
— мѣсяцъ, въ дубѣ — червякъ, въ морѣ — камень. Пока сіи три брата не
сойдутся вкупѣ и не будутъ въ чистомъ полѣ подъ сухимъ дубомъ на бѣломъ
камнѣ гулять, до той поры и у меня бы, раба Божія Макара, зубы не болѣли и
не щемили, и не ломили. И какъ мертвецъ лежитъ во гробѣ и не стряхнется,
не сворохнется, лежитъ онѣмѣвши и одубѣвши, такъ бы и у меня, раба Божія,
зубы онѣмѣли и одубѣли по сей годъ, по сей день по сей часъ, по сію минуту
и по сію секунду, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Присуха.

Стану я, рабъ Божій, имярекъ, благословясь; пойду, перекрестясь, изъ избы
дверми, изъ двора воротами, въ чистое поле, поклонюсь и помолюсь
двѣнадцати вѣтрамъ и двѣнадцати вихорямъ. У тѣхъ же вѣтровъ и у тѣхъ же
вихоревъ есть дядюшка Вихорь Вихоревичъ. И какъ не можетъ жить безъ
вѣтровъ, человѣкъ безъ ѣды, рыба безъ воды, шуръ безъ земли, — такъ бы не
могъ рабъ Божій (имя рекъ) безъ рабицы Божіей (имя рекъ) не жить, не быть,
не дни дневать, не ночи ночевать, и не думы подумать, и не мыслямъ
помыслить — по утру рано, въ вечеру поздно, на ветху и на молоду, и на
перекрою мѣсяца. Аминь.

Отсуха.

Стану я, рабъ Божій, благословясь, пойду, перекрестясь, изъ избы дверьми,
изъ двора воротами, въ чистое поле. Какъ рабъ Божій (имя рекъ), какъ онъ не
видитъ сзади тимени, такъ бы онъ ненавидѣлъ бы рабы Божіей (имя рекъ), и
на глаза бы не пущалъ, и на душѣ бы не держалъ въ полудень и въ полуночь,
до утру рано, по вечеру поздно, на ветху и на молоду, и на перекроѣ мѣсяцу.
Аминь.

Молитва Святаго Священномученика Кипріана.

Боже сильный, Святый Сынъ, Царь царствующимъ и Господъ
господствующимъ, неприкосновенный небеснымъ силамъ, егоже ужасаются
всяческая, егоже нигдѣже и никтоже видѣти можетъ, емуже тысяща
тысящами и тмы тмами святыхъ ангелъ и архангелъ предстоятъ. Ты вѣси
тайная сердца раба твоего, яко, не познавшу тебѣ первѣе, потворныхъ сія
непріязненная дѣла держахъ: облакъ еже не одождитъ, древа садовная, еже
плода имъ не творити, еже не родити, а иныя не зачинати рости; на
огражденіе винограда токмо отверзохъ рости, творяхъ, еже не цвѣсти имъ,
такоже и класомъ хлѣбнымъ, еже не прозябати и плода не творити, и рыбамъ
морскимъ, еже имъ не плавати, и птицамъ, не летати; и прости всяко
чародѣйство дѣяхъ: вси лукавы бѣси работаху мнѣ. Сія вся дѣлъ ради своихъ
и грѣховъ многихъ, и нынѣ убо, Господи, Боже, сильный и великій,
благоволивый отъ недостойна достойну ми быти и сопричаститися святому
твоему стаду, и преестественнымъ величествомъ милосердовавъ о мнѣ, и не
восхотѣ погубити со беззаконными моими, знаема мя сотвори быти, связавый
мя любовію своею твоей вѣрѣ, не омерзи мене, грѣшнаго и недостойнаго
раба твоего; припадаю бо, прошу пресвятое имя твое о всякомъ дому и о
всѣхъ православныхъ христіанехъ, иже страждутъ отъ чародѣйствъ лукавыхъ
человѣкъ льстивыхъ или отъ бѣсовъ, идѣже прославится имя твое святое и
призовутъ имя мое именемъ твоимъ, или прочтется молитва сія надъ которою
главою, или въ дому его, яко да разрѣшится отъ всякія пакости и одержанія,
и отъ зависти, злаго устрѣнія и дѣйственнаго отравленія, и язычнаго яденія.
И кто убо держать будетъ сію молитву во своемъ дому, да будетъ соблюденъ
отъ всякаго ухищренія и потвора, и отравы лукавыхъ и ближнихъ сосѣдъ, да
бѣжатъ отъ него бѣсове, зліи дуси, и да отступитъ отъ него всяко мечтаніе
бѣсовское. Грсподи, Боже, ты область имаши небеснымъ и земнымъ; ради
имени твоего великаго и ради несказанныя твоея благодати, ради
единороднаго Іисуса Хруста, услыши мя недостойнаго раба твоего въ часъ
сей: идѣже аще прочтется житіе мое или молитва сія, да разрѣшится, яко
воскъ тающе отъ огня, тако лукаваго ухищренія и всякаго вреда
человѣческаго или животнаго, или винограднаго имѣнія ихъ малыхъ и
великихъ во имя живоначальныя Тройцы да будутъ просвѣщеніи суть и
разрѣшени и развѣ Тебе иного Бога не знаемъ. Якоже отъ камени Моисею
воду источилъ еси жезломъ израилевымъ, тако Ты, Боже силенъ, положи
руку твою державную и сильную, святую, полну благословенія дому,
имущему сію молитву. Яко насадилъ еси рай во Едемѣ и отъ того исходятъ
твоимъ повелѣніемъ четыре рѣки: Геонъ, Фисонъ, Тигръ и Ефратъ въ тихости
и адамскій человѣкъ не можетъ удержать, яко да не могутъ чародѣйственная
дѣла или ловленіе бѣсовское апостольская удержати запрещенія, еже има азъ
разрѣшихъ и разрѣшаю, прогнахъ и прогоняю противная, злая, отъ злыхъ
человѣкъ пущена и лукавыхъ бѣсовъ — отъ раба Божія, имя река, призывающаго мя именемъ твоимъ отъ всего имѣнія его, яко же умножилъ
еси лѣто Іезекію царю, тако да умножится вся земная и духовная имущему
сію молитву служенію ангелъ, пѣніемъ серафимскимъ Благовѣщеніе
пресвятыя Богородицы отъ архангела
Гавріила плотьскаго ради зачатія Сына Божія, Бога нашего Іисуса Христа,
славнаго ради рождества его въ Виѳліемѣ, засланіемъ младенецъ отъ Ирода,
святаго ради крещенія, воспріятіемъ во Іорданстѣй рѣцѣ, постомъ постѣ,
искушеніемъ отъ діявола, ужасныя его побѣды на враги, ужаснаго суда его,
ужасныхъ чудесъ его, иже въ мірѣ бывшихъ, исцѣленіе даруя, прокаженныхъ
очищая, мертвыя оживляя, бѣсы изгоняя, иже во Іерусалимъ входъ его,
осанна сыну Давыдовъ, младенцемъ вопіющимъ ти, страсти ради распятія и
погребенія, и изъ мертвыхъ воскресенія, и еже на небеса вознесеніе, пѣніе
тмы тмами ангелъ и архангелъ, славы восходнаго твоего восхожденія,
пѣснословія, втораго и страшнаго пришествія твоего, власть ея же далъ еси
святымъ твоимъ ученикомъ и апостоломъ, рече: „имже держите — держится,
и елико аще разрѣшите на земли, будутъ разрѣшеніи на небесѣхъ. Ради бо
сихъ именъ и ради силы твоея заклинанаю и прогоняю духи лукавыхъ, аще
убо въ небеси или на земли, или на пути, или на распутіи, или во истоцѣ, нли
въ рѣцѣ, или въ корени, или въ кровли, или во дворѣхъ, или во оконцѣ, или
въ верхнемъ порозѣ, или въ нижнемъ, или въ корени, или въ вѣтви, и да
разрѣшенно будетъ на полѣ, въ нивахъ или въ виноградѣхъ, или въ
вертоградѣхъ, или въ ямахъ, или въ травѣ, или въ пещи, или въ бани, или въ
капищи идольскихъ, или въ кожи рыбной, или въ кожи зміиной, или во
власѣхъ брадныхъ, или во главѣ, или во главномъ убрусѣ, или во зголовіи,
или въ постели, или во обрѣзаніе ногтей ручныхъ и ножныхъ, или во
обувеніихъ, или въ златѣ, или въ сребрѣ, или въ мѣди, или въ свинцѣ, или въ
оловѣ и желѣзѣ, или въ воску, или въ кости, или во лбу человѣческомъ или
звѣриномъ, или въ морскихъ рыбахъ, или въ животныхъ морскихъ, или
земныхъ животныхъ, или въ летающихъ по воздуху движимыхъ и
недвижимыхъ, или въ хартіи, или въ чернилѣ, или въ нѣкоторой оной вещи и
отъ студа затворены, да разрѣшатся. Аще ли есть писано въ седмидесятихъ
двухъ языцѣхъ, да разрѣшатся, понеже азъ разрѣшихъ и разрѣшаю тако
Лукасуса, Марасалуна, Малуремираха, Ниона погнахъ и еще прогоняю;
имена Тихіа, Сихахіа и Елизду, и протчія, иже отъ человѣческаго рода
самихъ ся и предавшихъ въ бѣсы — и сіи да разрѣшатся, да изыдутъ отъ раба
Божія, имя рекъ, Твоимъ повелѣніемъ, Господи, и отъ дому его, имущему
молитву сію святую, и отъ всего имѣнія его малаго и великаго силою чеснаго
и животворящаго креста и молитвъ ради пречистыя твоея матери, владычицы
нашея, Богородицы, и молитвъ ради святыхъ небесныхъ силъ, херувимъ и
серафимъ, престолъ, грозныхъ воинствъ, силъ, началъ и властей, ангелъ и
архангелъ, и святыхъ праведныхъ патріархъ Авраама, Исаака, Іякова,
Мельхиседека и Іова; молитвою Іисуса Навина, иже солнце ста на многъ
часъ; молитвъ ради пророкъ и апостолъ, и мученикъ, и мученицъ, святителей,
священія человѣкъ, преподобныхъ отецъ и преподобныхъ женъ, и святыхъ
исповѣдникъ, и безсребренникъ; молитвъ ради трехъ сотъ и осьмидесяти перваго собора и поручниковъ нашего покаянія Василія Великаго и Григорія
Богослова, Іоана Златоустаго и Николы Чуднаго, и всѣхъ угодившихъ
молитвами — да прогонятся, да удавится всяка злоба и лукавство, и зависть,
и ревность, и удержанія, и зло глаголаніе, и язычное яденіе, и всѣ, что
дѣянная злыхъ человѣкъ всякое совѣщаніе, да отдалится отъ раба Божія, имя
река. Молитвъ ради пречистыя твоея Матери помилуй и спаси раба своего
или рабу, имя река, да не прикоснется къ нему и къ дому его ни кое зло, ни
зависть, ни чародѣйства, ни разбойства, ни бѣда, ни болѣзнь, ни какое зло, ни
лукавство, ни во утренній день, ни вечерни, ни въ нощи, ни въ полунощи и во
вся дни живота его, яко ты еси Богъ нашъ и милуя, и спасая. И Тебѣ славу
возсылаемъ“. Отцу и Сыну, и Святому Духу, и нынѣ, и присно, и во вѣки
вѣковъ. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:10 am

Молитва Архистратигу Михаилу Грозному воеводѣ небесной силы.

О, Господень великій архангеле Михаиле, у Господа Бога великій царь
безначальныхъ! призываю тебя, архангела Михаила, къ рабу твоему (или
рабѣ твоей имя рекъ) на помощь мою, взяти мя отъ врагъ моихъ, видящихъ и
невидящихъ! О, господине великій архангеле Михаиле, излей мира благаго
на раба своего; демону сокрушителю запрети всѣмъ врагамъ твоимъ,
борющихъ вся со мною, сотвори, яко овцы, сокруши, яко прахъ предъ лицо
ветра! О, господине великій Михаило Архангелъ, шестокрылатыя первый
князь воевода небесной силы, херувимы и серафимы! О, господень великій
архангеле Михаиле, чудной хранитель, изрѣченной буди мнѣ помощникъ во
всѣхъ бѣдахъ, скорбѣхъ и печаляхъ, пустыняхъ, на рѣкахъ и на моряхъ! О,
господине архангеле Михаиле, избави меня отъ прелести дьявольскія,
призывающа святое имя твое, внегда услыши молитву мою, ускори на
помощь мою! О, господень великій архангеле Михаиле, покори вся
противящіяся силою честнаго животворящаго Креста господня, пресвятыя
Богородицы, святыхъ ангеловъ, святыхъ апостоловъ, святаго славнаго
пророка, крестителя предтечева, Іоанна, святаго великаго Няколая
чудотворца, Иліи пророка, Никиту, Остафія, святыхъ великомученикъ и
всѣхъ святыхъ, избави отъ труса, потопа, отъ огня, меча, отъ глада и
губительства и помилуй мя.




Утренняя молитва.

Господи, благослови,
Господи, спаси, Господи, помоги!
Печать Христова,
Духа Святова.
Спасъ на рукахъ,
Богородица предъ глазахъ,
Ангели охраняютъ,
Врага отгоняютъ.
Ангелъ мой,
Хранитель мой,
Сохрани меня,
Сокрѣпи меня
На днешній день,
На доброе дѣло,
На святую молитву,
На Христову милостину.
Врагъ-сотона,
Отступись отъ меня.

Нѣтъ тебѣ во мнѣ —
Ни части,
Ни мѣста,
Ни радости!
Есть мнѣ заступа,
Есть мнѣ укрѣпа:
Гробъ Господень,
Никита мученикъ,
За Христа мучится,
За меня муку терпитъ,
За насъ грѣшныхъ Бога молитъ.
Аминь.


Утренняя молитва.


Красно солнышко восходитъ,
Самъ Ісусъ Христосъ выходитъ,
Крестъ, еваньелье выноситъ.
Благослови, милосливой Господи.
По сырой землѣ пройти,
Таланъ-долю найти,
Ко Лукѣ, ко Марку,
Ко Михайлу Архангелу,
Ко Матушкѣ Пресвятой Богородицѣ
Въ пресвѣтлый рай взойти. Аминь.

Вечерняя молитва.


Солнце на закатѣ,
Ангелъ на отлетѣ...
Господи, Господи,
Послать Тебѣ нечего:
Ни поста, ни молитвы,
Ни денныя, ни нощныя.
Запиши меня, Господи,
Въ животную книгу;
Помяни меня, Господи,
Егда пріидеши во царствіи Твоемъ!
Аминь.

Молитва на сонъ грядущимъ.


Никола въ зголовахъ,
Богородица въ ногахъ,
Справа Іоаннъ Богословъ,
Слѣва другъ Христовъ,
Надо мной чуденъ крестъ
На семьдесятъ семь верстъ.
Ангелъ мой,
Хранитель мой,
Сохрани мое тѣло,
Просвѣти мою душу,
На́ день, полу́ день,
На́ ночь, полу́ ночь,
Безъ грѣха на спасенье.
Во вѣки вѣковъ.
Аминь.

Отъ порѣзовъ и всякихъ ранъ.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Встану, благословясь, выйду,
перекрестясь, изъ избы въ ворота, за чистое поле, на синее море, на окіянъ.
На морѣ на окіянѣ, на островѣ на Буянѣ стоитъ каменна гробница; на той
гробницѣ сидитъ красная дѣвица; красная дѣвица шьетъ и зашиваетъ иголкой
и ниткой, и чистымъ шолкомъ шемаханскимъ кровавыя раны, бойныя жилы.
Надъ той дѣвицей летитъ черный вравъ. Ты, вранъ, не каркай, а ты, кровь, не капай ни отъ пули бойной, ни отъ стрѣлы летячей, ни отъ ножа востраго, ни
отъ копья булатнаго. Ключъ, замокъ. Аминь. Аминь. Аминь.

Читать надъ раненымъ мѣстомъ трижды.

Присуха.

Господи, благослови, истинный Христосъ. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ),
не благословясь, пойду, не перекрестясь, изъ избы не дверью, изъ воротъ не
въ поле, сквозь полъ въ подполье, на закатъ красна солнышка, на восходъ
ясна мѣсяца; пойду я, рабъ Божій (имя рекъ), въ лѣсъ къ бѣлой березѣ, сдеру
бѣлое бересто, брошу въ пещь огненную. Какъ то бересто на огнѣ горитъ и
тлѣетъ, и пылаетъ, такъ бы и у рабы Божіей (или раба Божія, имя рекъ),
сердце бы тлѣло и горѣло, и пылало бы ко мнѣ, рабу Божію (или рабѣ
Божіей, имя рекъ) во вѣки вѣчные, до отвороту, всегда, нынѣ и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Присуха.

Господи Исусе, Христе, Сыне Божій. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Аминь. Лягу я, рабъ Божій или раба Божія, (имя рекъ), благословясь, встану,
перекрестясь, пойду изъ избы дверьми, изъ сѣней воротами, въ чистое поле,
на быстрыя рѣки. На быстрыхъ рѣкахъ стоятъ заливные луга, на тѣхъ лугахъ
подкошо́ ная трава, подъ Божьимъ солнцемъ сохнетъ и вянетъ. Какъ на
быстрыхъ рѣкахъ луговая трава подкошоная сохнетъ и вянетъ, такъ же бы и у
рабы Божіей (или у раба Божія имя рекъ) сердце сохло и вяло, и ныло, и
тосковало объ рабѣ Божіемъ (или рабѣ Божіей имя рекъ) въ вѣки вѣчные;
отнынѣ и по вся вѣки, до Страшнаго Суда. Аминь. Слово мое крѣпко. Ключъ,
замокъ. Шарамаку баша. Аминь. Аминь. Аминь.

Присуха.

Господи, благослови! Господи, Исусе, Христе, Сыне Божій, помилуй насъ.
Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь,
честнымъ Крестомъ оградясь, Богородицѣ помолясь и поклонясь; выйду изъ
воротъ на улицу, о́ тводомъ въ чистое поле, въ широкое раздолье, подъ
востокъ, подъ западъ, подъ полдень и подъ полуночь. Есть въ чистомъ полѣ,
въ широкомъ раздольѣ двѣнадцать вѣтровъ, двѣнадцать буйныхъ братьевъ. Я
вамъ, братья вѣтры, покланяюсь и помаляюсь: Ой вы, двѣнадцать братьевъ
вѣтровъ, подсобите и помогите мнѣ, рабу Божію (иля рабѣ Божьей, имя
рекъ), снимите съ меня тоску, печаль и сухоту несусвѣтимую, отнесите и
напустите на рабу Божію (или раба Божія имя рекъ), чтобы сохла и тосковала
она по мнѣ, по рабѣ Божіемъ (или рабѣ Божіей имя рекъ), жить бы не могла,
ни пить, ни ѣсть, смертной тоской бы тосковала, а сухоты бы не избывала, въ банѣ бы не замыла и водой не отлила. Во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь.
Аминь.

Присуха.

Читать „Да воскреснетъ Богъ“ и т. д. до средины. Господи, благослови,
истенной Христосъ. Пойду я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и
перекрестясь, въ чистое поле, на синее море. Въ синемъ морѣ морская рыба.
Закину неводъ, вытяну рыбу морскую. Какъ тяжело морской рыбѣ безъ воды
жить, такъ бы тяжело было и рабѣ Божіей (или рабу Божію, имя рекъ) безъ
раба Божія (или рабы Божіей, имя рекъ) жить. Ни день бы она передневала,
ни ночь бы она переночевала, спала бы — не засыпала, въ ѣдѣ бы не заѣдала
и въ питьѣ бы не запивала. Въ морѣ рыба съ рыбой сходится, такъ бы и раба
Божія (имя рекъ) со мной сходилась и отъ меня бы не отходила, смотрѣла бы,
не насмотрѣлась, говорила, не наговаривалась и любовь бы ко мнѣ имѣла
всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ притокъ и призоровъ.

Помяни, Господи, царя Давыда и всю кротость его! Встану я, рабъ Божій
(имя рекъ), на зарѣ, о вечерней порѣ, благословясь и перекрестясь, Господу-
Богу помолясь, выйду въ чистое поле, на синее море. Въ чистомъ полѣ, на
синемъ морѣ есть тридевять колдуновъ и колдуницъ, тридевять еретиковъ и
еретицъ, тридевять вѣдуновъ и вѣдуницъ напускаютъ на меня, раба Божія
(имя рекъ), вѣтры и притки, призоры разные. И взойду я, рабъ Божій (имя
рекъ), на Сіонскую гору, и стану я, рабъ Божій (имя рекъ), на желѣзномъ току
подъ мѣднымъ потолкомъ; и одѣнусь я, рабъ Божій (имя рекъ), небесной
высотою, подпояшусь свѣтлою зарею вечернею и утреннею, осыплюсь
частыми звѣздами и умоюсь свѣжею водою — отъ полуденнаго вѣтра, отъ
вечерняго вѣтра и отъ утренняго вѣтра, и
отъ ночного вѣтра; отъ денной притки, отъ ночной притки, отъ вечерней
притки, отъ утренней притки и отъ полуночной, и отъ полуденной притки, и
отъ призоровъ, и прикосовъ всякихъ и отъ всѣхъ злыхъ людей. И никто бы
мнѣ ни въ чемъ не повредилъ, не изурочилъ, не обаялъ. Слова мои крѣпки
накрѣпки всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь Царю Небесному.
Аминь.

Отъ порчи.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Крестъ — креститель, крестъ
— святитель, крестъ — красота церковная, кресть — хранитель всея
вселенныя, крестъ — демоновъ прогнаніе, крестъ — бѣсамъ язва. И нынѣ, и
присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ),
благословясь, пойду, перекрестясь, изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ
калитку, въ чистое поле, на синее Окіанъ-море. На томъ синемъ Окіанъ-морѣ, въ чистомъ полѣ стоитъ бѣлая кужлеватая береза — сама матушка Пресвятая
Богородица. Ей я, рабъ Божій (имя рекъ), покорюсь и помолюсь, на всѣ
стороны поклонюсь: Пречистая мати, Пресвятая Богородица Дѣво, помоги,
пособи мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), отговаривать притчи и призоры,
вѣтряные переговоры, нутряные переломы, съ кости, съ мозгу, съ бѣлой
жилы, изъ ясныхъ очей, съ ретива сердца, со буйной головы, изъ тридесяти
костей, изъ тридевяти жилъ, изъ единой становой жилы, изо всего стану
человѣческаго у раба Божія, или у рабы Божіей (имя рекъ). Всегда, нынѣ и
присно, и во вѣки вѣковъ. Ключъ словамъ, замокъ мыслямъ. Аминь. Аминь.
Аминь.

Отъ порчи у дѣтей.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Встану, не благословясь;
пойду, не перекрестясь; изъ избы не дверями, со двора не калиткой, не въ
чистое поле, не подъ свѣтлый мѣсяцъ, не подъ часты, мелки звѣзды, не на
утренней зарѣ, не на вечерней. Пойду я, рабъ Божій (имя рекъ) съ озера на
озеро, съ рѣки на рѣку, съ ключа на ключъ. Въ тѣхъ озерахъ и въ рѣкахъ, и на
ключахъ вода живая, текучая и палючая. Той водой обливаю и окропляю я,
рабъ Божій (имя рекъ), пенья и колоды, сухія кочки и бѣлыя камени; смываю
и снимаю всякую нечистоту и щерботу. Еще же умою и окропляю, и помазую
сего раба Божьяго, младенца (имя рекъ), отъ худой худобы, отъ хворой
хвороты, отъ лихой лихости, отъ матрней думы, отъ отцовскихъ мыслей, отъ
всякаго зглазу и призору, и озепу, и оба́ ю, отъ всякаго лихого человѣка, отъ
дѣвки простоволоски, отъ бабы паларотки и отъ всякаго сустричнаго и
поперечнаго. Будьте вы, мои слова, крѣпки, въ ключи и въ замки, и во вѣки
вѣковъ. Аминь.

Для излѣченія порчи у дѣтей нужно на зарѣ (утренней или вечерней —
безразлично) сходить на рѣку къ тому мѣсту, гдѣ двѣ рѣки встрѣчаются (къ
устью), или же на три рѣки; въ случаѣ крайности — на три озера, или на три
ключа. Итти на рѣку молча, не кланяясь, не отвѣчая на привѣтствія и не
оглядываясь. Придя къ рѣкѣ, почерпнуть, трижды выливая, воды и тѣмъ же
порядкомъ вернуться домой. Дома вода со всѣхъ трехъ источниковъ
собирается въ одно мѣсто, и затѣмъ ею умываютъ трижды ребенка, читая
вышеупомянутый заговоръ. Если это средство не поможетъ, то нужно читать
„Купреяновы молитвы“.

Отъ лихорадки.

Написать на бумажкѣ три раза подъ рядъ:
Саторъ арепо тенетъ опера ротасъ.

Прочитать это три раза, не дыша, и съѣсть съ Исусовой молитвой.
Чтобы скотина велась.

Новокупку, приведя домой, становятъ въ воротахъ; на порогъ постилаютъ
поводъ, на которомъ вели купленную скотину, и перегоняютъ ее черезъ
поводъ со словами:

Дворовый хозяинъ, прими скотинушку, полюби нашу новую животинушку!

Послѣ этого машутъ поводомъ на всѣ четыре стороны.

Чтобы у ребенка были крѣпкіе зубы.

Мышка, мышка, на тебѣ зубокъ костяной, а мнѣ (или, если ребенокъ малъ и
не можетъ пролепетать весь заговоръ самъ, то за него говоритъ мать: а
младенцу такому-то) дай стальной. Аминь.

Затѣмъ зубъ бросается подъ печку.

Чтобы курица была носчѣе.

Когда молодка снесетъ цервое яйцо, то хозяйка беретъ его и проводитъ имъ
трижды вокругъ головы мужа, приговаривая:

Сколько у... (имя хозяина) на головѣ волосьевъ, столько бы у рябушки
(чернушки и пр.) зародышковъ, а у меня грошиковъ.

Первое яйцо должно быть отдано въ церковь.

Чтобы спина не болѣла отъ полевыхъ работъ.

Увидя въ первый разъ весною пролетающихъ журавлей, нужно лечь на траву
и семь разъ перекувыркнуться черезъ голову, или перевернуться съ боку на
бокъ, приговаривая:

Журавель, журавель,
У тя шея коломъ,
А у мея (меня) спина колесомъ,
А не крюкомъ.

Спина во время полевыхъ работъ будетъ „быть пружинная“.


Отъ порѣза, поруба и т. д.

Господи, благослови, истенной Христосъ, помоги началъ положить. Аминь. Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду, перекрестясь, изъ
дверей въ двери, изъ воротъ въ ворота, въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ
течетъ тридцать три рѣки и двѣ рѣки, и едина рѣка — Черна-Смородина. По
той рѣкѣ, Черной Смородинѣ, бѣжитъ легкая малая лодка. Въ той легкой
малой лодкѣ сидитъ старъ, матеръ человѣкъ; голова у него бѣла, борода сѣда,
везетъ онъ наго, сине, мертво тѣло; въ рукахъ онъ держитъ длинну, востру
саблю булатную. Той вострой саблей булатной сѣчетъ и рубитъ онъ сине,
наго мертвое тѣло. Съ того мертва, синя, нага тѣла кровь не течетъ и не
канетъ. Такъ же бы и у раба Божія (имя рекъ) изъ раны кровавой кровь не
текла, не капула и никакой бы сухоты и ломоты не было. Слово мое крѣпко и
твердо, аки столобъ мѣдянъ, верея желѣзна. Изъ ключа въ ключъ, изъ замка
въ замокъ. Всегда нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь. Аминь. Аминь
Царю Небесному.

Говорить трижды и каждый разъ сплюнуть трижды черезъ рану.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:14 am

Молитва отъ духовъ нечистыхъ.

Боже вѣчный, избави насъ отъ плѣненія діяволя, изми раба твоего (имя рекъ)
отъ всякаго дѣйства духовъ нечистыхъ, — и имъ бѣсомъ отступити отъ души
и тѣла отъ раба твоего (имя рекъ), и да не пребудутъ, ниже таятся въ немъ,
или на него нападающи, но да отбѣжитъ именемъ твоимъ единороднаго ти
Сына, Господа нашего, Исуса Христа, и животворящаго Креста, и Святаго
твоего и животворящаго Духа отъ созданія рукъ твоихъ, да очистится отъ
всякаго діявольскаго дѣйствія, навѣта, преподобне и праведне, и благочестне
поживетъ, сподобляемъ пречистыхъ и животворящихъ таинъ, единороднаго
ти Сына и Господа Бога нашего, Исуса Христа, съ нимже благословенъ еси и
препрославленъ, съ пресвятымъ и благимъ, и животворящимъ ти Духомъ, —
всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

Молитва отъ духовъ нечистыхъ.

Да отбѣгнутъ и отступятъ отъ дому сего и отъ мѣста сего‘ и яже вхожденіи
всякомъ путномъ и путешествіи, въ яденіи и питіи, отъ раба Божія (имя рекъ)
— всякаго діявольскаго обстоянія и чародѣянія волшебная дѣйства
окропленіемъ молитвы и воды сея окропленіемъ исчезните вси діявольскія
силы во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Молитва священномученику Кипріяну.

Господи, Боже, великій, всесвятый сый и препрославленный, Царь
царствующимъ и Господь господствующимъ. Слава ти сѣдѣвшему во свѣтѣ безсмертномъ, егоже никтоже видѣ, ниже видѣти можетъ; иже тысящами
тысящъ и тьмы тьмами святыхъ ангелъ и архангелъ: 1. Михаилъ, 2. Гавріилъ,
3. Рафаилъ, 4. Уріилъ, 5. Семфіилъ, 6. Рагудіилъ, 7. Варахіилъ — предстоятъ
предъ тобою. Ты вѣси рабу твоему (имя рекъ), яко не познавшю ми тебе,
истиннаго Бога, первѣе сіе дерзахъ: блудъ творяхъ съ тмочисленными
женами и во образъ человѣкомъ, и спроста рещи — всякое чародѣйство
дѣлахъ, и лукавы бѣси мнѣ работаху. Нынѣ убо, Господи сильный и великій,
благоволивый отъ недостойнаго достойному быти, и сотвори мя причастника
быти священному ти стаду, и преестественнымъ величествомъ
милосердвовавый о мнѣ, рабѣ твоемъ (имя рекъ), не восхотѣ погубити мя со
беззаконіи моими, знаема мя сотвори святѣй твоей непорочной вѣрѣ, не
отверзи мя, грѣшнаго и недостойнаго раба своего (имя рекъ), припадающаго;
Отче всесильный, Михаилъ архангелъ, иже ко Владыцѣ благоразумнѣ, яко
слуго вѣрный сохраняя, архангельскимъ и мысленнымъ старѣйшинствовати
учиненъ бывъ отъ Вседержителя и, видѣвъ отступника падша, собравъ
архангельскія лики, и рече: вонмемъ добре предъ сотворшимъ ны. Спасенію
же нашему сопротивникъ и ратникъ, разгордѣвъ на Зиждителя и не сумнѣвся,
рекъ: престолъ мой на облацѣхъ поставлю и Вышнему подобенъ буду. И тако
похвалихся, архангельскія испаде власти, яко же рече Господь: видѣхъ
Сатану, яко молнію, съ небесе спадша; данный же ему чинъ такожде съ нимъ
низпаде, и, презорствовавъ, пострада.

1. Архангелъ Михаилъ есть побѣдитель супостатомъ, топчющъ Люцыпера,
лѣвицею держащь вѣтвь финичю зеленую, десницею же копіе, имуще верху
своемъ хоруговь бѣлую, отъ копій конецъ обвивающуюся, а на ней
червленый крестъ истканъ.


2. Гавріилъ — вѣстникъ Божіихъ таинъ, держащь десницею фонарь съ
возженною внутрь свѣщею, въ шуйцѣ же зерцало каменно, аспида зелена,
червленности нѣчто мѣстами въ себѣ имущу.

3. Рафаилъ — врачъ недугомъ, шуйцею, мало поднесенною, держащъ
алавастръ врачеванія, десницего водящъ Товію отрока, носящаго рыбу, въ
Тигрѣ ятую.

4. Уріилъ — сіянія сый, огня Божественнаго, просвѣтитель есть
потемненныхъ, держащъ десницею мечъ обнаженный противу персей въ
шуйцѣ, же низпущенной — пламень огненный.

5. Сеалфіилъ — молитель, моляй Бога выну о человѣцѣхъ и человѣка къ
молитвѣ возбуждаяй; лице и очи долу низпущени имѣяй, руцѣ же къ персямъ
согбени, по подобію молящагося умиленне.
6. Рагудіилъ — славитель Бога, иматъ служеніе утверждати человѣкъ,
труждающихся любо славы ради Божія и ходатайствомъ воздаяніе; въ
десницѣ имущъ вѣнецъ златъ, въ шуйцѣ же бичъ, отъ трехь перловъ черныхъ,
сь треми концы.

7. Варахіилъ — благословенія Божія податель и божіихъ благодѣяній намъ
ходатай, носящъ въ нѣдрахъ одежды своея цвѣты розъ бѣлыхъ.

И еже зрятъ у дверей Господнихъ, и держатъ скипетры въ рукахъ, еже
хранятъ ложе Господне и дивятся множество ангелъ и архангелъ, и рекутъ;
проклените Сатану и діявола, да не прикоснется ко мнѣ, рабу Божію (имя
рекъ), ни въ день, ни въ нощь, ни на пути, ни на семъ же мѣстѣ, — но
соблюди, Господи, Исусе Христе, Сыне Божій, молитвами всегда, нынѣ и
присно, и во вѣки вѣкомъ. Амінь.


Завѣщаніе Кипріаново.

И азъ, окаянный, обѣщаюсь и кленусь всемогущимъ Богомъ, предъ святымъ
его образомъ, да разрѣшатся, понеже и азъ разрѣшихъ и разрѣшаю, прогнахъ
и прогоняю, и всю силу бѣсовскую проклинаю:

1. Калу,

2. Сапусъ,

3. Мараса,

4. Лукъ Малоубійской,

5. Ехорана, князя бѣсовскаго,

6. Верзаула совсею силою его проклинаю и прогоняю,

7. Чирила и всю силу его проклинаю,

8. Гайку,

9. Тагайку,

10. Марту Фраску,

11. Фараонка,

12. и высокоумнаго Войну, 13. Обдѣнка,

14. Измаила Измаиловича и всю силу его,

15. и темнаго блуднаго бѣса Сольцу проклинаю,

16. проклинаю Каржикалка,

17. Картиналову жену,

18. и Птипильлимку,

19. Акѳенееса,

20. Дунейса,

21. Хрисокулиса,

22. Оракушку,

23. Дуйдукулиса,

24. Пантикалиса,

25. и Ерлидякевеса,

26. Ернидевоса,

27. Фекфектипилиса,

28. Анѳиріяла,

29. Факѳіяла,

30. Мардикіяла.

Проклинаю и прогоняю:

Ихида бѣса,
Ефіопа грознаго,

31. Езуйта страшливаго,

32. Синца блуднаго, 33. Истукана грубнаго и огневиднаго,

34. Политама смутнаго

35. и водянаго бѣса Ярахту.

Проклинаю и прогоняю:

36. Тахія,

37. Сенахія,

38. Елизду,

39. Даила,

40. Мара,

41. Салуктамара,

42. Ереміорка и въ глубинѣ проклятаго змія, который привелъ Христа на
распятіе.

Прогнахъ и прогоняю, и ихъ бѣсовъ проклинаю, и гдѣ кладезь со огнемъ
адскимъ, изъ котораго данъ былъ ключъ лютому змію:

43. Люципера, егда спаде съ небесе въ преисподняя земли, гдѣ суть купно съ
нимъ и осужденныя,

44. Мамонъ беззаконный,

45. Сатана треокаянный,

46. Асмодей похотливый,

47. Веліяръ превратный,

48. Верзаулъ, князь бѣсовскій,

49. Бемеръ окрутный,

50. Левитанъ, начальникъ надъ всѣми сыны гордыми, и вси дуси подземныя,
которыя часто отверзаютъ землю и творятъ быть вѣтромъ прежестокимъ, и
причиняютъ за грѣхи наша многія пакости. Обаче же, Богу попущающу, проклинаю и прогоняю:

51. Сисайка,

52. Вентирка,

53. Обдулка.

Проклинаю и прогоняю:

54. Вентилируску,

55. Дуйдуску,

56. Дойдунка.

Проклинаю и прогоняю:

57. Афикола,

58. Голиѳито,

59. Коръ,

60. Корчала,

61. Тымусита,

62. Подра,

63. Артимана,

64. Елолима,

65. Амикрота,

66. Дивита,

67. Затайку,

68. Ливитута,

69. Ливакраса,
70. Ликраса,

71. Луѳроса,

72. Пулла,

73. Галифита,

74. Сайча,

75. Ссора,

76. Чала,

77. Помалита,

78. Ѳовру,

79. Актимана,

80. Елоѳома,

81. Амихала,

82. Натолетку,

83. Ливотуса,

84. Ливокраса,

85. Хикраса,

86. Лифроса,

87. Меркулка,

88. Асмодея лукаваго бѣса и всю силу сатанинскую прогнахъ и прогоняю, и
проклинаю отъ сего раба Божія (имя рекъ), отъ дому его и отъ всего имѣнія
его, малаго и великаго. Боже всевышній, иже суть, разрѣши болѣзнь
сердечную своимъ рабомъ (имя рекъ) и мнѣ, рабу твоему больному, и
разрѣши болѣзнь сію. Заклинаю васъ, бѣсовъ, одѣвающимся свѣтомъ, яко
ризою, единъ, имѣяй власть, единъ, имѣяй безсмертіе, и какъ я предъ Богомъ
и судомъ его всесильнымъ въ томъ когда отвѣтъ дать могу, что впредъ ихъ
всей діявольской силы ни подъ какимъ видомъ ихъ не имѣть и ни отъ кого
впредь не принимать, и объ нихъ разглагольствія проклятыхъ бѣсовъ не чинить, и никаковыхъ ихъ пісенъ себѣ въ руки ни отъ кого не принимать, и
ничему не учиться. Какъ суще мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), Господь Богъ
душевно и тѣлесно да поможетъ.

Въ заключеніе же сей моей клятвы цѣлую слова и крестъ Спасителя моего,
яко тому подобаетъ всяка слава, честь и поклоненіе Отцу и Сыну, и Святому
Духу нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:55 am

Заговоръ нащетъ суду.

Господи, благослови, отче! Одѣяйся свѣтомъ, яко ризою; простираяй небо,
яко кожу; покрываяй облаки, препояса поясомъ Пресвятыя Богородицы,
свяжи уста, языки и гортани у князей и бояръ, и управителей, и вельможъ, и у
всякихъ властителей, и у приказныхъ служителей, подъячихъ и моихъ
супостатовъ, которые со мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ), судитися
станутъ; свѣтъ отъ нощи всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

Заклинатель со умиленіемъ и слезами чтетъ молитву сію:

Господи, Іисусе Христе нашъ, всея твари Творче, Содѣтелю, живаго и
безсмертнаго Отца, Сына, собезначальне и соприсносущне, многаго ради
безсмѣртнаго твоего человѣколюбія апостоломъ своимъ власть давый, еже
наступати на змію и на скорпію, и на всю силу вражію, и еже о имени твоемъ
бѣсы изгоняти. Отъ нихъ же и азъ недостойный другопріимательне твоимъ
человѣколюбнымъ смотрѣніемъ сіе достоинство пріими, Твое великолѣпое и
всестрашное имя со страхомъ и трепетомъ въ смиреніи мноземъ призывая,
Тебѣ, Владыцѣ моему, молюся: призри на мя, недостойнаго раба твоего, и,
презрѣвъ ми вся согрѣшенія вольная и невольная, укрѣпи мя нынѣ на брань
сію, дерзновеніе ми подавая и силу, еюже побѣдимъ бывъ сатана, яко молнія
съ небесе ниспаде; яко да и азъ, твоею побѣдою вооруженъ крѣпко, побѣжду
и сокрушу лютаго сего змія силу. Твоя бо есть держава, сила же и царство, и
слава со безначальнымъ ти Отцемъ, и пресвятымъ, и благимъ, и
животворящимъ ти Духомъ нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.





Молитва святаго священномученика Кѵ̈пріана.

Призываемъ тя Владыко, Боже Вседержителю, вышній, неискусимый,
мирный Царю! Призываемъ Тя, сотворшаго небо и землю, отъ Тебе бо
произыде алфа и омега, — сій есть начатокъ и конецъ, предавый человѣкомъвъ послушаніе четвероножныя и безсловесныя животныя. Ты бо покорилъ
еси, Господи, простри руку твою крѣпкую и мышцу твою высокую и святую,
и просвѣщеніемъ твоимъ святымъ посѣти созданіе твое сіе, и исполни ему
ангела мирна, ангела державна, души и тѣла хранителя, яко да запретитъ и
отженетъ отъ него всякаго лукаваго и нечистаго демона. Ты бо еси единъ
Господь высокій, Вседержитель благословенный въ вѣки вѣковъ. Аминь.

Заклинаю тя Духомъ, вдохнувшимъ человѣкомъ животъ вѣчный, егоже имя
страшно и усты человѣческими неизглаголанно! Заклинаю тя грядущимъ
огнемъ и жупеломъ, и пескомъ, и трубою; ему же явшуся, солнце побѣжитъ
на западъ и звѣзды спадутъ на землю, и восплачутся вся племена и людіе!

Заклинаю тя сшедшимъ въ дольняя страны и земли и расторгшимъ твердыя
вереи, и разрушившимъ болѣзни смертныя, и благовѣстившимъ патріархомъ
изъ мертвыхъ воскресеніе!

Заклинаю тя ходившимъ по морю и укротившимъ волны его!

Заклинаю тя повелѣвающимъ морю здати вся въ немъ истопившіяся и земли
въ ней лежащихъ мертвыхъ преставити живыхъ на судъ Богу!

Заклинаю тя повелѣвшимъ морю не преступати предѣла своего, дондеже
пріидетъ Господь судити міру!
Заклинаю тя сошедшимъ на Синайскую гору и глаголавшимъ съ Моисеемъ и
Арономъ, и явившимся имъ въ пламени огненномъ и въ столпѣ облачномъ!

Заклинаю тя изведшимъ люди своя отъ земли Египетскія и давшимъ имъ изъ
камени сладкую воду пити, и претворившимъ воду въ кровь.

Заклинаю тя казнившимъ Египта Моисеемъ десятію язвъ!

Заклинаю тя поразившимъ первенца Египетскаго!

Заклинаю тя попалившимъ Содома и Гоморру, и пять градовъ иныхъ
одожденіемъ съ небеси огненнаго града!

Заклинаю тя сѣдящимъ на престолѣ славы, предъ нимже огнь течетъ и емуже
предстоятъ тьмами темъ ангелъ и тысящами тысяща архангелъ и серафимъ,
вопіющихъ: „святъ, святъ, святъ, Господь Саваофъ, исполнь небо и земля
славы твоея: Благословенъ еси во вѣки. Аминь!“

И ты, душе лукавый, аще и не хотя, воздаждь славу имени святому его,
идѣже аще сѣдиши въ удеси тѣла созданія сего, или въ главѣ, или въ тѣлеси,
или въ крови, или въ очи, или въ сетехъ, или въ языцѣ, или въ выи, или въ
плещу, или между плещами, или въ мышцахъ, или въ персяхъ, или въ души, или въ сердцы, или въ селезнѣ, или въ плющахъ, или въ чревѣ, или подъ
чревомъ, или въ точилѣхъ, или въ естественныхъ предѣлахъ, или въ
крѣпости, или въ жилахъ, или въ костѣхъ, или въ лыстѣхъ, или въ голенѣхъ,
или въ ногу, или въ жилицахъ, или въ кровицахъ, или въ костѣхъ, или въ
мозгу, или въ крови, или въ властѣхъ, или въ нохтѣхъ, или во всемъ тѣлеси
— отлучися, отстранися и изыди, душе лукавый, и даждь славу Господеви,
яко Господь сильный надъ всѣми есть; ибо клястеся, идѣже аще кто
призоветъ имя Господне, еще исчезнути вамъ.

Заклинаю тя именемъ Господа, Іисуса Христа, распеншагося при
Понтійстемъ Пилатѣ!

Заклинаю тя рекшимъ: „небо мнѣ престолъ есть, земля же подножіе ногама
моима!“

Заклинаю тя архангелами его Михаиломъ и Гавріиломъ, Уріиломъ и
Рафаиломъ!

Заклинаю тя великимъ именемъ сына Божія отлучитися отъ созданія сего и
виже съ нимъ ясти, ниже съ нимъ сложну быти съ нимъ, подати славу имени
святому его!

Заклинаю тя всеобразне на злострѣтеніе и нападеніе дневное и полуденное, и
полунощное, идѣже аще еси, отлучися отъ созданія сего и не изведи душу, не
разсыпли, ниже разруши тѣло его, но остави его чиста и жива на службу
Богу!

Заклинаю тя грядущимъ утверди престолъ между небомъ и землею и судити
всему роду человѣческому, праведнымъ же и грѣшнымъ!

Ты убо, душе нечистый, убойся имени святаго его и отъиди отъ созданія сего,
убойся огня неугасимаго, ровва огненнаго, всепоядающаго; убойся и
уготованнаго огня и жупела и приклони губителей; убойся явльшагося
Моисееви и Ааронови на горѣ Синайстей; убойся явльшагося Іоанну на рѣцѣ
Іорданстей, егоже видѣвше, рѣка убояся, и уступи, и возвратися вспять. И ты,
душе лукавый, убойся, отступи, отстранися отъ созданія сего. Заклинаю тя
одѣющимся свѣтомъ, яко ризою, единѣмъ, имѣющимъ безсмертіе. Тому
подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе Отцу и Сыну, и Святому Духу
нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Молитва заклинательная.

Заклинаю тя, гордыни и всякой злобы, лукавства же и отступства
изорѣтателю и начальниче, діаволе, превеликимъ, предивнымъ, страшнымъ
именемъ единаго, въ Троицѣ славимаго и поклоняемаго Отца и Сына, и Святаго Духа, небо и землю и вся, яже на нихъ, видимая и невидимая, и тебе,
добра и свята, отъ небытія сотворшаго и извергшагося тя и всѣхъ
споспѣшниковъ твоихъ злобъ, нечистыхъ духовъ, съ небесъ, узами мрака
связавши ихъ. Убойся сего, осужденниче, и скоро изыди отъ созданія сего!
Заклинаю тя, вселукавый враже человѣческаго рода, древнимъ зміемъ,
превеликимъ и страшнымъ именемъ Господа нашего, Іисуса Христа, ему же
всяко колѣно небесныхъ и земныхъ, и преисподнихъ съ трепетомъ
покланяется. Убойся, проклятый низверженниче, изыди, устранися, отъиди
отъ созданія сего!

Заклинаю тя и запрещаю ти спасительнымъ воплощеніемъ Господа нашего,
Іисуса Христа, и преславнымъ его отъ приснодѣвы Маріи рождествомъ, имже
ключи дѣвы невредимы, цѣлы сохрани. Убойся сего, истины сопротивниче,
отъ созданія сего!

Заклинаю тебе, всѣхъ злыхъ искусителю, плотію осмодневною
обрѣзавшимся Господемъ и четыредесятимъ днемъ съ двою матерію во
Іерусалимѣ приведеннымъ, и на обьятіяхъ праведнаго Симеона возлегшимъ,
и дванадесятолѣтняго возрастомъ сый возшедшимъ во Іерусалимъ, и посредѣ
учителей сшедшимъ и разумомъ своимъ Божественнымъ и отвѣты
предивными всѣхъ послущихъ удививый. Убойся сего, отступниче мерзкій,
скоро изыди.

Заклинаю тя, скверный демоне, Господемъ, во Іорданѣ плотію крестившимся,
и Духомъ Святымъ, во образѣ голубиномъ сошедшимъ нань и гласомъ
Отчимъ съ небесе бывшимъ: „Ты еси сынъ мой возлюбленный, въ Тебѣ
благоволихъ!“ Убойся сего, безстудный лестче, и отъиди, и ктому не
возвратися!

Заклинаю тя, погибельный душе, четыредесять дней и четыредесять нощей
постившимся и твое искушеніе, діаволе, побѣдившимъ; рекъ: „не искусиши
Господа Бога твоего!“ Убойся сего, всякія лжи отче, и абіе отъ созданіи сего
устранися!

Заклинаю тя, діаволе, Богомъ воплощеннымъ, на земли явившимся и съ
человѣки пожившимъ, неизщетнаго благодѣянія сотворшимъ и путь спасенія
мірови показавшимъ, и повелѣнія спасительныя давшимъ, и бѣсы словомъ
прогнавшимъ, и различные недуги исцѣлившимъ. Се, убойся сего, адскій
вселукавый смотче, вострепещи, устранися!

Заклинаю тебе, адскій, всепагубный льве, прокаженныя очистившимъ,
слѣпыя прозрѣти, нѣмыя глаголати, глухія слышати, хромыя ходити,
разслабленныя возстати сотворшимъ и мертвыя воскресившимъ. Убойся
сего, исконный человѣкоубійца, діаволе, и скоро съ трепетомъ бѣжи! Заклинаю тя, прегордый лукавства рачителю, смиреніе намъ показавшимъ въ
низложеніе твоея высокія гордыни умовеніемъ ногъ святымъ своимъ
апостоломъ. Убойся сего, гордынею вознесыйся и до ада низверженіемъ
смиривыйся, и абіе изыди и бѣжи!

Заклинаю тя, всякаго сороства и немилости исполненный мучителю, на
тайной своей вечери преестественно существо хлѣба въ тѣло свое пречистое
и существо вина въ кровь свою пречистую претворившимъ и вѣрнымъ
своимъ въ снѣдь и питіе въ оставленіе4) грѣховъ подавшимъ и сіе творити въ
свое воспоминаніе повелѣвшимъ. Убойся Того, всѣхъ ересей изобрѣтателю и
нечестія всякаго кореню, діаволе, к ничтоже умедли, но абіе изыди,
устранися!

Заклинаю тя, всѣхъ грѣховъ и погибели источниче, безкровною, страшною,
животворящею жертвою тѣла и крове Господа нашего Іисуса Христа, еюже
вѣрніи спасаются, ты же и погибельная твой сила испражняется. Убойся сего,
непокаятельная злоба, мерзкій нечистый душе, и бѣжи отъ созданія сего!

Заклинаю тя, зависти глубина преестественная, въ вертоградѣ молитвою
Господнею и каплями крове, яко потъ отъ пречистаго тѣла его на землю
капнувшими. Убойся сихъ, доброненавистниче и погибели сыне, и скоро
изыди!

Заклинаю тя, прелести всякія источниче, изволившимъ связанъ, біенъ и
веденъ къ Аннѣ и Каіафѣ, заушенъ же и оплеванъ, и люто мучимъ въ нощь
быти, и Пилату представшимъ,
и отъ него много истязаннымъ мучимый, и у столпа нагопривязаннымъ, и
битымъ, и въ хламиду на руганіе облеченнымъ, вѣнцемъ терновымъ
обложеннымъ, тростію по главѣ біеннымъ, отъ Ирода укореннымъ и
поруганнымъ, и на смерть отъ Пилата осужденнымъ. Убойся сего, древняя
злоба, всякія муки достойный, и его лютыхъ болѣзней, и страшныхъ, вамъ же
спасенныхъ мукъ, имиже твою немощную силу сокруши, и съ трепетомъ въ
бѣгство претворися!

Заклинаю тя, съ небесе спадшаго, Деннице, на смерть ведомымъ Господемъ и
крестъ свой понесшимъ, и многая уничиженія, и раны тогда отъ вѣрующихъ
его спасенія нашего погибели же тогда отъ вѣрующихъ его ради
претерпѣвшихъ!

Заклинаю тя, безстудный оболгатель и клеветниче, наго на крестѣ посредѣ
двою разбойнику пригвожденнымъ, оцтомъ и желчію напоеннымъ и лютыми
и неизглаголанными болѣзнми Его, яже лютыми на крестѣ нашего ради
спасенія, осужденія же твоего, діаволе, претерпѣ; и святыми Его пречистыя
крове нещадными изліяніи. Убойся сихъ, Божій враже и лжи, и лукавства
источниче, ужаснися и абіе изыди! Заклинаю тя, безстудный оболгателю и клеветниче, седмію словесъ
Господнихъ на крестѣ на спасеніе наше, на твою вѣчную погибель
изреченными, и животворною его смертію, еюже мы ожихомъ, ты же
умерщвленъ еси. Убойся сего, всякія благости вѣчно осужденниче, возстени
и скоро исчезни отъ созданія сего!

Заклинаю тя, всякія правды противниче, Тѣмъ, егоже солнце на крестѣ
висяща, видѣвши, померче и земля вострепета, и завѣса церковная раздрася,
и его же силою каменіе распадошася и гробы отверзошася, и тѣлеса
усопшихъ святыхъ восташа и, по воскресеніи Его, внидоша во святый градъ,
Іерусалимъ, и явишася многимъ. Убойся сего, суровый мучителю и лукавства
бездно, и скоро изыди, устранися отъ созданія сего.

Заклинаю тя, развратниче вселукавый, прободеніемъ пречистаго ребра
Господня, изъ негоже истече кровь и вода въ наше спасеніе и обновленіе, въ
твое же конечное сотреніе и силы твоея сокрушеніе. Убойся силы сего огня
вѣчнаго вещество и скоро устранися!

Заклинаю тя, безчинія всякаго и раздорства изобрѣтателю, Боготѣлеснымъ
Господа нашего, Іисуса Христа, погребеніемъ и всесильнымъ Его во адъ съ
душею и Божествомъ сошествіемъ, иже тамо силою своею Божественною
тебе, во злобѣ сильнаго злоначальника, связа и силы твоя, твоея злобы,
изпраздни, и души праведныхъ, тамо связанныхъ плѣни, и съ Собою, яко
силенъ въ крѣпости, возведе. Убойся сего, вѣчнаго Божія гнѣва наслѣдниче,
и скоро отъ созданія сего отъиди!

Заклинаю тя, крамольниче навѣтливый, смертію смерть поправшимъ и твою
мучительскую державу разрушившимъ, преславно же изъ мертвыхъ силою
своего Божества самовластно воскресшимъ, Господемъ нашимъ, Іисусъ
Христомъ. Убойся крѣпкаго побѣдоносца, Божій сопротивниче и
погибельный сосуде, и стрепетно вскочи, устранися!

Заклинаю тя, клятвы осужденія наслѣдниче, по воскресеніи своемъ
апостоломъ своимъ преславно плотію явившимся и миръ свой тѣмъ, и власть
свою на прогнаніе тебе давшимъ, и съ ними рыбы печеной и отъ пчелъ сотъ
ядшимъ, и Ѳому прикосновеніемъ своихъ ребръ пречистыхъ, ручныхъ же и
ножныхъ язвъ увѣрившимъ и четыредесять дней на земли пребывшимъ.
Убойся сего, вѣчныя муки повинниче, скоро изыди и далече отскочи отъ
созданія сего!

Заклинаю тя, мерзкій и всякія нечистоты исполненный душе, плотію
вознесшимся на небеса Господемъ нашимъ Іисусъ Христомъ, со славою
одесную отца сѣдящимъ и, скончавшимся днемъ Пятьдесятницы, по своему
неложному обѣщанію Духа Святаго, отъ Отца исходящаго, на своя апостолы міръ просвѣтившимъ, и отъ идолослуженія къ себѣ обратившимъ, тебе же и
твою лесть испразднившимъ. Убойся, всякой злобы неистощимая пучино,
вострепещи, убойся, отбѣжи!

Заклинаю тя, напрасный, свирѣпый и напущенный душе, паки со славою
многою на облацѣхъ грядущимъ судити живыхъ и мертвыхъ великимъ
Богомъ и Спасителемъ нашимъ, Іисусъ Христомъ, тебе же и всю
споспѣшную, злобную силу вѣчному огню въ нескончаемую муку предати
хотящимъ. Убойся сего, духъ хищный, звѣрю, огня же геенскаго и муки
вѣчныя виновниче! Изыди, что медлиши? небесныя брани побѣжденный
начальниче! Отступи, Божій отступниче! Устранися, Богомъ побѣжденный
хульниче! Бѣжи, Христомъ испражненный и попранный, враждоначальниче!

Богъ, сильный въ крѣпости и крѣпкій въ силѣ, страшный въ бранѣхъ и
дивный въ чудесѣхъ, — Той тебѣ, милости недостойному, всякія неправды
исполненному и свѣтоносія лишенному прелестнику, крѣпко и грозно мною,
рабомъ своимъ (имя рекъ) повелѣваетъ отъити отъ созданія сего въ пустая и
безводная мѣста, идѣже ниже человѣкъ, ниже звѣрь обитаетъ, и ктому во
вѣки не возвратитися къ нему, яко сила и держава, царство, слава Христа
Бога нашего съ безначальнымъ его Отцемъ и пресвятымъ, и благимъ, и
животворящимъ его Духомъ нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Список святых
Михаилъ архангелъ,
Гавріилъ архангелъ,
Илья пророкъ,
Харлампій священномученикъ,
Іоаннъ преподобный,
Николай чудотворецъ,
Сергій Радонежскій,
Тихонъ преподобный,
Нифонтъ преподобный.

Отъ младенческаго молитва.

Изусъ шолъ чрезъ Іорданъ, встрѣтилса зъ дѣтескимъ младенцомъ. Изусъ
спросилъ: „гдѣ ты хочешь идти?“ Младенецъ сказалъ: — Имя-рекъ. — А
Исусъ сказалъ: „Тебѣ не нада идти; воротись въ Іорданъ!“ .

Когда эту молитву читать, то сложить три пальца и вокрукъ водить, докамѣсъ
читаешъ, потомъ читать будетъ.

„Во имя Бога Отца“... X и перекрестить. „Бога Сына“... X перекрестить. „Бога
Святаго Духа“... X перекрестить. „Аминь, аминь, аминь“. X перекрестить. А до креста читать, то всо тремя пальцами обводить.


Отъ боку лекарство осиновая корка.

Одна дѣвочка была больна съ ребячества до 17 лѣтъ бокомъ. Сколько лекари
не лечили, не было лехче. Но старуха-мать ее наскоблила осиновой корки и
напарила, и, процѣдя жижу, пила по два стакана въ день, а коркой парила, —
то боку стало лехче, перешло въ животъ, и здѣлалисъ муки и патуги, и черезъ
5 дней родила камень порядочной, и стала здарова.

Заговоръ отъ порѣзу или порубу.

На морѣ, на окіанѣ лежитъ Латыръ камень; на томъ камнѣ сидитъ дѣвица:
золотой гребешокъ, шелковый узелокъ; прядетъ тонко-на́-тонко, навиваетъ
туго-на́-туго. Когда ниточка порвется, то и кровь уймется. Аминь.

Средство отъ утина.

При болѣзни поясницы кладутъ больного на порогъ дома, головою въ сѣни.
На спинѣ кладутъ двѣ въ четверть длины палочки крестообразно. Первый
рожденный человѣкъ, мужчина или женщина, либо послѣ всѣхъ рожденный,
беретъ топоръ и по палочкамъ три раза ударяетъ остріемъ.

Больной спрашиваетъ:

„Иванъ, что ты рубишь?“

Тотъ отвѣчаетъ:

— „Утинъ рублю!“

Больной опять приговариваетъ:

„Руби больше, чтобы не было!“ аминь.


Заговоръ отъ блохъ, клоповъ, таракановъ и другихъ насѣкомыхъ.

Блохи, клопы, тараканы и всякая тварь,
Вотъ иду я къ вамъ, гость:
Мое тѣло, какъ кость;
Моя вровь, какъ смола;
Ѣшьте мохъ, а не меня! Слово мое крѣпко. Ключъ, замокъ.
Аминь, аминь, аминь.

Утренняя молитва.

Ангелю мой,
Сохранителю мой,
Сохрани душу мою,
Скрѣпи сердце моё.
Врагъ-сатана,
Отступись отъ меня —
Есть у меня
Почище тебя,
Да получше тебя:
Марко да Лука,
Третей Никита, св. мученикъ,
За меня муку терпитъ,
За меня Христа молитъ;
Есть Иванъ-богословъ,
Другъ Христовъ.
Попередъ меня крестъ,
Назади меня крестъ,
Я крестомъ крестилась (лся),
„Богородицей“ оградилась.
Господи, благослови.
Аминь.

Приговорить парня.

Господи, благослови,
Господи, спаси,
Господи, помоги!
Голубчикъ мой,
Я — голубка твоя,
Хочу съѣсть тебя
Съ руками,
Съ ногами,
Съ ясными очами,
Со буйной головой,
Съ умомъ, мыслью твоей,
Человѣческой.
Я — дыхать,
Ты по мнѣ вздыхать;
Я — поминать,
Ты по мнѣ тосковать, Ни днемъ, ни ночью покоя не видать;
Мой — вздохъ,
Твой — охъ!
Такъ бы и было, какъ сказано,
Крѣпко-на-крѣпко завязано. аминь.

Зааминить трижды. Читать по зарямъ, на вечерней и на утренней.

Отговорить дѣвку отъ парня.

Не во имя, не Отца, не Сына и не Духа Святаго. Не аминь.

Встану я, раба Божія (имя рекъ), не благословясь, пойду, не перекрестясь, изъ
дверей не въ двери, изъ воротъ не въ ворота, сквозь дыру огородную. Выйду
я не въ чистое поле, не въ подвосточную сторону, посмотрю въ подзакатную
сторону. Подъ той ли подзакатной стороной течетъ смородяная1) рѣка; по
той ли смородяной рѣкѣ плыветъ смердячій челнъ, въ смердячемъ челнѣ
сидитъ Немалъ-человѣкъ — чертова рожа, змѣиная кожа, сычьи глаза, волчья
пасть, медвѣжій взглядъ, образъ звѣриный, а вздохъ змѣиный. И какъ этотъ
Немалъ-человѣкъ страшенъ и ужастенъ, горекъ и приторенъ, — такъ же бы
казался и страшенъ, и ужастенъ, и горекъ, и приторенъ рабъ Божій (имя рекъ)
рабѣ Божіей (имя рекъ) днемъ и ночью, утромъ и вечеромъ, въ полдень и
заполдень, въ полночь и заполночь, на ветхомъ мѣсяцѣ и на молодикѣ, и на
перекроѣ; во всякое время и безвремя̀ нье! Какъ бы звѣрь рыскучій въ
темномъ лѣсѣ, какъ змѣй ползучій въ чистомъ полѣ. Не могъ бы рабъ Божій
(имя рекъ) съ рабой Божіей (имя рекъ) ни думы подумать, ни мысли
помыслить, ни взглядъ взглянуть, ни бесѣды побесѣдовать. Дрались бы и
цапа̀ лись, и въ глаза кидались, въ кровь царапались и навстрѣчу бы не
встрѣчались, и на умѣ другъ друга не держали всегда, нынѣ и присно, и
вовѣки вѣковъ. Аминь, аминь, аминь!

Послѣ этого заговора взять сучекъ двойняшку, разломить надвое, одну часть
сожечь, а другую закопать въ землю, съ приговоромъ.

1 ) Т. е. — смрадная, зловонная.

Для того же

Какъ двумъ этимъ часточкамъ не сростись и не сойтись, такъ же бы рабѣ
Божіей (имя рекъ) съ рабомъ Божіимъ (имя рекъ) не сходиться и не
встрѣчаться навѣчно. Аминь.

Противъ крови заговоръ.

Встану, благословясь,Поиду, перекрестясь,
Въ чистое поле,
На синее море.
Въ чистомъ полѣ,
На синемъ морѣ
Синій камень,
На немъ конь карій;
На конѣ сидитъ человѣкъ старый,
Держитъ въ рукахъ иголку золотую,
Ниточку шелковую;
Шьетъ, рану зашиваетъ,
Кровь-руду унимаетъ,
Щемоту-ломоту вынимаетъ,
Призоры, прикосы отгоняетъ,
Отъ раба Божьяго (имя рекъ).
Ты, кровь, стань
Не теки и не кань
У раба Божьяго (имя рекъ).
Во вѣки вѣковъ. Аминь.

Говорить три раза, обводя трижды иголкой вокругъ раны. Иголку бросить въ
рѣку или колодецъ.

Отъ усовей (колотье въ поясницѣ и въ бокахъ).

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
Возьму я спицу желѣзную,
Востреѐ у спицы мѣдное,
Пойду усовь колоть.
„Усовь, ты, усовь колючая,
Ты меня колешь разъ, я тебя — два;
Ты меня — два, я тебя — три;
Ты меня — три, я тебя — четыре;
Ты меня — четыре, я тебя — пять;
Ты меня — пять, я тебя — шесть;
Ты меня — шесть, я тебя — семь;
Ты меня — семь, я тебя — восемь;
Ты меня — восемь, я тебя — девять;
Ты меня — девять, я тебя — девяносто девять,
Сто, пятьсотъ и тысячу.

Не переколоть тебѣ меня ни во вѣки вѣковъ. Аминь. Изыди и не коли раба
сего (или рабу сію, имя рекъ). Аминь, аминь, аминь.
Приговаривая эти слова покалываютъ больное мѣсто какимъ-либо острымъ
орудіемъ, лучше всего „громовой стрѣлкой“.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 10:57 am

Бумага къ лѣсовику.

Пишу: царю лѣсному, царицѣ лѣсной, съ малыми дѣтями; царю земляному и
царицѣ земляной, съ малыми дѣтями; царю водяному и царицѣ водяной, съ
малыми дѣтями. Увѣдомляю я васъ, что у раба Божьяго (такого-то)
потерялась бурая (или какая) лошадь (или корова, или другая скотинина,
обозначить съ примѣтами). Ежели найдется у Васъ, то пошлите, не мѣшкая
ни часу, ни единой минуты, ни единой секунды. А какъ по моему не
сдѣлаете, буду молиться на васъ святому великомученику Божью Егорью и
царицѣ Александрѣ.

[Такого рода бумагу или „прошеніе“ пишутъ, если у кого либо пропадетъ
какая-нибудь скотинина. Пишутъ на берестѣ справа налѣво (обыкновенно
только начало, а остальное договариваютъ) въ трехъ экземплярахъ: одинъ
привязываютъ къ дереву въ лѣсу, другой зарываютъ въ землю, а третій
бросаютъ съ камнемъ въ воду. Послѣ этого пропавшая скотина должна
притти сама на дворъ къ хозяину].

Если корова удой потеряетъ.

Сходи на семь ключей или на семь рѣкъ, возьми воды въ одну бутылку.
Придя домой, зажги Богоявленскую свѣчу и обойди съ „Богородицей“
вокругъ коровы трижды. Потомъ водой съ семи ключей обмой вымя и
говори:

Есть царь лѣсной, есть царь земляной, есть царь водяной, а Небесный Царь
всѣмъ царямъ Царь. Благослови, Господи, меня, раба Божія (имя рекъ), и
крестьянскій мой животъ. Взята сія вода не ради хитрости, не ради мудрости,
а ради Божіей милости: былъ бы милый мой животъ крестьянскій здравъ и
цѣлъ; и доила бы по прежнему и больше прежняго во сто разъ, и бѣжало бы
молочко по титечкамъ утромъ и вечеромъ, всегда, нынѣ и присно, и во вѣки
вѣковъ. Аминь.

Отъ дури (сумасшествія).

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Самъ Господь родился, бѣлый свѣтъ установился. Самъ Господь, Іисусъ
Христосъ, съ небесъ спущался и святыми молитвами благословлялъ раба
своего (имя рекъ колдуна). Не кипи горячая кровь, не играй сердце у раба
Божія (имя рекъ больного) отъ дурной собаки, отъ лѣсныя, отъ водяныя, отъ
первыхъ щенковъ. Самъ Господь, Іисусъ Христосъ, съ небесъ спущается и беретъ правой рукой шелковую плетку и отхлестываетъ отъ нечистаго духа,
отъ вѣтрянаго, отъ лѣсного, отъ водяного, отъ еретика, отъ еретицы. Съ вѣтра
пришло, на вѣтеръ поди; съ лѣсу пришло, на лѣсъ поди; съ воды пришло, на
воду поди; отъ дурной собаки пришло, на собаку поди; отъ еретика пришло,
на еретика поди; отъ еретицы пришло, на еретицу поди. Заря потухаетъ и
полегаетъ; у безъимяннаго перста имя нѣтъ, имя не было — и не будетъ вѣки
по вѣки, отнынѣ и до вѣка. Аминь.

На леченіе скота.

Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь и перекрестясь; выйду я въ
чистое поле, подъ красное солнце на Окіанъ-море. На Окіанѣ-морѣ стоитъ
Божья церковь. Въ Божьей церкви — златъ престолъ. За златымъ престоломъ
Самъ Господь, Іисусъ Христосъ, сидитъ и отчитываетъ 74 ногтя, 74 когтя, 74
скорби, 74 болѣзни. И беретъ Самъ Господь, Самъ Іисусъ Христосъ три прута
желѣзные и бьетъ корову (назвать имя скотины, родъ и цвѣтъ шерсти), и
убиваетъ 74 скорби, 74 болѣзни, 74 ногтя: костовой, мозговой,
выпрягальный, запрягальный, тпрукальный, нукальный. Что не договорилъ,
переговорилъ, — то впереди слово будетъ. У безъимяннаго перста имя нѣтъ,
имя не было и не будетъ вѣки по вѣки, отнынѣ и до вѣка. Аминь.


Заговоръ отъ пчелъ.

Сыра земля матушка,
Изосима и Савватія,
Пчолья мати,
Пчолушки-матушки,
Вы меня не жальте,
Въ бѣло тѣло не впивайтесь,
Кровь-руду на землю не пускайте!
Крѣпко-на-крѣпко, и нынѣ, и присно, и во вѣки
вѣковъ. Аминь.


Шутливый заговоръ отъ зубовъ.

Зубы, вы, зубы,
Выболите всѣ зубы,
Останьтесь однѣ губы!

[Не смотря на явно шуточный характеръ заговора, больные зубами часто
сердятся, когда его слышатъ, такъ какъ вѣрятъ, что это пожеланіе можетъ
исполниться, если у произносящаго дурной глазъ, или если есть какое-
нибудь неудовольствіе на больного]. 118

Заговоръ при трудныхъ родахъ.

Не борзясь.

Иже обрѣте Іисусъ Христосъ со Іоанномъ Богословомъ, я обрѣте жену родшу
и сердцемъ болящу, не можетъ родити. И рече Господь нашъ, Іисусъ
Христосъ, Іоанну Богослову: „гряди, Іоанне, рцы ей въ правое ухо: отъ Бога
раждающу, отъ Бога питающу, изыди, младенецъ Христовъ, Христосъ тя
зоветъ“. Помяни, Господи, сыны Едомскія, въ день Іерусалимль глаголющія:
истощайте, истощайте до основанія земли! Яко Твоя держава и Твое есть
царство, и сила, и слава Отца и Сына, и Святаго Духа — нынѣ и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Молитва Антипѣ чудотворцу.


О, великій священномучениче Антипо, помилуй мя, грѣшнаго раба своего
(имя рекъ), отъ такой великой и тяжкой болѣзни зубовной, тебѣ бо дана отъ
Бога таковая благодать — цѣлити болѣзнь зубную. О, великій
священномучениче Антипо, помилуй мя, грѣшнаго смиреннаго раба своего
(имя рекъ); виждь мою скорбь и воздыханіе и преложи мою печаль. Аминь.

Отъ тишины у младенца1).

„Встану я, рабъ Божій такой-то, благословясь, перекрестясь, пойду изъ
дверей въ двери, изъ воротъ въ ворота, подъ красное солнце, подъ свѣтлый
мѣсяцъ, подъ черныя облака; есть у меня, раба Божія, — въ чистомъ полѣ
окіянъ-море, — на окіанѣ-морѣ стоитъ златъ островъ, на златѣ островѣ
стоитъ престолъ, на златѣ престолѣ стоитъ Мать Пресвятая Богородица, съ
синя моря пѣну сдуваетъ и спахиваетъ, — сдуй, смахни съ раба Божія
(такого-то) двѣнадцать тишинъ, двѣнадцать камчужищевъ2), двѣнадцать
недужищевъ, двѣнадцать жировыхъ, костовыхъ, ломовыхъ, жильныхъ и
полужильныхъ; ключи, замки — въ воду, огонь въ гору; во имя Отца, Сына и
Святаго Духа. Аминь“.

Прочитать этотъ заговоръ трижды.
1 ) Тишиною называется всякая болѣзнь, соединенная сь потерей сна,
задумчивостью или бредомъ, поврежденіе умственныхъ способностей, у
дѣтей — родимецъ, падучка и др.

2 ) Названіе чирьевъ кучковатыхъ и паховиковъ.
Отъ ногтя у скота1).

„Я, рабъ Божій, — встану, перекрестясь, Богу помолясь, честнымъ иконамъ
поклонясь, выйду въ чисто поле, пойду изъ заворъ въ заворы2) къ синю
морю, у синя моря стоитъ кузница; въ кузницѣ великіе кузнецы: Мать
Пресвятая Богородица, да четыре Евангелиста Марко и Матвѣй, Иванъ и
Лукоянъ, и Кузьма и Даміанъ. Мать Пресвятая Богородица благослови,
прикажи заковать, забить, отъ благословеннаго живота отъ скотинушки —
двѣнадцать злыхъ недужищевъ: корчевыхъ, ломовыхъ, костовыхъ,
жильныхъ, загонить ихъ въ окіянъ море, на самое роднище3), безживотную
сторону; дайте Божьей скотинушкѣ житье и здоровье, хозяину-христіанину
на радость и вспомогу. Аминь“.

1 ) Здѣсь размѣется чемеръ и друг. въ этомъ родѣ.
2 ) Проходъ въ огородѣ, забираемый жердями.
3 ) Туда, гдѣ какъ бы самое море зачинается — въ бездну.

Присушка.

Ка дверь приклоняется, какъ приклонись женщина ко мнѣ, къ рабу Дмитрію,
— Александра утромъ, вечерами и зарями, и днями, и часами — и дьяволы,
и сотоны, и чертенята. Послю тучу грозную и всѣхъ ваши дома выжгу и
горье, долы и темны лѣса, и боры, и горы — все разрушу. Аминь.


Присушка.

Ка дверь притворяется, какъ приклонись женщина къ рабу Дмитрію
Александра, приклонилась утрами, вечерами и днями, и часами, и минутами,
но кажные въ умѣ держала, не спала и не лежала, что раба того на умѣ
держала, и не пила, и не ѣла, и дьяволы, и сотоны, и чертенята, и сатанята
приклонитесь къ намъ; луга, болота, горы и долы дѣлайте по моему; рабыню,
ежи не сдѣлаетъ по моему, не давайте ей ни ста(ть) и лежать, посылайте ко
мнѣ, то раззорю луга и болота, и темные лѣса, послю тучу грозную; на морѣ
на океанѣ, на островѣ на Буянѣ, вѣтры буйные, вѣтры храбрые, вѣтры
полуденные, ночные и полуночные, денные и полуденные дуйте и подувайте,
Дмитрію Александру присушите и приворотите 70 жилъ, 70 покосковъ, 77
суставовъ, 77 костей, 77 подкосковъ; какъ дверь воскидается туго на туго,
также и она ко мнѣ, къ рабу, приклонясь утрами и вечерами... (далѣе
непечатныя ругательства) ...идолы, дьяволъ, покрывайте эти слова. Аминь.

Однажды одна раба разсказывала при посадской, что поила своего мужа
потомъ въ чаю и менструальной кровью въ красномъ винѣ и совѣтовала и
имъ сдѣлать это, говоря, что мужья ихъ будутъ ихъ больше любить и не
будутъ ни за что наказывать.
120


Молитва ангелу-хранителю.

Ложился спать (имя рекъ) отъ Духа Святаго,
Отъ печати Христовой.
Ангелъ мой,
Хранитель мой,
Сохрани меня
Во всю ночь безъ грѣха.
Дьяволъ-сатана
Откачнись отъ меня.
Есть на тебя
Исусова молитва,
Ангельскій крестъ.
Нынѣ и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

Молитва ангелу-хранителю.

Ангелъ дневной и ночной, и полуночной, и часовой! помолися за меня, за
грѣшнаго раба Божія. Положи, Господи, всѣхъ сусѣдей и сусѣдокъ по сердцу
ко мнѣ, ко сиротѣ.

За усопшихъ многими молитва читается такъ:

Молитва за усопшихъ.

Упокой, Господи, въ великомъ житіѣ семъ, яко человѣкъ согрѣши, яко
человѣки Богъ проститъ и помилуетъ ихъ, вѣчныя муки избавитъ и причастія
ученикамъ нашимъ болѣзнямъ сотвори. Избавь, Господи, отъ вѣчныя муки
рабъ и рабынь, и родительскія души безгрѣшныя и безвременныя. Отведи
меня, Господи, отъ муки отъ вѣчныя, отъ огня отъ горючаго, отъ смолы отъ
кипучія, отъ червей отъ ядучіихъ, отъ морозовъ трескучіихъ, раба Божія (имя
рекъ), нынѣ и присно и во веки веков. Аминь.


Молитва

Господи, Іисусе Христе, Тебѣ молимся! святый Боже, помилуй мя и всѣ
людіе твоя; спаси насъ отъ грѣховъ, ради Пречистыя крови — нынѣ и присно
и во вѣки вѣковъ. Аминь.

О, Іисусе Христе, Тебѣ молимся! святый Боже, святый крѣпкій, святый
безсмертный, помилуй насъ отъ вѣчныя муки, ради пречистыя Твоей крови; прости намъ наши согрѣшенія, ради пречистой, пресвятой крови — нынѣ и
присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Кто эту молитву будетъ читать самъ въ продолженіи девяти дней, и также въ
теченіи того времени долженъ разослать разнымъ лицамъ, желаніе его будетъ
исполнено.

Во время летургіи во Іерусалимѣ былъ гласъ: „накажу всѣ грады! И кто
будетъ читать эту молитву, отъ всѣхъ бѣдствій и напасти будетъ спасенъ“.


Молитва

Господи Іисусе Христе!

Тебѣ молимся: Святый Боже, Святый Крѣпкій, Святый Безсмертный,
помилуй насъ и всѣхъ людей твоихъ! спаси отъ грѣховъ нашихъ, ради
Пречистой Крови Твоей, — нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

О, Іисусе! Тебѣ молимся: Святый Безсмертный, помилуй насъ и всѣхъ отъ
всякихъ мукъ, ради Пречистой Твоей Крови, — нынѣ и присно и во вѣки
вѣковъ. Аминь.

Въ Іерусалимѣ, во время литургіи, былъ слышенъ голосъ говорящій:
„всякому, кто будетъ читать эту молитву, того Богъ избавитъ отъ бѣдствій!“

Отъ урока бѣлки1).

Подымаются вѣтры вихори со всѣхъ цетырехъ сторонъ, отъ востоку до
западу, сымаютъ и сдуваютъ съ крутыхъ горъ бѣлы снѣжки, сымаютъ и
сдуваютъ съ вшивова добытка уроки, озепы, призоры, злые-лихіе приговоры.
Подьте же вы, уроки, озепы, призоры, злые-лихіе приговоры, понеситесь во
лузя болота, дѣ скотинкѣ привольно, народу невходимо, тамъ вамъ жить
добро, спать тепло. Будь моя молитва крѣпка и липка: хитрѣе хитрова
хитрока и шшучьева зуба. Аминь.

1 ) Есть повѣрье, что тотъ охотникъ, который, подстрѣливъ бѣлку, замѣтитъ,
что она долго не умираетъ — не будетъ имѣть удачи въ охотѣ, пока не
прочитаетъ этого „урока“.

Молитва отъ нохти1).

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь. Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), благословяся, пойду, перекрестяся, изъ избы
дверьми, изъ двора воротами, въ чистое поле, подъ прикрасное соньце, подъ
свителъ мисець, подъ цястыё звѣзды, подъ теплыя оболока. Я, рабъ Божей
(имя рекъ), оболоками оболокуся, цястыми звѣздами обтыцюся, утренной
зорей оповяжуся, вецерней зорей опояшуся. Пойду я, рабъ Божей (имя рекъ),
ко святу Окіяну, есть тамъ святъ островъ; на святѣ острову лежитъ бѣлой
камень Латеръ; на камню Латерѣ стоитъ церковь папы Римской; въ ефтой
церквѣ стоитъ пристолъ; на златѣ пристолѣ сидитъ самъ Исусъ Христосъ,
Матерь Божья, Присвятая Богородица. Я покорюсь и помолюся, отъ бѣла
лица поклонъ до земли возложу: дай мнѣ, Осподи, на помошшъ Михайла
Архандила съ каленымъ шшихомъ, ешше дай мнѣ, Осподи, Егорья
Хороброва съ вострымъ копьемъ. Михайло Арханделъ и Егорей Хороброй,
вышибите и выстриллите изъ мозговъ гнилой скотины 77 нохтей: изъ головы,
изъ глазъ, изъ языка, изъ ушей, изъ губъ, изъ нозрей, изъ кожи, изъ сердця,
изъ лехкова, пеценки, крови горяцёй, изо всѣхъ 77 суставовъ, изъ
паноцьковъ, изъ ляшекъ, изъ ходатошныхъ жилъ, изъ кожи, изо всѣхъ 77
нохтей витряной боли. Михайло Арханделъ и Егорей Хороброй, сѣкитё и
рубитё 77 нохтей, отсылайтё и посылайтё въ тихіё лѣса въ зеленыё лузя, изъ
пцелки (вмѣсто — челки) въ гриву, изъ гривы въ хрибетъ, изъ хрибта во
хвостъ, изъ хвоста въ тихіё лѣса, въ глубокіё омута, дѣ скотинѣ непривольно,
народу невходимо. Кои слова въ забытьѣ, текитё впередѣ, служите по
порядку той моей молитвѣ. Замокъ въ морѣ, клюць во ртѣ. Трою послѣ моей
молитвы никово не имѣли бы уроки. Аминь.

1 ) Им. п. — нокоть; болѣзнь лошадей.

Заяшная молитва.

Осподи Боже, Осподи, благослови! Лягу я, рабъ Божій (имя рекъ),
благословясь, стану, перекрестясь, умоюся святою утренней ледяной росой,
пойду, утруся шитой, браной пеленой, подпояшуся свѣтлымъ мисяцемъ,
обтыцюся цястымъ мелкимъ звѣздами, пойду я въ цистое поле, въ
востошную сторону; въ востошной сторонѣ стоитъ златая церковь,
свяшшенная именная и апостольская церковь, въ ефтой церквѣ стоитъ златъ
пристолъ, на златѣ пристолѣ сидитъ самъ Ісусъ Хрестосъ, цярь Небесной,
святъ-присвятая Божья матерь, Богородиця, Михаилъ Арханделъ, Егорей
Хороброй, Микола многомилостивой. Я къ этимъ ко святымъ подойду
поближе, поклонюсь пониже: благослови миня, Христовъ Боже, ставить свои
поставушки и половушки, золоты капканцы, позолоцены пружинки,
цѣлковыя силья на вольныхъ звирей: сѣрыхъ, бѣлыхъ зайцевъ; косолапыхъ,
короткохвостыхъ, корноухихъ, желтыхъ, бронастыхъ рысей и лисиць,
росомагъ и сѣрыхъ волковъ. И шли бы безпрепятственно онѣ изъ-за
тридевятъ морей, изъ-за тридевяти земель, изъ-за тридевяти городовъ, изъ-за
тридевяти ловцовъ, изъ-за тридевяти хитрыхъ мудрыхъ мудрецовъ, изъ-за
тридевяти паточинъ, такъ бы Божьи звѣри шли бы безпрепятственно по всякъ день, по всякъ цясъ; по всяко Божьё время, днемъ и при свитломъ мисяцѣ, и
при цястыхъ звѣздахъ, при теплыхъ оболокахъ и утренней зорѣ, на восходѣ,
на прикрасномъ мисяцѣ. Мало молодо, булатнова меця, вострова ножа.
Замокъ крѣпокъ, клюцъ во ртѣ. Какъ замка изъ моря не вынимывати, такъ и
моей молитвы на зайцёвъ не испорцивати.



Тетеревинная молитва.

Какъ на высотѣ Осподь Богъ украсилъ небо звѣздами, землю — зелеными
травами, рѣки — берегами, мужей — женами, насъ лисниковъ-охотниковъ —
божіими птицями, ряпковъ — рябушками, тетеревой — тетеревушками.
Летите же вы, ряпки, рябушки, тетерева, тетеревушки, со всѣхъ цетырехъ
сторонъ: оть востоку до западу, изъ ельниковъ, изъ осинниковъ, изъ
березниковъ, изъ малинниковъ, изъ ракитниковъ. Всѣ бы летили впередъ на
мой пищикъ.1) Кои слова въ забытьѣ, служите впереди.
1 ) Пищикъ — дудочка, которой приманываютъ птицъ.

Приворотная молитва.

Осподи Боже, Осподи, благослови.
Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Языкъ — провѣтчикъ, зубы — межа, глаза — вода, лобъ — боръ, веди меня,
сударушка, на дворъ, бери клюку, мели муку, пеки хлѣбъ, корми меня, будь
отнынѣ и довѣку моя. Спушшу я, рабъ Божій, на бабную Божью дѣвицю (имя
рекъ) три тоски тоскуціё, три сухоты сухотушшіё, три жалбы жалбущіё — въ
сердце ретивое, въ лехкое, пецень и въ кровь горяцюю, въ глаза и суставы, и
въ мозга. И казался бы рабъ Божій (имя рекъ) рабицѣ-дѣвицѣ (имя рекъ)
миляя хлѣба-соли, миляя милости Божьей, роду-племени, отця-матере,
краснова соньця, свѣтлаво мисеця. Мало молодо. Замокъ въ морѣ, клюць во
ртѣ. Какъ замка изъ моря не вынимывати, клюця изо рту не доставывати. Кои
слова въ забытьи, служите на вѣки впереди. Будь моя молитва крѣпка и
липка, луцце и зубастѣе зуба шшуцьева.

Какъ унять кровь.

Стану, рабица Божія (имя), стану, благословесь, пойду, перекрестесь, — изъ
избы дверьми, изъ воротъ воротами, въ чисто поле, въ восточну сторону. Въ
чистомъ полѣ, въ восточной сторонѣ есть синё море, въ синемъ морѣ есть
синій камень. Нѣтъ въ каменю ни щипоты, ни ломоты, не щипитъ, не ломитъ
и руда не йдетъ. Такъ бы у меня, у рабицы Божіей (имя), ни щипило, ни
ломило и руда не шла вѣки, повѣки, отнынѣ до вѣки. Стань, руда, не кань! загривисту. Баба стала, и руда перестала. Стань, руда, не кань.

Отъ обжогу.

Стану, раба Божія (имя), благословесь, пойду, перекрестесь, — изъ избы
дверьми, изъ двора воротами, въ чисто поле, въ восточну сторону. Въ
чистомъ полѣ есть огненная рѣка; въ огненной рѣкѣ лежитъ старъ матеръ, ни
тлитъ, ни горитъ, не прындиваетъ. Вѣки повѣки, отнынѣ, до вѣка.



Отъ ноктя у скотины.

Стану, благословесь, пойду, перекрестесь, — изъ избы дверьми, изъ воротъ
воротами, въ чисто поле, въ восточну сторону. Въ восточной сторонѣ есть
Черно море, въ Черномъ морѣ есть сѣрой звѣрь. Я этому звѣрю помолюсь и
поклонюсь: „голой звѣрь, рысь, побѣжи въ чисто полё, изъ моей скотиньки
вынимай ноктища, изъ туши въ кожу, изъ кожи въ шею, изъ шеи въ голову —
спрыскомъ вонъ. Милая скотинка, шерстью стрясывай, зубомъ скусывай.“

Урочные.

Стану я, рабица Божія (имя) дочь, стану, благословесь, пойду, перекрестесь,
— изъ избы дверьми, изъ воротъ воротами, въ чисто поле, въ восточну
сторону. На восточной сторонѣ есть бѣлый камень, на бѣломъ камнѣ сидитъ
бабушка Соломонія. Я той бабушкѣ поклонюсь и помолюсь: „ты возьми съ
рабицы Божіей (имя) притчи и уроки, и людскія оговоры: тверди, полѣзни,
щипоту, ломоту и опухоль, чтобы не слышала въ себѣ рабица Божія ни
щипоты, ни ломоты, ни въ рукахъ, ни въ ногахъ, ни въ жилахъ, ни въ
суставахъ, ни въ двѣнадцати жилахъ, ни въ двѣнадцати костяхъ, ни въ
буйной головѣ и вобще вездѣ“.

Отъ зубной боли.

Стану я, рабъ Божій (имя), благословесь, пойду, перекрестесь, пойду я на
погосъ, на Буево, зайду я въ Божію Церковь, помолюсь всѣмъ святымъ
иконамъ. Пойду я изъ Божьей Церкви, приворочу я на Святую могилу,
спрошу я у мертвово мертвеца: „не болятъ ли зубы“. Нѣтъ, у меня не болятъ
зубы, не щипятъ и десны. — Такъ бы и у меня, у раба Божія, не болѣли зубы
вѣкъ и повѣку, отнынѣ и до вѣку.

Чтобъ любили и уважали люди.Стану, благословесь, пойду, перекрестесь, — изъ избы дверьми, изъ двора
воротами; выйду въ чисто поле, стану подъ восточну сторону; помолюсь,
покорюсь Пресвятой Богородицѣ и самому Христу: „дай, Господи, телчеій
умъ, коровьи губы. Какъ овцы смирны, какъ лютые звѣри надъ моей головой,
рабомъ Божіимъ Васильемъ Васильевичемъ, — озеваетъ схоже солнышко,
младъ свѣтелъ мѣсяцъ, также посыпаютъ часты мелки звѣзды, такъ же бы
мнѣ рабу Божію (имя) возрадовались люди добрые, князи, бояра, выборны,
приказны, мужской ликъ и женскій“. Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:08 am

Присушивать, кто кого любитъ.

Стану, благословесь, пойду, перекрестесь, — изъ избы дверьми, изъ двора
воротами, въ чистое поле, стану подъ восточну сторону. Изъ-подъ восточныя
стороны занимается зоря утрення — горячая, восходитъ солнце красное,
хорошо смотритъ міръ, крестьянскій глазъ. Такъ бы на меня, раба Божія
(имя) рабичя Божія (имя) не могла бы надзриться, насмотриться на раба
Божія (имя) — въ день по красному солнцу, въ ночь
по свѣтлому мѣсяцу, такъ бы ей, рабѣ Божіей (имя), казался краснѣе
красново солнца, свѣтлѣе свѣтлаго мѣсяца. Не могла бы безъ меня не быть,
не жить, не пить, не ѣсть, не часу часовать, не ночи коротать. Будьте вы, мои
слова, крѣпки и лѣпки, поговорены и не переговорены. Въ Окіанѣ-морѣ
ключъ и замокъ моимъ словамъ вѣкъ, по вѣку и нынѣ довѣку. Аминь тому
слову.



Господи Іисусе, Іисусова молитва

Господи Іисусе, Іисусова молитва, каменная ограда, желѣзныя ворота, камень
на окошкѣ, топоръ на повозкѣ, каменемъ закрыта, крестомъ запечатана.

Шла пресвята мать Богородица по стены по ограды; шла, пріустала, легла,
пріуснула; накатился на ней сонъ про истиннаго Христа небеснаго: пришли
жиды окаянные, слинами заплевали, вахрушами захаркали, горячую кровь
проливали до древа до Христова. Кто эту молитву прочитаетъ, черезъ
каждый день не забываетъ тому не будетъ вѣчная мука.

Ангелъ мой,
Архангелъ мой,
Сбереги душу мою,
Сбереги тѣло мое!
Врагъ-сатана,
Откажись отъ меня!
Ангельски молитвы,
Архангельски молитвы,Богородицкой замокъ...
Крестомъ крещусь,
Крестомъ молюсь,
Крестъ ангела встрѣчаю.
Буди домъ мой благословенный
Огнынѣ до вѣка,
Отъ востока до запада,
Тына желѣзнаго свята,
Свята вода на хоромахъ.

Чтобы скотинка стояла.

Помени, Господи, царя Давида и всю кротость его! укроти сію скотинку
крѣпостями своими во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Утрення
заря, вечерня заря, мою тоску кручину чтобы скотина стояла. Нынѣ и присно,
и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ пьянства.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь. Хмель и вино, отступись отъ
раба Божія (имя рекъ) въ темныя лѣса, гдѣ люди не ходятъ, и кони не
бродятъ, и птица не летаетъ. Во имя Отца и Сына, и Св. Духа (дважды).
Хмель и вино, выходи на быструю рѣку, на которой воды люди не ѣздятъ.
Хмель и вино, выходи на буйные вѣтры, которые дуютъ далеко. Отступись
отъ раба (имя рекъ). Аминь.

Для удачнаго лова рыбы.

Пойду я на быструю рѣку, на ней есть рыбки потрепущи. И спустили бы мы
неводъ, какъ шелковъ поясокъ; и въ этотъ неводокъ, въ каждый поводокъ,
наскакало бы рыбы какъ чины. Аминь.

При покупкѣ скота.

Купивши скотину, крестьянинъ молится вмѣстѣ съ продавцемъ Богу, творитъ
молитву Іисусову, три раза обводитъ вокругъ себя коня, не смѣя держать
узды голыми руками, и говоритъ:

Вотъ тебѣ, хозяюшко мохнатый, звѣрь на богатый дворъ; пой, корми,
руковичкой гладь!

Отъ зубной боли.

Взять три корешка землянки, пустить въ воду и сказать три раза:
Какъ землянка эта засыхаетъ и завядаетъ, также чтобы и у раба Божіей
(имярек) зубы замирали и занѣмѣли, по сей день, по сей часъ. Аминь.

Положить корешки на зубъ, а воду пить.

Чтобы не шла кровь изъ раны.

Баба шла по дорогѣ, собаку вела за собой; баба пала, собака пропала; руда
стань, больше не кань. Аминь.

Отъ обжога или обвара.

Наплевать три раза на больное мѣсто и три раза произнесть:

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Свѣтъ до зари, а заря до свѣту, ажогъ
(или обваръ) до словъ. Во вѣки вѣковъ. Аминь.

При наживкѣ червя

На крючекъ, а иногда мелкую рыбу, то приговариваютъ:

Рыба свѣжа, наживка сальна. Клюнь да подерни, ко дну тяни. Аминь.

Отъ боли въ ушахъ

Прикладываютъ дитя къ угловому кресту у избы, образующемуся изъ
древней сѣры отъ дѣйствія жара, и говорятъ:

Уголъ рубленъ, крестъ дубовъ; у того у креста не болѣло, не щипѣло и уха не
вертѣло. И такъ бы у раба Божія (имярек) не болѣло и уха не вертѣло, ни въ
день, ни въ ночь, ни въ утренну зарю, ни въ вечерню, ни наву, ни на вѣтру, ни
на перекрою мѣсяцу. Во вѣки вѣковъ. Аминь.

Отъ стрѣлъ.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Ни отъ вѣтра, ни отъ вихоря пришла
сія стрѣла въ раба Божія (имярек). На укладъ, на желѣзо и на масло тѣнь сія
не ломись, не рвись. Всегда нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Статья призоръ.

Во имя Отца и Сына. Стану я рабъ Божій (такой-то), благословясь, пойду,
перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами; выйду въ чистое поле за
во̀ рами. Стану я на стокъ лицомъ, на западъ хрептомъ, помолюсь и
поклонюсь самому истинному Христу, Царю Небесному: дай, Господи, посылай, Господи, мнѣ, рабу божію Ивану! Напишу Господу Богу на
радость, добрымъ людямъ на завидось, сѣрыхъ рыскучихъ волковъ,
бурнастыхъ лисицъ, рысей, росомахъ и всѣхъ юньчихъ звѣрей, бѣлыхъ
зайцевъ, на стрету стретаючи, сзади настигаючи, сбоку нахожаючи. И
всякому злому, лихому человѣку дресвяны камень въ зубы, желѣзная мятина
въ глаза. Какъ дверстянаго камня въ зубахъ не проглотить, желѣзной мятины
въ глазахъ не перегноить, сосновой и еловой хвои не пересчитать, такъ раба
Божія Ивана никому вѣкъ не испортить. Вѣкъ повѣку и отнынѣ, и до вѣку.
Моимъ словамъ ключь замокъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

2-й призоръ.

Какъ у сего звѣря, лисицы, составъ съ составомъ не сростаетца, такъ бы меня,
раба Божія Ивана, никто не ошутилъ и не оговорилъ во вѣки вѣковъ. Аминь.

3-я статья.

Ахъ, дура лисица, куда пошла, тамъ и погино, и есть нельзя. Моимъ словамъ
ключъ замокъ. Аминь.


Статья 1-я.

Господи Боже, благослови. Стану я, рабъ Божій (имярек), благословясь;
пойду, перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами; выйду въ чистое
поле; стану на востокъ лицемъ, на заподъ хрестомъ; помолюсь и поклонюсь
самому истинному Христу, Царю Небесному, Матери Божіей, Пресвятые
Богородицы, ангеламъ архангеламъ, Небеснымъ силъ воеводы Михайлу
Архангелу: Господи, Владыко милостивый, дай мнѣ три мужа и дай и мнѣ
три прута булатны! Святый Дорофей, бери прутъ булатный; Святый
Софоній, бери прутъ булатный; Святой Мимонтій, бери прутъ булатный!
мчите и гоните со всѣхъ 4-хъ сторонъ по моей лыжницы, по моему слѣду
всякаго промышленнаго звѣря, сѣрыхъ рыскучихъ волковъ, бурнастыхъ и
бурыхъ лисицъ, сѣрыхъ рысей, бусыхъ росомахъ, бѣлыхъ зайцевъ: бѣжали
бы всѣ звѣри по моей лыжницы, по моему слѣду, лыжницы моей не боялись,
слѣду моего не опасались, бѣжали бы со всѣхъ сторонъ отъ востока и запада,
отъ юга и сѣвера, въ день по солнцу, а въ ночь по мѣсяцу; по мелкимъ
частымъ звѣздамъ; не держали бы ни мхи, ни болота, ни рѣки, ни озера.
Бѣжали бы изъ-за тридесятъ земель, изъ-за тридесятъ морей, изъ-за тридесятъ
рѣкъ, изъ-за тридесятъ озеръ, изъ-за тридесятъ дорогъ, изъ-за тридесятъ
лыжницъ, изъ-за тридесятъ хитрыхъ, мудрыхъ, ловцовъ и промышленниковъ;
не глядѣли бы на него грачиное, крычиное, а бѣжали бы на наше сорочье
щекотанье — въ день по солнцу, а въ ночь по мѣсяцу, по утреной зарѣ и по
вечерней, на полѣ и на нивѣ, на перекрестъ мѣсяца, на святую пятницу,
двадцать четыре часа въ сутки. А ежели вы моего повелѣнія слушать не будите, то небесныхъ силъ воевода, Михайло Архангелъ пошлетъ птицъ съ
желѣзными когтями; гдѣ васъ, звѣри, достанетъ, тутъ васъ терзать будетъ.
Отнынѣ и повѣкъ моимъ словамъ небо-ключь, земля-замокъ, евангельская
печать. Аминь.



Во имя Отца и Сына. Господи, Боже, благослови! Стану я, рабъ Божій
(имярек), благословясь, пойду перекрестясь изъ избы дверьми, изъ дворя
воротами; выйду въ чистое поле, стану на востокъ лицемъ, на западъ
хрестомъ, помолюсь и поклонюсь, самому истинному Христу, Царю
Небесному, Владычицѣ Божіей Матери, ангеламъ, архангеламъ, небесныхъ
силъ воеводѣ, Михаилу Архангелу: дай мнѣ Господи, пошли, Господи,
сѣрыхъ рыскучихъ волковъ, бурнастыхъ и бурыхъ лисицъ и сѣрыхъ рысей,
бусыхъ росомахъ, всѣхъ гончихъ звѣрей, бѣлыхъ зайцевъ. Вы же, звѣри,
бурыя и красныя лисицы, сѣрыя рыси, бусыя росомахи и гончіе звѣри, бѣлые
зайцы, не отпячивайтесь назадъ, не отворачивайтесь ни на правую руку, ни
на лѣвую: по правую руку течетъ огненная рѣка Аполевта, синее море сзади
васъ, выстрицы нагоняютъ, разиня рты, васъ звѣри ѣсть хотятъ; а впередъ
вамъ дана дорога по вашему лисьему слѣду, отнынѣ и повѣкъ вѣка. Моимъ
словамъ — небо ключъ, земля замокъ, евангельская печать. Аминь.

Наговоръ объ остановленіи крови:

Стану, благословясь, а пойду перекрестясь; изъ избы дверями, изъ двора
воротами; выйду въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ стоитъ мертвый человѣкъ.
У мертваго человѣка нѣтъ не руды (крови), ни щипоты, ни уразу, ни болѣзни,
ни опухоли. Какъ утвердилъ Господь небо и землю, такъ утверди, Господь,
мои крѣпкія слова. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, нынѣ и присно, и во
вѣки вѣковъ. Аминь.

Это надо читать три раза.

На зубъ.

Господи, Боже, благослови!

Во Іерусалимѣ въ градѣ, на горы на вертепѣ, на кипарисномъ древѣ, жидовья
Господа били, мучили, яко жива человѣка, истиннаго Іисуса Христа. Не дали
ни раны, ни руды, ни зубной щепоты. Ни бѣло тѣло. Ни въ ретиво сердце, ни
въ костяхъ и зубахъ. Такъ же у раба Божія (имярек) ни раны, ни руды, ни
зубной щепоты. Высохли рѣки и озера, и мелкія переточены. Камень
разсѣдяше, подъ камнемъ дьяволъ пропадаша, такъ же у раба Божія Ивана
раны, руда, зубная щепота пропадаша. Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Аминь. Приговоръ на зубы.

Благослови, Господи!

Стану я, рабъ Божій (имярек), благословясь, и выйду, перекрестясь, изъ избы
дверми, изъ двора воротами, въ чистое далекое поле. И встрѣчу рабъ Божій
убогаго Лазаря, и спрошу: „былъ ли ты на томъ свѣтѣ? видалъ ли ты
мертвыхъ? болятъ ли у нихъ зубы? щипятъ ли у нихъ щеки? растетъ ли у
нихъ дикое мясо?“ — „Былъ я на томъ свѣтѣ и видалъ мертвыхъ, не болятъ у
нихъ зубы, не щипятъ у нихъ щеки и не растетъ у нихъ дикое мясо!“ Такъ бы
у раба Божія (имярек) не болѣли бы зубы, не щипали бы щеки и не росло бы
дикое мясо. Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Дай, Господи, моимъ словамъ на легость, на здравіе, на велику добрую
милость. Аминь.


Отъ скота, чтобы на дворѣ стоялъ.

Изъ муравьиной кучи прутъ вынуть и говорить:

„Какъ мураши кипятъ, такъ бы у меня на дворѣ скотинка всякая скопилась и
плодилась“.
„Подъ потолокъ хлѣва положить“:
„Большачекъ — Доброхотъ, береги и стереги скотинку: овечекъ, коровъ и
телятъ“.
Щепы взять у окошка осенью. Скотинку запираютъ на дворъ.

„Какъ щепка у крестьянина плодится, такъ бы у меня на дворѣ скотинка
всякая скопилась и плодилась: овечки, коровы и телятка“.

По 3 раза на зарѣ говорить, а щепы въ 3 угла двора положить съ сими
словами.


Заговоръ для аппетиту.

Какъ мнѣ, рабы Божіей (имя), милъ видъ и руки, такъ бы мнѣ казалась пища
и питье.

3 раза переговорить, потомъ и вылить на лѣвую сторону, на улицу.

Какъ пороги (крѣпки) плотны, такъ я бы плотна и крѣпка была: ни уроки, ни
призоки не прилипали. Заговоръ на камни отъ уроковъ.

Какъ крѣпокъ этотъ камень: 1-й изъ бани, 2-й изъ избы, 2-й отъ вѣтра, 3-й отъ
людей.

Спустить (камни) въ воду и замѣтить 1-й отъ Бога и 2-й отъ вѣтра, и 3-й отъ
людей. Который въ водѣ зашумитъ, то отъ того и пришло. Воду на опашку на
лѣвую сторону вылить проговоривъ слова:

„откуда пришло, туда и поди“.


Молитва, Пречистыя и Преблагословенныя, Славныя Владычицы Нашея
Богородицы и присно Дѣвы Маріи.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Опочивала еси пресвятая Богородица, Дѣва Марія, во святомъ градѣ
Виѳліемѣ Іудейстѣмъ, въ мартѣ мѣсяцѣ. И пріиде къ ней Господь нашъ,
Іисусъ Христосъ, возлюбленный Сынъ ея и единородный, Спаситель всему
міру, и рече ей: „О, Мати Моя возлюбленная, Пресвятая Богородице, Дѣва
Марія, спишь ли Ты, или не спишь, или что во снѣ своемъ видишь?“ И рече
Ему пресвятая Богородица, Дѣва Марія: — „Я не сплю, Сынъ мой
возлюбленный, а про Тебя во снѣ своемъ вижу. Весма дивенъ и престрашенъ
сонъ: за шесть дней воскресенія Твоего, Господи, Петра апостола въ городѣ
Римѣ распята и Павла апостола въ городѣ Дамаскѣ мечемъ усѣченно, а Тебя,
Сына Моего возлюбленнаго, Іисуса Христа, въ городѣ Іерусалимѣ у
проклятыхъ жидовъ пойманнаго и связаннаго ими щедротами, и во дворъ
священника Каіафы приведенъ, и убіенъ бысть. Тѣло Твое святое терзающее
и на лице плевающее, и приведеннаго къ Понтійскому Пилату, игеммону,
веить приведоша. И начавъ Пилатъ судити и отсудиша Тебя, Господа нашего,
Іисуса Христа, хотя и не найдя вины, вести на распятіе на гору Гольгофу, и
распяша Тебя, Господа нашего, Іисуса Христа, на трехъ древахъ: на первомъ
Кипаристѣ, на второмъ кедрѣ и третьемъ певгѣ, между двумя разбойниками.
На главу Твою святую терновый вѣнецъ возложиша и желчію съ уксусомъ
напоиша, и по главѣ тростію биша, руцѣ и нози гвоздемъ пригвоздиша, и въ
ребра Твои святыя копіемъ прободоша, изъ коихъ изътече кровь и вода на
исцѣленіе православнымъ христіанамъ и на спасеніе душамъ нашимъ
грѣшнымъ. Сія мать Моя у креста стояша съ любезнымъ ученикомъ Его —
Іоанномъ Богословымъ стоящіе, плачущіе и рыдающіе горько. И рече ей
Господь нашъ, Іисусъ Христосъ, и возлюбленный Сынъ ея, и единородный
Спаситель всему міру не рыдай, Мати Моя возлюбленная, Престятая
Богородица, дѣва Марія! Азъ буду съ креста снятъ и во гробъ положенъ, и въ третій день воскресну. Живъ буду отъ гроба и воскрешу Адама
первозданнаго, и воскрешу вся живущія пророковъ, и Самъ Мати Моя,
Пресвятая Богородице, дѣва Марія, вознесусь не небеса съ грознѣйшими
херувимами и Серафимами. И тебя, Мати Моя возлюбленная, Пресвятая
Богородице, дѣва Марія, прославлю, вознесу и возвеличу, паче всѣхъ
небесныхъ силъ“. И рече ей Господь нашъ, Іисусъ Христосъ, возлюбленный
Сынъ ея и единородный Спаситель всему міру, „о, Мати Моя, Пресвятая
Богородица, дѣва Марія, воистинну сонъ твой праведенъ и неложенъ, и
збудется воистинну: буду Я преданъ въ руцѣ грѣшныхъ человѣцъ и
пострадаю отъ нихъ окаянныхъ всѣ вышеписанныя страсти, которыя ты во
снѣ своемъ видѣла, и всѣ оныя воспріиму, даже до самыя смерти и словеса
твои паче меда и сыты устамъ моимъ сладки“. Конецъ сну Пресвятыя
Владычицы нашея Богородицы и присно Дѣвы Маріи. — Аминь.

Слова святая отъ святыхъ, отъ самого Господа нашего Іисуса Христа. О томъ
еще кто хощетъ знать или читать, или со вниманіемъ слушать, то тому
человѣку на сорокъ дней отпущаются грѣхи. Сей листъ написанъ златыми
литерами и каждая рѣчь вредиться не можетъ, и въ которомъ дому сей листъ
пребываетъ, и къ тому дому ни огонь, ни вода, ни чародѣяніе и никакая рѣчь
злая не пріидетъ. И въ которомъ дому случится женщина беременна и будетъ
предъ рожденіемъ мучится, и оный листъ при себѣ имѣть будетъ, то и дастъ
ей Господь Богъ скорое рожденіе и отроча родитъ легко, и стережетъ ей
Господь нашъ, Іисусъ Христосъ, чрезъ муку свою святую, которую
претерпѣлъ еси за насъ, грѣшныхъ рабовъ своихъ, пророче Божій и Предтеча
Христовъ — Іоаннъ, котораго Господь на рѣкѣ крестить, стережи насъ,
грѣшныхъ рабовъ своихъ, отъ огня и меча, напрасныя смерти и
смертоносныя раны, и стрѣлы летящія, дабы насъ никакая власть злая
вредить не могла. Сей листъ найденъ въ землѣ Греческой, на горѣ Елеонской
пречестной, предъ образомъ, архистротигомъ Михаиломъ Архангеломъ, и
кто его хощетъ читать или переписать, то тому человѣку возратиться изъ
живыхъ мукъ. Христосъ, Сынъ Божій, писалъ силу Божества Своего дни
недѣльныя святили бы въ домахъ, работъ не работали, корень въ водахъ не
копали, и пожитковъ своимъ душамъ ни отъ кого не желали, и отъ Бога не
отрекалисъ, Богу вѣрили и молились. Іисусъ бо, Сынъ Божій, писалъ силу
Божества Своего, дабы справляли люди Мои на семъ свѣтѣ полѣзное, дамъ я
вамъ шесть дней работать, а седьмый не работать. Воскресеніе Христово
святили бы въ домахъ, явили бы на почитаніе Господа, и если вы, людіи Мои
жить будете и добро творить не станете по закону своему, то буду васъ
корить, напущу на васъ вѣтры буйные, жоры великіе убавлю рѣки текущія и
еще напущу войну великую: царь на царя, король на короля, панъ на пана,
сынъ на отца, дочь на матерь, братъ на брата и другъ на друга.
И будетъ между вами кроволитіе великое на земли, и за то всѣхъ оскорблю, и
буду всѣхъ корить громомъ и молніею, дабы гнѣвъ Божій познали, въ
церковь Божію ходили, а злыхъ дѣлъ не творили. Да еще вамъ приказываю:
Воскресеніе Христово и праздники Господни, каждой чтобы человѣкъ, старой и малой, въ церковь Божію ходили и воспоминали бы Бога о грѣхахъ
своихъ, что согрѣшили за ту недѣлю. И еще вамъ подтверждаю, дабы въ
субботу по вечерамъ не работали для матери Моея, Пресвятыя Богородицы, и
ангелей вашихъ хранителей. И есть ли бы мати Моя, Пресвятая Богородица,
и ангели ваши хранители о васъ не молились, то давно бы вы погибли
голодною смертію отъ человѣка и до скота. Еще пишу вамъ, людіе Мои,
Воскресеніе Христово и праздники Господнія почитать не станетъ и правду
творить. то буду васъ корить, напущу на васъ: птицы черные носы желѣзные,
которые будутъ кусать, кричать, отъ которыхъ злое повѣтріе да пріидетъ.
Еще вамъ приказываю, дабы напрасно не присягали ни небомъ, ни землею;
слышавшаго не свидѣтельствуйте нашимъ Богомъ, не брезгуйте, наипаче
отца и матерь почитайте, что сказано въ пятой заповѣди. Въ послѣдній разъ
приказываю вамъ, дабы вѣрили и молились по сему листу. А еще, кто не
будетъ вѣрить, то тотъ человѣкъ не достоинъ покаянія за грѣхи своя и умретъ
наглою смертію. А если который человѣкъ сему листу вѣрить будетъ и при
себѣ имѣть, и роздавать изъ дому въ домъ читать или переписать, то тотъ
человѣкъ, хоша и весьма грѣшенъ такъ, какъ песку въ морѣ, или травъ на
земли, или звѣздъ на небеси, или листу на древѣ, — то тому, покаявшемуся
здѣсь на землѣ человѣку, будетъ царство Небесное и отпущеніе грѣховъ. Ему
же подобаетъ честь и слава, и поклоненіе — Отцу и Сыну, и Святому Духу и
нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.



Слова присушать дѣвицу.

Говорить въ питье и пищу:

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Стану, рабъ божей (имя рекъ),
благословесь, пойду перекрестесь, выйду въ чистое поле, въ широкое
раздолье; на встрѣчу мнѣ середи чистаго поля и широкаго раздолья
семдесятъ буйныхъ вѣтровъ и семдесятъ вихоровъ и семдесятъ вѣтровичь и
семдесятъ вихоровичь. Пошли они на святую Русь зеленаго лѣсу ломать и на
полъ изъ корени вонъ воротить и пещеры каменные розжигать. И тутъ я, рабъ
божей (имя рекъ), помолюсь имъ и поклонюсь: о, вы есть 70 буйныхъ
вѣтровъ и 70 вихоровъ и 70 вѣтровичь и 70 вихоровичь, не ходите вы на
святую Русь зеленаго лѣсу ломать, изъ корени вонъ воротить и пещеры
каменныя розжигать, подьте вы, разожгите у рабы божіей (имя рекъ) бѣлое
тѣло, ретивое сердцо, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы
и суставы и всю ей, чтобы она раба божія (имя рекъ) не могла бы не жить, не
быть, не пить, не исть, не слова говорить, не речи творить, безъ меня, раба
божія (имя рекъ). Какъ меня она, раба божія (имя рекъ), увидитъ или гласъ
мой услышитъ, то бы радовалось ей бѣлое тѣло, ретивое сердце, памятная
дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы и всѣ у ней суставы
веселились. И какъ ждетъ народъ божія владычнаго праздника, свѣтлагоХристова Воскресенія, и звону колокольнаго, такъ бы она, раба божія (имя
рекъ), дожидалась: на которой день меня она не увидитъ или гласа моего не
услышитъ; такъ бы она сохла, какъ кошеная трава въ поли; какъ не можетъ
быть рыба безъ воды, такъ бы не могла бы быть она безъ меня, раба божія
(имя рекъ). Тѣмъ моимъ словамъ и рѣчамъ ключевыя слова, аминь, аминь,
аминь.

Присушить дѣвицу.

Молодой человѣкъ, желающій возбудить съ себѣ любовь непреклонной
дѣвицы, идетъ къ знахарю, съ просьбой присушить к нему ту, которая была
къ нему равнодушна.

Колдунъ вынимаетъ пряникъ и, принявъ таинственный видъ, начинаетъ,
поводя глазами и расширяя по временамъ ноздри, наговаривать на этотъ
пряникъ: «Во имя Отца и Сына Святаго Духа, аминь. Стану я рабъ божій
(имя рек) благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора
воротами, въ чисто поле за дворами; взмолюся тремъ вѣтрамъ, тремъ
братьямъ: вѣтеръ Моисей. вѣтеръ луна, вѣтеръ буйные вихори! Дуйте и
винтите по всему бѣлому свѣту и по всему міру крещеному, распалите,
разожгите и сведите рабыню (имя рек) со мною, съ рабомъ божіимъ (имя
рек), душа съ душей, тѣло съ тѣломъ, плоть съ плотью, хоть съ хотью, не
уроните той моей присухи ни на воду, ни на лѣсъ, ни на землю и не на
скотину: въ воду сроните — вода высохнетъ; на лѣсъ сроните — лѣсъ
повянетъ; на землю сроните — земля сгоритъ; на скотину сроните — скотина
посохнетъ. Снесите и донесите, вяжите и положите въ рабицу божію (имя
рекъ) въ красную дѣвицу, въ бѣлое тѣло, въ ретивое сердце, въ хоть и въ
плоть: чтобы красная дѣвица не могла безъ меня раба Божія (имя рекъ) ни
пить, ни быть, ни дневать, ни часа часовать, о мнѣ, рабѣ божіемъ (имя рекъ),
тужила бы и тосковала и никогда бы не забывала. Есть въ чистомъ полѣ
сидитъ баба сводница, у бабы у сводницы стоитъ печь кирпичная, въ той
печи кирпичной стоитъ кунганъ литръ, въ томъ кунганѣ литрѣ всякая вещь
кипитъ перекипаитъ, горитъ перегораетъ, сохнетъ и посыхаетъ. И такъ бы о
мнѣ, рабѣ божіемъ (имя рек), сердцемъ кипѣла, кровію горѣла, и не могла бы
безъ меня, раба божія (имя рек), ни жить, ни быть, ни дня дневать, ни часа
часовать, ни питіемъ отпитися, ни дутьемъ отдутися и ни въ парной банѣ
отпариться. Тѣмъ моимъ словамъ ключъ и замокъ, аки ключь на церкви. Во
имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь, аминь, аминь.

«Стану я рабъ Божій (имя рек) благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы
дверьми, изъ двора воротами, въ чистое поле на три розстана, помолюся я,
рабъ божій, тремъ братамъ, тремъ вѣтрамъ: первый братъ вѣтръ восточный,
второй вѣтръ западъ, третій вѣтеръ сѣверъ! Внесите тоску и сухоту въ рабицу
божію (имя рек), чтобъ она о мнѣ, рабѣ божіемъ, сохла и тоскнула; не могла бы и дня дневать, ни часу часовать, отнынѣ до вѣка и вовѣки, аминь, аминь,
аминь.

Получивъ отъ колдуна пряникъ, парень долженъ отдать его своей
возлюбленной. Если это ему удастся, она побѣждена.

На присушеніе.

Господи Іисусе Христе, Сыне Божій помилуй насъ, аминь.

На русской и на нѣмецкой земли есть огнянной царь, высушилъ рѣки и езера
и мелкія источины, — и какъ въ нынѣшныхъ вѣтрахъ (высушилъ), такъ бы
сохла раба б. Н. по мнѣ рабу б. Н. двадцати четырехъ часу денныхъ и
нощныхъ, на новцѣ мѣсяцѣ, и на ветхѣ мѣсяцѣ, и на перекроѣ мѣсяцѣ, и во
вся меженны дни, и не могла бы не жить и не быть, ни исть раба б. Н. безъ
меня р. б. Н.: въ семидесятъ суставахъ и въ семидесяти жилахъ, въ подпятное
жиліе и въ подколѣнномъ жиліѣ и во пространной жилы въ .... и вездѣ бы
сохло и болѣло, по мнѣ р. б. Н. Еще есть въ чистомъ полѣ стоитъ Феоклистъ,
да все высохло; днемъ при солнцѣ, а ночью при мѣсяцѣ и при частыхъ
звѣздахъ, и при частыхъ ождикахъ, въ семидесяти суставахъ и въ семидесяти
жилахъ и въ подколѣнномъ жильѣ и въ пространной жилѣ въ .... и вездѣ бы
сохло у рабы б. Н. дватцеть четыре часу денныхъ и нощныхъ, на утряной
зорѣ, на вечерной зорѣ, на новцѣ мѣсяцѣ, и на ветхи мѣсяцѣ и на перекроѣ
мѣсяцѣ, во вся меженные дни, не могла бы она р. б. Н. безъ меня раба б. Н. не
жить и не быть. Еще есть въ чистомъ полѣ печь мѣдная, накладена дровъ
дубовыхъ, какъ отъ тѣхъ дровъ дубовыхъ сколь жарко разгоряится, и такъ бы
разгорялась раба б. Н. по мнѣ рабу б. Н. 24 часу денныхъ и нощныхъ, на
новцѣ мѣсяцѣ и на ветху мѣсяцѣ, и на перекроѣ мѣсяцѣ, во вся меженныя
дни, на утренной зори, во вся меженныя дни, не могла бы она р. б. Н. безъ
меня р. б. Н. не жить и не быть. Всѣмъ моимъ словамъ ключь и замокъ,
аминь, аминь, аминь.

Трижды плюнь, а говорить на соль или на пиво, или на пряникъ, или въ вино.


На рожженіе дѣвичья сердца.

Встану я, рабъ божій имярекъ, благословясь, пойду перекрестесь, изъ избы
дверями, изъ двора воротами, въ чистое поле, погляжу и посмотрю подъ
восточную сторону; подъ восточной стороной стоитъ есть три печи: печка
мѣдна, печка желѣзна, печка кирпична. Какъ онѣ разожглись и распалились
отъ неба и до земли, разжигаются небо и земля и вся подселенная; такъ бы
разжигало у рабы божей (имярекъ) къ рабу божію (имярекъ) легкое и печень
и кровь горячу, не можно бы ей ни жить, ни быть, ни пить, ни ись, ни спать, ни лежать, все на умѣ меня держать. Недоговорены, переговорены,
прострѣлите, мои слова, пуще вострого ножа и рысьяго когтя.

Слова тоску напустить.

Во имя Отца и Сына и святаго Духа. Стану я рабъ Божей имярекъ,
благословесь, пойду перекрестесь, изъ избы дверями, изъ двора воротами,
выйду въ чистое поле; въ чистомъ полѣ стоитъ изба, въ избѣ изъ угла въ
уголъ лежитъ доска, на доскѣ лежитъ тоска. Я той доски, рабъ божій
имярекъ, помолюся и поклонюся. о, сія тоска, не ходи ко мнѣ, рабу божію
имярекъ, поди тоска, навались на красную дѣвицу, въ ясныя очи, въ черныя
брови, въ ретивое сердце, розожги у ней, рабы божіей имярекъ, ретивое
сердце, кровь горячую по мнѣ, рабѣ божіемъ имярекъ, не могла бы ни жить,
ни быть. Вся моя крѣпость аминь, аминь, аминь.

Навести тоску.

Встану я, рабъ Божій, благословясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери,
изъ дверей въ ворота, въ чистое поле, стану на западъ хребтомъ, на востокъ
лицомъ, позрю, посмотрю на ясное нобо; со ясна неба лѣтитъ огненна стрѣла;
той стрѣлѣ помолюсь, покорюсь и спрошу ее: «Куда полетѣла, огненна
стрѣла?» — Во темные лѣса, въ зыбучія болота, въ сыроё кореньё! — «О ты
огненна стрѣла, воротись и полетай, куда я тебя пошлю: есть на святой Руси
красна дѣвица (имя рекъ) полетай ей въ ретивое сердце, въ черную печень, въ
горячую кровь, въ становую жилу, въ сахарныя уста, въ ясныя очи, въ черныя
брови, чтобы она тосковала, горевала весь день, при солнцѣ, на утренней
зарѣ, при младомъ мѣсяцѣ, на вѣтрѣ-холодѣ, на прибылыхъ дняхъ и на
убылыхъ дняхъ, отнынѣ и до вѣка.»

На любовь дѣвушекъ и всѣхъ людей.

Наговорить на кольцо или на крестъ, и положить его себѣ за пазуху или въ
платокъ.

Собирайтеся народъ, люди добрые, ко честному Христову празднику. Какъ
гдядятъ на кресты, на маковки, на Мать Пресвятую Богородицу, на
различный образъ; такъ бы на раба б. Н. глядѣли и смотрѣли старые старики,
молодые мужики, старыя старухи, молодыя молодухи, красныя дѣвицы,
малыя ребятка; такъ бы раба б. Н. глядѣла и смотрѣла; такъ бы рабъ б. Н.
(имя заговаривающаго) казался краше краснаго золота, чище чистаго
серебра. Будьте мои слова тверды и крѣпки, на вѣки нерушимы. Ключь въ
воду, а замокъ въ руки.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:25 am

Старинное заклинаніе на любовь.
Стану отрокъ, имя рекъ, не благословесь, пойду не перекрестесь, изъ избы не
дверми, изъ двора не воротми, и пойду въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ
стоитъ три и два и единъ: бѣсъ Сава, бѣсъ Колдунъ, бѣсъ Асаулъ, и я сойдусь
поближе отрокъ им. р. и поклонюсь пониже: а вы три деветь бѣсовъ три, два,
и единъ, бѣсъ Сава, бѣсъ Колдунъ, бѣсъ Асаулъ, и какъ вы служили Ироду
царю, и такъ послужите мнѣ отроку им., пойдите по городамъ и по уѣздамъ и
по деревнямъ, избирайте тоску и сухоту, со звѣрей и съ птицы, и съ рыбы и
со всякаго званія людей, и снесите ту тоску и сухоту въ отроковицу, имя
рекъ, въ ясныя очи, въ черныя брови, въ румяное лице, въ сахарныя уста, въ
горячую кровь, въ черную печень, въ тридевять жилъ, и въ одну жилу, во
становую, въ подпятную......., чтобы отроковица (имя рекъ) не могла бы не
жить, не быть ни день по солнцу, ночію по мѣсяцу. Какъ младенецъ безъ
матернаго молока жить не можетъ, такъ бы жила отроковица и. р.: безъ воды
не можетъ жить ни днемъ, ни ночью, ни въ которую пору. Есть въ чистомъ
полѣ стоитъ дубъ сорочинской, и подъ тѣмъ дубомъ сорочинскимъ есть
тридевять отроковицъ, изъ подъ того дуба сорочинскаго выходитъ Яга баба и
пожигаетъ тридевять саженъ дубовыхъ дровъ. И коль жарко и коль ярко
разгоралось тридевять саженъ дубовыхъ дровъ и столь жарко...... разгоралась
отроковица р. б. (имя рекъ), разгорались ясныя очи и черныя брови, и
румяное лицо, сахарныя уста, ретивое сердце и горячая кровь, черная печень,
семдесятъ жилъ и семдесятъ суставовъ и семдесятъ одинъ суставъ, чтобы
отроковица р. б. (имя рекъ) безъ отрока, имя рекъ, не могла бы съ себя тоски
и сухоты снять, въ парной банѣ паритце, не могла бы въ чистомъ полѣ
разгулятца и прѣснымъ молокомъ нахлебатце, ни сномъ отоспатце, въ бесѣди
не отсидѣтце. И тѣмъ моимъ словамъ ключь и замокъ, и замокъ замкну, и
снесу замокъ въ акіянъ-море подъ латырь камень.


Напустить тоску парню.

Пойти въ баню, послѣ паренья, стать на тотъ вѣникъ, которымъ парились, и
говорить:

Выйду изъ парной байны, стану своимъ бѣлымъ бумажнымъ тѣломъ на
шелковъ вѣникъ: дуну и плюну въ четыре вѣтра буйныхъ. Попрошу изъ
чиста поля четырехъ братьевъ, — четыре птицы востроносы и долгоносы,
окованы носы. Лети изъ чистаго поля бѣлый кречетъ, неси бѣлый кречетъ
вострый ножъ и востро копье; садись бѣлый кречетъ рабу Божію (имя рекъ)
на бѣлы груди, на ретиво сердце. Рѣжь же его бѣлы груди тѣмъ же вострымъ
ножемъ, коли же его ретиво сердце тѣмъ же вострымъ копьемъ; вынимай изъ
его ретива сердца, изъ черной печени и изо всей крови горячей еще тоску и
кручину. Полети бѣлый кречетъ, понеси, бѣлый кречетъ, всю тоску и
кручину, на воду не опусти, на землю не урони, на стужѣ не позноби, на
вѣтрѣ не посуши, на солнце не повянь; донеси всю тоску кручину, всю
сухоту, чахоту и юноту велику до раба Божія (имя рекъ) гдѣ бы его завидѣть, гдѣ бы его заслышать, хошъ бы въ чистомъ полѣ, хошъ бы при разстаньѣ
великомъ, хошъ бы при путяхъ — дорогахъ, хошь бы въ парной байнѣ, хошъ
бы въ свѣтлой свѣтлицы, хошъ бы за столами дубовыми, хошъ бы за
скатертями перчатными, хошъ бы за кушаньями сахарными, хошъ при
мягкой постели, при высокомъ зголовьи, хошъ при крѣпкомъ сну. Садись
бѣлый кречетъ рабу Божію (имя рекъ) на бѣлы груди, на ретиво сердце, рѣжь
его бѣлы груди тѣмъ же острымъ ножомъ, коли его ретиво сердце тѣмъ же
острымъ копьемъ, клади въ его былы груди, въ ретиво сердце, въ кровь
кипучую всю тоску кручину, всю сухоту, всю чахоту, всю юноту великую, во
всю его силу могучую, въ грудь и спину, въ хоть его и въ плоть его, въ
семьдесятъ семь жилъ, въ станову его жилу, въ семьдесятъ семь суставовъ, въ
становой его суставъ, во всю буйну голову, въ лицо его бѣлое, въ брови
черныя, въ уста сахарныя, во всю его красоту молодецкую. Рабъ Божій (имя
рекъ) по мнѣ рабѣ Божіей (имя рекъ) чахъ бы чахотой, сохъ сухотой, вялъ
вянотой въ день по солнцу, въ ночь по мѣсяцу, на новцу, на полну и на ветху,
въ перекрой мѣсяцу во всѣ меженые дни, въ утренни и въ вечерни зори, во
всякой часъ и минуту. Какъ Май мѣсяцъ мается, такъ бы рабъ Божій (имя
рекъ) за рабой Божіей (имя рекъ) ходилъ и маялся. Не могъ бы ее ходить и
переходить, никоимъ словомъ обходить, вѣкъ по вѣки, и рабъ Божій (имя
рекъ) по рабѣ Божіей (имя рекъ) не могъ бы ни жить, ни быть, ни пить, ни
ѣсть, ни на новцу, ни на полну, ни на ветху, ни на перекрой мѣсяца, во всѣ
межны дни. Какъ Май мѣсяцъ мается, также бы рабъ Божій (имя рекъ) за
рабой Божіей (имя рекъ) ходилъ и маялся, и не могъ бы онъ ее никоимъ
словомъ ходить и переходить, и не могъ бы безъ ее ни пить, ни ѣсть, ни жить,
ни быть. Эти мои наговорны слова, которы договорены, которы
переговорены, которы назади остались, — берите мои слова вострѣй
востраго ножа, вострѣй копья, вострѣй сабли, ярѣй ключевой воды. И этимъ
моимъ наговорнымъ словамъ заключенныя слова ключь и замокъ, ключь
щукѣ, замокъ въ зубы, — щука въ морѣ. Нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ,
аминь.

На прилученіе парня.

Пойду я въ чисто поле, есть въ чистомъ полѣ бѣлый кречетъ. Попрошу я
бѣлаго кречета: слеталъ бы онъ въ чисто поле, въ синее море, въ крутыя
горы, въ темные лѣса, въ зыбучія болота и попросилъ бы онъ окаянную силу,
чтобы дала она ему помощи сходить ему въ высокій теремъ и застать его
хошъ бы середка темной ночи соннаго; и сѣлъ бы бѣлый кречетъ на бѣлую
грудь, на ретиво сердце, на горячую печень, и вложилъ бы рабу Божію (имя
рекъ) изъ своихъ окаянныхъ устъ, чтобы онъ не могъ безъ рабы Божіей (имя
рекъ) ни жить, ни быть, ни пить, ни ѣсть.

На людскую любовь.

Стану я рабъ Божій (имя) поутру, благословясь и перекрестясь; выйду я въ
чистое поле, погляжу на всѣ на четыре стороны: на восточной сторонѣ
стоитъ святая церковь. Какъ на эту церковь смотрятъ и зарятся, такъ бы на
раба Божія (имя) и смотрили и зарились старыя старушки, старые старики,
маленькія ребятка, красныя дѣвицы, молодыя молодицы, смотрили и
зарились на раба Божія (имя). Будьте слова мои крѣпки и емки, какъ ключи
подземельные, аминь.

Это заклинаніе употребляется для привлеченія любви какъ дѣвушекъ, такъ и
всѣхъ вообще людей.

Навести красоту.

Чтобы навести красоту, или казаться красивѣе, берется платокъ, съ которымъ
выходятъ на улицу, произносятъ ниже приведенныя слова и потомъ, придя
домой, утираются тѣмъ платкомъ:

Стану благословясь, выйду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора
воротами, выйду на широку улицу, стану на востокъ хребтомъ, на западъ
глазами. На западной сторонѣ тамъ сидитъ обрученный Іосифъ, зритъ и
смотритъ на Госпожу Пресвятую Богородицу, такъ и на меня бы рабъ Божій
весь вѣкъ смотрѣлъ бы и глядѣлъ.

Снять тоску.

Нужно взять въ какую либо посудину воды изъ трехъ ручьевъ. Наливаютъ ее
ковшомъ, перекрестившись прежде всего три раза. Зачерпываютъ воду по
теченью, считая ковши такъ: не разъ, не два, не три...... не девять.... (всего 27
ковшей, т. е. три раза по 9-ти). Нужно стараться брать столько воды въ
ковшикъ, чтобы въ эти 27 разъ наполнить ровно половину посудины. Если же
кажется больше нли меньше, то выливается вонъ, на отмашъ, говоря: тьфу ты
окаянная сила! Если же налилось какъ разъ до половины, то становятся на
развязанной вѣникъ и обливаются этой водой, произнося слѣдующія слова:

Стану я млада на шелковъ вѣникъ бѣлымъ тѣломъ, бѣлой грудью, черными
бровями, ясными очами, ретивымъ сердцемъ, слабыми мыслями, попрошу я
сѣраго зайка: прибѣжалъ бы ко мнѣ сѣрый заюшко, снялъ бы съ меня тоску
— кручину, — печаль, и понесъ бы онъ ее въ чистое поле и спустилъ бы ее
по буйному вѣтру, разнесло бы ее по разнымъ городамъ и вложилъ бы ее
рабу Божію (имя рекъ), объ комъ я млада кручинна тоскую.

Остудныя слова.

Эти слова употребляются для того, чтобы сдѣлать немилымъ кого либо или
разлучить съ другимъ. Обыкновенно они наговариваются на землю, взятую
между двухъ горъ или же изъ ручья (тогда оба берега считаются за горы). Эту
землю даютъ въ какомъ нибудь кушаньѣ. Для большей дѣйствительности
прибавляютъ въ нее мелко-изрубленные медвѣжьи когти.

«Стану не благословясь выйду не перекрестясь изъ избы не дверьми, изъ
двора не воротами, — мышей норой, собачей тропой, окладнымъ бревномъ;
выйду на широку улицу, спущусь подъ круту гору, возьму отъ двухъ горъ
земельки. Гора съ горой не сходится, гора съ горой не сдвигается, такъ же бы
р. б. (имя рекъ) съ р. б. (имя рекъ) не сходился, не сдвигался. Гора на гору
глядитъ, ничего не говоритъ, такъ же бы р. б. (имя рекъ) съ р. б. (имя рекъ)
ничего бы не говорилъ. Чуръ отъ дѣвки отъ простоволоски, отъ жонки отъ
бѣлоголовки, чуръ отъ стараго старика, чуръ отъ еретиковъ, чуръ отъ
еретниць, чуръ отъ ящеръ ящерицъ».

На остуду.

Ручей съ ручьемъ сбѣгается, гора съ горой не сходится, лѣсъ съ лѣсомъ
сростается, цвѣтъ съ цвѣтомъ слипается, трава развивается. Отъ той травы
цвѣтъ сорву, съ собой возьму, выйду на долину, на таку большу тропину,
возьму себѣ землину, сяду подъ лѣсину, выйду на широкій лугъ, посмотрю
на всѣ четыре сторону: нейдетъ ли р. б. (имя рекъ), и кину и брошу я въ чисто
поле; — и какъ гора съ горой не сходится, такъ бы и р. б. (имя рекъ) не
сходился и не двигался.




Подходъ свата.

Желающій жениться на избранной невѣстѣ посылаетъ, съ благословенія
родителей, бойкаго свата, или сватью, къ родителямъ невѣсты. Для
достиженія успѣха, сватъ встаетъ передъ иконой Божьей Матери, обтираетъ
ее чистымъ полотенцемъ и трижды шепчетъ:

Во имя Отца, и Сына, и Св. Духа. Стану я рабъ Божій имя рекъ, благословясь,
пойду перекрестясь, войду въ чистое поле, встану на востокъ лицомъ, на
западъ хребтомъ, помолюся Господу нашему Іисусу Христу и Матери
Пресвятой Владичицы Богородицы и всѣмъ святымъ; надѣну утроранній
бѣлый свѣтъ и застегаюсь утроранними мелкочастыми звѣздами, умоюсь
мокрою росою Соломоніею, утруся бѣлымъ полотенцемъ — бѣлымъ
свѣтомъ, положу царскій колпакъ, пойду къ рабу Божію ко властелину (имя
рекъ), въ свѣтлыя очи и въ радостное сердце. Какъ рабъ Божій имярекъ зритъ
и глядитъ
на Мать Пресвятую Богородицу и на истиннаго Христа, Царя Небеснаго,
такъ и на меня, бъ (имя рекъ) раба Божія зрѣлъ, и глядѣлъ, и ярымъ окомъ невзбудилъ, и зубомъ не скрипнулъ, и головой не тряхнулъ, и ногой не
топнулъ, и зла-лиха не подумалъ. Будьте слова эти сполна и крѣпки на рабѣ
Божіемъ (имя рекъ). Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь.


На красоту
На канунѣ брака наряжаютъ невѣсту и моютъ съ нижеслѣдующими словами,
наговариваемыми на пиво, которымъ невѣста умываетъ свое лице:

Какъ ты, чисто злато-серебро, чисто и прилично; какъ на тебя, злато-серебро,
всякъ зарится, заглядывается: старый и младъ, женатый и холостой, старыя
старухи и молодыя молодицы, и красивыя дѣвицы и молодые молодцы; такъ
бы на тебя, рабу N., зарились бы и заглядывали всѣ, казалась бы ты имъ
златомъ-серебромъ, глядѣли бы и смотрѣли бы и очей съ тебя не спускали.
Аминь.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:27 am

Свадебный отпускъ.

Когда случится отпустить свадьбу, говорить предъ Богомъ въ платъ или въ
воскъ:

Господи Іисусе Христе, Сыне Божій! Во имя Отца и Сына и Св. Духа аминь.
Отъ чего тѣ слова говорятца? отъ евангелія Христова царя небеснаго.
Михаилъ архистратигъ, святый Петръ и Павелъ верховніи апостоли, ставьте
тридесять тыновъ мѣдныхъ отъ земли подошвы и до небесной до морской
глубины, отъ восточныя и до западныя, отъ лѣта до сѣвера, отъ земли и до
небеси и со всѣхъ четырехъ сторонъ стоитъ около меня раба Божія имя рекъ;
у тѣхъ же у тридесяти тыновъ есть тридесятъ воротъ, у тѣхъ же у тридесятъ
воротъ есть тридесятъ замковъ, у тѣхъ же у тридесятъ замковъ есть тридесятъ
ключей. Пріиду я, рабъ божій имя рекъ, и затворю тѣ тридесятъ замковъ и
брошу тѣ тридесятъ ключей во святое Хвалынское море, и пріидетъ щука
золотая, челюстію ухватитъ тѣ ключи и понесетъ во глубину морскую, въ
пуповину, подъ колоду бѣлодубовую. И тѣмъ словамъ ключевыя слова,
аминь, аминь, аминь.

Для главенствующего в доме

При входѣ, послѣ вѣнца, въ домъ мужа молодая говоритъ:

Перва̀ я, друга̀ я, я иду третья̀ я, цицъ! всѣ вонъ, мнѣ одной домъ.

Этотъ приговоръ молодой употребляется ею для того, чтобы первенствовать
въ домѣ надъ другими снохами.

Слова зятяКогда молодой идетъ въ домъ невѣсты на жительство (зять-пріемышъ), то,
вступая въ избу послѣ вѣнца, произноситъ слова глядя на потолокъ:

Я иду звѣрь лапистъ и гордъ горластый, волкъ зубастый; я есть волкъ, а вы
есть овцы мои.

Свадебный оберегъ.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Есть въ западной стороны море Черное; въ
томъ же мори есть островъ; на томъ же острову выросло древо, на томъ же
древѣ корень и вѣтвіе. На томъ же древѣ сидитъ желѣзенъ мужъ,
осматриваетъ желѣзенъ мужъ всякаго вѣдуна, колдуна, кудесника, чтобы
видѣти мнѣ сторожу колдуна и вѣдуна, мужика и женку, и дѣвку. Окажи мнѣ
на всѣхъ четырехъ сторонахъ, окажи мнѣ сторожу въ избѣ или на улицы, въ
пиру или на сварбы, или у заплота или за плахами или за рѣкою, вездѣ, кто
гдѣ не стоитъ, какъ бы сторожа не тронуть. Тотъ же желѣзенъ мужъ, кабы на
колдуна и вѣдуна тенетъ онъ лукъ, отворачиваетъ недобрыя словеса и рѣчи
колдунове и вѣдунове, яже онъ врагъ ими на меня вражитъ, онъ
отворачиваетъ, тотъ же желѣзенъ мужъ. Или баба еси сътьми же, тотъ же
врагъ ее же, кабы она легонько въ зубы подолъ знела и подругу бы оказала,
руки бы зняла, своего дьявола звеселила, да тотъ же желѣзенъ мужъ въ избу
привяжи ея къ печному столбу, а на улицы къ огороду. А мужикъ тотъ же
колдунъ надо мною пытаетця; ты же желѣзенъ мужъ, кабы насъ не няла ево
ни молитва, а ему колдуну не чѣмъ бы ему отъ меня не онятця; сведи его
тотъ же желѣзенъ мужъ, сведи ево въ баню и поставь его въ каменицу
головою, иже ево врага, кой вражитъ, и повесь ево же вверхъ ногами у
стропилъ ко одному углу, и броси ево же о сыру землю, да тотъ же желѣзенъ
мужъ не отпущай меня раба божія (имярекъ); его врага о землю порази, ево
стречника. Или у князя молодова лошадь подтыкаетця отъ подтычки, или у
свахи, у тысечково, у дружекъ, у сторожа, у всево княжева поѣзду прибору
отъ воженія, которая врагъ повалить захочетъ о крѣпостѣ, тотъ же желѣзенъ
мужъ обороняетъ меня, раба божія имярекъ, сторожа и князя и княгину,
тысецкаго, дружекъ и весь княжей приборъ, бросаетъ ево того же врага, какъ
бы на насъ не думалъ, броси ево о сыру землю; во вѣкъ вѣковъ, аминь.

Свадебный оберегъ.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Есть святое море акеянъ; на томъ море
окіяне бѣлъ красенъ камень; на томъ бѣломъ красномъ камени, звѣрь
лубимечь, охватилсе и обогнулсе зверь лубимечь зъ бѣлымъ каменемъ, не
отходитъ прочь; и какъ охватилсе звѣрь лубимечь, обогнулсе зверь лубимечь
и прочь не идетъ, такъ же бы охватиласе и обогнуласе та раба божія имярекъ
съ тѣмъ рабомъ божіимъ имярекъ; и какъ любимечь звѣрь обогнулъ бѣлъ
камень, и тако бы обогнулася та раба божія имя рекъ, и любилися между собою тѣ мужъ да жена другъ по другѣ. Коль жарко разгораетца кирпичная
печь, въ той огненной печи дубъ и дрова, коль жарко разгораетца дрова и
угольѣ, коль жарко и пылко, столь же бы пылко, столь же бы жарко горѣло
сердце и кровь, въ день бы она ходила, голова бы у ней болѣла, сердце бы
щемило, хлѣба бы не ѣла, другъ безъ друга головы у нихъ болѣли, въ ночь
сна другъ безъ друга не было. Коль ярко горитъ свитая свѣща предъ
образомъ божіимъ, толь же бы ярко горѣло сердце у рабы божіей имярекъ по
рабѣ божіемъ имя рекъ днемъ и ночію, и какъ всякая мати тужитъ и плачетъ
по своемъ сынѣ, спустя на чужую сторону, неутѣшно плачетъ, такъ бы
тужила и плакала та раба божія имярекъ по рабѣ божіимъ имярекъ: она
глазомъ завидитъ, ухомъ заслышитъ, усмотря сердцемъ возрадуетца раба
божія имярекъ по рабѣ божіемъ имярекъ душею своею и сердцемъ. И какъ
идетъ сонцо къ вечеру на покатъ на западъ безотпятно, такъ же бы та раба
божія по рабѣ божіимъ имярекъ безотпятно, и безъотворотно. Господи Іисусе
Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго, аминь, аминь, аминь.

Свадебный оберегъ.

За молитвъ святыхъ отецъ нашихъ, Господе Исусе Христе, Сыне Божій,
помилуй насъ и спаси. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Христосъ Царь
Небесный, ангели небесніи и архангели и вся силы небесныя сотворили небо,
землю, море, оградили песками и рукою, ногами, оградите меня р. б. имярека
каменнымъ градомъ о трехъ запорахъ и заборонахъ, поставите желѣзенъ
тынъ въ небесную вышину и въ морскую глубину, поставите желѣзенъ тынъ,
желѣзныя вереи и мѣдныя ворота, затворите замки тѣ, схороните въ
двинскую вершину и въ камянную пещеру, отъ вѣдуна и отъ вѣщицы, отъ
волхва и отъ кудесника и отъ всякаго злаго человѣка, недобраго. Коли тѣ
ключи найдетъ вѣдунъ и вѣщица, а замки отомкнетъ, и ворота отворитъ и
градъ потопитъ, ни вѣдуну, ни вѣщицы тѣхъ ключей не нахаживать, и воротъ
ни замковъ не отмыкивать, и воротъ не отваривать, а меня р. б. N. не
порчивать, и тѣ слова говорить земляной силою и водяною во вѣки, аминь.

А ти слова говорить дважды:

Молитва первая: «Господи Іисусе Христе Сыне Божій! Маркъ, Іоаннъ, Лука,
Матвѣй писали евангеліе Христово и снесли и сложили во единое мѣсто, и въ
той хоромины Пресвятая Богородица Христа родила, а я р. б. N. въ той же
хоромины тутъ же былъ»; — а говорить тѣ лова на два куска на хлѣбъ, да на
безушую новую недержанную иглу, да на булавку новуюжъ недержаннуюжъ,
а булавку безушую тыкать въ воротъ въ рубашной, а тыкать ушми вверхъ, а
востріемъ къ земли.

За симъ читается молитва воскресная:
Да воскреснетъ Богъ и разыйдутся врази его и да бѣжатъ отъ лица его вси
невидящи его, яко исчезаетъ дымъ да исчезнутъ; яко таитъ воскъ отъ лица
огня, тако да погибнутъ бѣси отъ лица любящихъ Бога и знаменающихся
крестнымъ знаменіемъ и возвеселятся рекуще: радуйся, кресте Господній,
силою на тебѣ распятаго Господа нашего Іисуса Христа и въ адъ сошедшаго
и поправшаго на немъ всю силу діаволю и давшаго мнѣ р. б. N. крестъ свой
на прогнаніе всякаго врага и супостата. О, пресвятый и животворящій крестъ
Господень, помогай мнѣ р. б. N. со святою Господнею Дѣвою Богородицею и
со архистратигомъ съ Михаиломъ и Гавріиломъ, и съ херувими, и съ
серафими, и со всѣми небесными силами, и со Иваномъ Крестителемъ
Предтечею, и со евангелисты Маркомъ, и Матфѣемъ, и Лукою и Іоанномъ
богословомъ, и со святыми со святители, и съ праведными уродивыми
Христа ради, съ мученики, съ Георгіемъ страстотерпцемъ и со святителемъ
Петромъ, митрополитомъ Алексіемъ, Іоною и съ Николою, и съ мученицами,
съ великою прехвальною Варварою и Катериною и Парасковіею и Ульяніею,
и со всѣми мученицы и съ преподобными женами и со ангеломъ хранителемъ
моимъ. Соблюди Господи домъ сей и живущихъ въ немъ (имярекъ) и всѣхъ
православныхъ христіанъ, отъ всякаго видимаго и не видимаго врага и
супостата и всякаго злаго лукаваго человѣка, отъ всякаго вражія злаго
ухищренія и казней, силою честнаго и животворящаго Креста Господня и
святыхъ ангеловъ хранителей нашихъ; Господи І. Хр. С. Б. помилуй насъ
грѣшныхъ всегда и нынѣ и присно и вовѣки вѣковъ, аминь. Господи І. Хр. С.
Б., помилуй Господи насъ рабовъ своихъ; запрети Господи сатаны и злымъ
его темнымъ и лукавымъ человѣкомъ, угодникомъ его, еже не прикасатися
имъ къ симъ и къ сему нашему свадебному причету, къ намъ рабу б. ко мнѣ
рабу б. (имяреки) и къ первобрачному N. и къ первобрачной N., и къ
тысицкому, и къ боярамъ, и къ друшкамъ, и свашеницамъ, и къ
проводникамъ и сущихъ съ нами, во всѣмъ православнымъ христіанамъ, и къ
конямъ нашимъ, и къ кобыламъ, и къ санямъ, и къ сѣдламъ, никоими ихъ
злыми лукавыми мечтаніи. Постави Господи, Владыко, человѣколюбче,
кругъ насъ рабовъ своихъ божіихъ свое храненіе силою и дѣйствіемъ св.
Твоего духа, аки тынъ желѣзенъ отъ неба до земли, а отъ землн и до неба со
всѣ четыре стороны; огради Господи кругъ насъ рабовъ своихъ пламенемъ
огнянымъ, аки щитомъ отъ земли до неба, а отъ неба и до земли, со всѣ
четыре стороны; и посли Господи на сохраненіе насъ рабовъ своихъ божіихъ,
посли Господи съ небеси отъ святаго жилища твоего и отъ престола славы
твоея дванадесять своихъ учениковъ и апостолъ и четыре евангелисты: Луку,
Марка, Матфѣя, Іоанна богослова, и небесныхъ силъ воеводъ Гавріила и
Михаила со ангелы и со архангелы, съ херувими и съ серафими, и со всѣми
небесными силами и воинстви съ копьи, и со скипетры, и со всякимъ
огненнымъ оружіемъ, которымъ поразилъ сатану и діавольскіе бѣси, и съ
тѣхъ оружіевъ повели Господи огражати и оберегати сей нашъ поѣздъ и насъ
рабовъ своихъ (имярекъ) и мнѣ р. б. (имярекъ) и первобрачнаго имярека и
сущихъ съ нами всѣхъ православныхъ христиіанъ и коней нашихъ, и кобылъ
и саней, и сѣделъ, и всего нашего свадебнаго причету, отъ всякаго злаго врага и супостата, въ день и въ ночь, на утренной зори, иа вечерной зори,
пьючи и ядечи, и путемъ ѣдучи, и въ стрѣчю, и по себѣ идучихъ, и со
стороны, и съ сзади, и съ переди смотрячи, и съ подъ тыновъ и сквозь тыны
смотрящихъ, и въ избахъ сѣдячимъ, и на дворехъ стоячи и спѣючи, и на
всякомъ мѣстѣ владствія твоего. Сохрани, Господи, отъ всякія порчи и
пытощи, и козней діявольскихъ, и злыхъ лукавыхъ человѣкъ, отъ колдуновъ
и отъ колдуней, отъ вѣдуновъ и отъ вѣдуней, отъ *нецензурная брань* и отъ *нецензурная брань*,
отъ еретиковъ и отъ еретицъ, и отъ иноземцовъ, и отъ всякаго плотскаго
зараженія на земли, отъ седмидесяти двухъ языковъ, и отъ всякаго злаго ихъ
гляженія и думы на всякій часъ, въ полдни и въ перекрой, въ новѣ, и въ
ущерби, всегда, нынѣ и присно, и вовѣки вѣковъ, аминь. Господи І. Хр. С. Б.,
помилуй насъ, аминь. Ты самъ, владыко, человѣколюбче, постави, Господи,
кругъ насъ рабовъ своихъ имя реки, тынъ желѣзной отъ земли и до неба, отъ
неба и до земли, кругъ сего нашего поѣзду со всѣ четыре стороны, и запрети,
Господи, сотонѣ и лукавымъ его бѣсомъ и злымъ лукавымъ человѣкомъ,
еретикамъ и еретицамъ, вѣдуномъ и вѣдуньямъ, колдуномъ и колдуньямъ,
*нецензурная брань* и *нецензурная брань*, и всѣмъ его сатанинымъ угодникамъ, и
поспѣшникомъ не прикасатися имъ къ сему нашему поѣзду, къ намъ рабу
божиму имя реки, силою и дѣйствіемъ св. твоего Духа, силою честнаго и
животворящаго креста твоего и моленіемъ Пресвятыя Твоея Матери и всихъ
святыхъ твоихъ, аминь, аминь, аминь.

Во имя О. и С. и Св. Д. Отъиди сатана и со всѣми бѣси своими и со злыми
лукавими человѣки, угодники своими, изъ сея храмины отъ четырехъ угловъ
и двухъ дверей и отъ всихъ отъ коней; въ сей храмины престолъ божій, на
престолѣ сидитъ самъ І. Хр. Сынъ Божій, роспятый на крестѣ и во адъ
сошедый и поправый всехъ силу твою діяволю; окрестъ престола стоятъ
четыре евангелиста: Лука, Маркъ, Матфѣй, Іоаннъ Богословъ, съ ними
небесныхъ силъ воеводы Божіи, архистратигъ Гаврила и Михайла, со всѣми
небесными силами и воинства, и въ рукахъ держатъ скипетры и палицы
желѣзныя и всякое огняное божіе оружіе, бьютъ тя сатану и прогоняютъ и
всю твою силу вражію отъ дому сего и отъ насъ рабовъ Божіихъ имяреки,
вѣрующихъ ся честному кресту его; со крестомъ станемъ, со крестомъ
пойдемъ и печатаемся печатью, симъ честнымъ и животворящимъ крестомъ,
и крестомъ ся ограждаемъ, раб. бож., всегда и нынѣ, и присно, и вовѣки
вѣковъ, аминь. Искони бѣ слово и слово бѣ у Бога и Богъ бѣ слово, плоть
бысть и вся тимъ быша (3-жды), Христосъ съ нами уставися вчера, днесь
тойже и вовѣки, (трижды).

Далѣе читается церковная молитва задостойникъ: О всепѣтая Мати, рождши
всѣхъ святыхъ.

Пошелъ изъ избы глаголи:
Христе свѣте истинный, иже просвѣщая и освѣщая всякого человѣка,
грядущаго въ миръ, да знаменается на насъ свѣтъ лица твоего, Господи, яко
да въ немъ ходящи узримъ свѣтъ неприкосновенныя ти славы, исправи стопи
наша къ дѣланію заповѣдей твоихъ, яко благословенъ еси вовѣки, аминь.

Со двора поѣхавъ, глаголи:

Стопы моя направи по словеси твоему, и да не одолѣеть ми всякое
беззаконіе, избави мя отъ клеветы человѣческія, и сохраню заповѣди твоя,
лице твое просвѣти на раба твоего, и научи мя оправданіемъ твоимъ.

Господи благослови, св. Отче! какъ загоряется ярый пчелый воскъ на
свѣчахъ, такъ бы загорялися думы и мысли сердечныя у рабовъ божіихъ имя
реки; какъ свиваются сіи брачныя свѣчи, и такъ бы свивалися и любилися
думою и мыслію сердечною совѣстію рабъ б. имя рекъ и раба б. имя рекъ, и
какъ си ярого воска свѣчи до конца згорятъ, вмѣсти совьючись, такъ бы имъ
рабомъ б. им. р. и до смерти имъ жити бы любовію, и какъ огня нихто того не
можетъ терпѣть, такъ бы на нихъ, рабовъ б. им. р., нихто не можетъ подумать
ни вѣдовствомъ, ни колдовствомъ, ни какою разлукою, ни мужъ, ни жена, ни
старъ, ни младъ, ни отрокъ, ни отроковица, ни вдовецъ, ни вдовица, ни
чернецъ, ни черница, ни каковъ человѣкъ. Аминь, аминь, амянь.

Указъ: свивать свѣчи на посолонъ брачныя и говорить, и какъ совьешь, и
поставь предъ образомъ, и зажги, и до конца дай згорѣть, чтобы не осталось
ничего, себя оградить: Господи Боже, благослови Отче.! Во имя О. и С. и св.
Д. Востану язъ р. б. им. р. на сей день благословлясь, пойду перекрестясь, по
восточную сторону, ставлюсь на мѣдное гумно, покрываюся краснымъ
солнцемъ и свѣтлымъ мѣсяцомъ, огражаюся частыми звѣздами, что
вострыми стрѣлами, язъ р. б. им. р. отъ всякаго друга и недруга и отъ всякаго
жива человѣка. Спасъ и Пресвятая Богородица, и св. Николай Чудотворецъ,
Михайло архангелъ, Гавріилъ и вси святые апостолы, пророци и мученики,
Козьма и Деміянъ, доспѣйте около меня, р. б. им. р., на сей день три стѣны
желѣзныя, три стѣны каменныя, три стѣны деревянныя, и замкните меня р. б.
им. р. въ ти городы за тридевять замковъ, и киньте ключи ти въ морскую
пучину, подъ бѣлой камень; и какъ не могчи тихъ ключей не добыть изъ
морской пучины и съ подъ бѣлаго камени, и такъ бы меня р. б. им. р. не
могли испортить на сей день и на всякой часъ, никакими ни врачбами, ни
порчами; и какъ колдунъ или вѣдунъ и колдунья или вѣдунья, или еретикъ,
или еретица не могутъ выкусить естества своего черезъ плече, и такъ бы меня
р. б. им. р. не могли на сей день никоими врачбами, ни порчами испортить; и
какъ велбуду не мощно проити сквозе игольные уши, и такъ бы меня, р. б. N,
ие могли на сей день никакими ни врачбами, ни порчами испортить, нынѣ и
присно и вовѣки вѣковъ, аминь (говорить трижды, ставъ по утру, какъ
ставаютъ, и плевать на землю). И какъ на сего свѣтодавца Христа не могутъ
зрити херувими и серафими и вся небесныя силы, такъ бы не могли лиха подумать на раба б. им. р. и на его поѣздъ, ни вѣдунъ, ни вѣдуньица, ни
колдунъ ни колдуница, ни каковъ человѣкъ, ни старъ, ни младъ, ни мужской
полъ, ни женской; и какъ на сего свѣтодавца Христа боятся и трепещутъ
небесныя силы и земные человѣцы и проклятіи бѣсови, такъ бы отъ того
моего поѣзду боялися ужасались вѣдуны и вѣдуницы и всякіе лихіе люди, въ
день и въ ночь, въ утри рано и въ вечери поздо; и какъ сему свѣтодавцу
Христу Богу нашему и его честному образу и кресту Саспятія его и Матери
Царицы и всѣмь святымъ вѣру держатъ и молятся цари и князи и всякое
православное христіанство и невѣрные языци, и такъ бы мнѣ рабу б. и моему
поѣзду радовалися всѣ православные христіяне мужіе и жены, и младыя, и
старые и всякія люди. Коль сіе серебро честно царю и князю и всякому
человѣку, толь бы язъ рабъ б. им. р. былъ честенъ и весь мой поѣздъ всѣмъ
православнымъ христіянамъ, и были бы передо мною рабомъ б. им. р. всякіе
лихіе люди, аки передъ соколы дрозды. Указъ какъ говорить: положить въ
воду непитную образъ Христовъ да сребро, и то судно поставить на хлѣбную
квашню, говорить, и тою водою мазатися сохранно на чистомъ мѣстѣ, а лица
не утирать, а досталь воды выпить и вылить въ чистое мѣсто и въ харчу, и
серебромъ утиратися по лицу, и серебро отдать на свѣчи къ церкви.

Слова отъ порчи.

Во имя О. и С. и Св. Д. Какъ сіе желѣзо во огни горитъ, и такъ бы горѣло
сердце у вѣдуна и у вѣдуньи, у колдуна и у колдуньи, у еретика и у еретицы
по мнѣ р. б. им. р.; какъ сіе желѣзо въ водѣ кипитъ, такъ бы кипѣло сердце у
вѣдуна и вѣдуньи и у вѣдуницы, у колдуна и у колдуницы, у еретика и у
еретицы, по мнѣ по р. б. им. р., какъ игольныхъ ушей никому не нахаживать,
и къ сей иглѣ не прикладывать, такъ бы меня р. б. и. р. никому не
испорчивать: ни колдуну, ни колдуницы, ни вѣдуну, ни вѣдуницы, ни
еретику, ни еретицы, всегда, нынѣ и присно и вовѣки вѣковъ аминь. —
Говорить надъ иглою трижды, держать близко зубовъ, и откусить уши, и
выплюнуть на землю, а иглу безъ ушей у себя держать въ рубашномъ въ
вороту.

Указъ: Ащели прочтешь, въ который день прочтено на имя свое, отступятся
вси лукавіи бѣсы отъ раба б. имя река, аще кто хощетъ свататце, или
женитце, проговори на имя того предъ иконою, будетъ соблюденъ; ащели
которому человѣку врагъ прикоснется, проговори трижды на воду и пити
дай; аще ли ляжетъ одинъ во храминѣ, проговори молитву сію, не
прикоснется діяволъ: Владыко милостивый, Господи Іисусе Христе, призри
на мое моленіе и помилуй мя раба своего, помоги мнѣ рабу своему, аминь.
Отгоните врага отъ раба б. N., аминь. Отступи сатана и идоли и лукавые бѣси
отъ раба б. N. аминь, вскорѣ станете во храминѣ сей окрестъ раба своего,
надъ главою. Самъ истинный Іисусъ Христосъ, Царь небесный, побѣдивъ
враговъ желѣзомъ, заградилъ уста врагамъ, затворилъ путь крестомъ
честнымъ, чтобы вамъ проклятымъ врагомъ во храмину сію не входить ираба сего божія не смущать, не мучить, аминь, аминь. Азъ, самъ Господь,
надъ симъ рабомъ и Матерь моя Марія; сего раба б. N. сотворилъ его азъ,
Христосъ; роди мя мати моя Марія, въ семъ рабѣ б. имя рекъ престолъ
Христовъ; около раба сего сила ангельская и архангельская и апостольская,
поютъ херувими и славятъ серафими, аминь. Раба сего божія имя река уста
глаголютъ и святаго Христа Царя Небеснаго и Матерь мою Марію къ себѣ на
помощь призываютъ, а врага прогоняютъ и проклинаютъ, отъ раба б. имя
река; азъ Христосъ семо ста и Мати моя Марія во храминѣ сей и съ рабомъ
божіимъ имя рекъ. Словеса сія, рабъ божіи имярека, побѣда и пагуба на
сатану и на діявола, сей же рабъ божій имярекъ отгонитъ врага и самаго
сатану и побіетъ тьму враговъ; духъ святый отдымаетъ раба сего божія
имярека; отъ сего святаго духа молнія опаляетъ, враговъ отгоняетъ отъ раба
б. имярекъ, аминь. Плеваніе раба божія имярека и прысканіе сею водою и
морскою и отпѣваніе на враговъ каменія горяща, и побіетъ враговъ до конца,
аминь, и еще отъ самого Господа исполняю Христа Небеснаго: громы и
молнія летятъ съ небеси, сила ангельская и архангельская, несутъ ангелы
стрѣлы небесныя, ставаютъ ангелы и архангелы около раба б. имярека на
крѣпко крѣпко, стоятъ и стреляютъ сатану и враговъ его, идолы отгоняютъ и
прогоняютъ отъ раба б. имярекъ аминь, всегда нынѣ и присно, и вовѣки
вѣковъ аминь. Се дано сему рабу б. отъ самаго истиннаго Христа, Царя
Небеснаго, на погубленіе врагомъ и на прогнаніе бѣсомъ, и идоламъ во вѣки,
аминь, и нынѣ прогоняютъ отъ раба б. имярекъ силою истиннаго Христа,
Царя Небеснаго, и Пресвятыя Богородицы Маріи, помощію силы небесныя,
чиноначальныхъ хранителей, ангеловъ тьмы тысящи, и еще къ рабу б. N.
летятъ съ небеси отъ престола божія сила ангельская и архангельская,
послана отъ самаго Господа, Царя Небеснаго, накрѣпко крѣпко, хранятъ раба
б. имярекъ, облакаютъ меня облаками, покрываютъ мя небесами,
опоясываютъ поясомъ Пресвятыя Богородицы Маріи, во главѣ солнце, на
серцы мѣсяцы, составы — частыя звѣзды, коль крѣпка луна солнечная силою
ангельскою, столбы всѣмъ рабомъ божіемъ имяреки и около раба божія
имярекъ сила ангельская крѣпка: какъ начнетъ призывать на помощь къ себе,
а сіе прочтетъ и писаніе прочтется, а сила ангельская накрѣпко вооружится,
да крѣпко на что призывается, и будетъ у раба б. имярекъ, аминь. Рабъ б.
именемъ Господнимъ начнетъ проклинати лукавое дѣло, а божіи ангелы
начнутъ отгоняти и связати враговъ и сатану и идолы, вовѣки аминь и нынѣ.
Еще молюся рабъ б. истинному Христу, Царю Небесному, и пресвятой
Богородицы Маріи, о рабѣ болящемъ многими причами и портежми и
грыжами, потвореніемъ діявольскимъ, отъ во зліянія мира на главу сему рабу
б. имярекъ, аминь. Видитъ Господь болящаго и услышитъ молитву съ небеси
самъ истинный Христосъ, словомъ своимъ пошлетъ своихъ ангеловъ, иже
стоятъ о крестъ его, свой жезлъ имъ даваетъ, крѣпко имъ повелѣваетъ у раба
б. имя река сего Боже стояти и желѣзомъ и жезломъ враговъ и сатану и
идолы погубитъ до конца, аминь. И въ руку своя Христовы даетъ исцѣленіе
мира, посылаетъ на главу и на сердце, на суставахъ раба. Всего имя рекъ,
слышится сатана, убоятся лукавіи бѣси отъ посланія Господня и матери его Маріи, а разверглися небеса, летятъ силы ангельскія и архангельскія во
мгновеніи ока, ставаютъ къ рабу б. имя реку, аки дождя небеснаго и до
облака; толькѣ ставаютъ силы ангельскія около раба б. N., направлены
крѣпко духомъ Божіимъ и вооружены на крѣпко крѣпко, стоятъ, не отходятъ
отъ раба него божія, враговъ проклинаютъ, и прогоняютъ сатану силы
ангельскія. Враги и сатана, аки дымъ, исчезаютъ, яко воскъ таетъ отъ лица
Господня, аминь. Горе сатаны и демономъ и бѣсомъ и горе еретикомъ,
которыи бѣсовзкіе полки призываютъ, и имъ Господь заградитъ уста, аки у
Вала-сама волхва, и аки Урія безбожнаго. Како не мощно еретику или
кудеснику на солнце смотрѣть и красоты солнца снять, тако еретику не
можно устами и мыслію зла сотворити мнѣ рабу б. аминь, аминь, аминь.
Сильна есть сила ангельская и архангельская, и погибе сила діявольская и
сатана противо ихъ избранныхъ полковъ лукавыхъ бѣсовъ, около раба б. им.
р. стоитъ сила ангельская и архангельская, невидимая человѣкомъ,
запрещеніе еретикомъ, погубленіе бѣсамъ несмѣтна и неизглаголанная, дана
на крѣпко, вооруженна неизмѣрно, врагомъ и сатоны и и идоломъ
прикоснути къ рабу б. имя реку аминь, не сверхъ, не съ исподъ, ни совсихъ
четырехъ странъ отовсюдь, проклинаетъ Христосъ и ангели отгоняютъ —
аминь, замкнутъ р. б. им. р. силою ангельскаго и архангельскаго на крѣпко
крѣпко до втораго пришествія Христова, аминь, аминь, аминь. Ключъ на
небеси у престола Христова, до вѣку, аминь, въ руки у самаго истиннаго
Христа Царя Небеснаго и Матери его Маріи, аминь, аминь, аминь;
повелѣніемъ божіимъ сколько стоитъ около солнца и мѣсяца и частыхъ
звѣздъ ангеловъ божіихъ, и повелѣніемъ божіимъ стойте около раба б. N.,
ангели божіи, берегите и стерегите раба б. N, аки самаго Господа и Матерь
Христову Марію. Азъ Христосъ здѣ и мати моя Марія во храминѣ сей и
престолъ христовъ, и ангели, арханги мои христовы, отгоните враговъ и
сатану, идолы, сохраните раба б., безъ отходу стойте, на голѣ оружіе держите
на враговъ, и сатану близко раба сего не пущайте, а враговъ и сатану
побивайте, раба б. N не давайте; сей рабъ божій им. р. причтенъ у престола
божія, побіетъ враговъ и сатану. Ангеловъ призываю азъ рабъ б. им. р. къ
себѣ на помощь истиннаго Христа, Царя небеснаго, и матерь его Пресвятую
Богородицу Марію и ангеловъ хранителей чиноначальныхъ: Михаила и
Гавріила, Уріила и Рафаила, и Ноиля, и Помаила, и Нафанаила, и Самосаила
и Ненафада, и Сасанія, на помощь ихъ ангельскую силу; убиваютъ врага
ангели, по вся дни и часы и мгновенія ока. Еще азъ рабъ б. им. р. прошу у
истиннаго Христа, царя Небеснаго, на помощь тмы тысящи хранителей
ангеловъ, вооруженыхъ на враговъ его крѣпко стоять, надъ рабомъ им. р.,
раба сохраняютъ и связаютъ враговъ духомъ святымъ и исчезаютъ враги во
мгновеніи ока отъ руки ангельскія, и ангели вражіи запретятъ языкъ и духъ
въ себѣ ради призыванія бѣсовскаго, заградитъ уста имъ посланъ отъ Господа
Михаилъ архангелъ надъ главами ихъ со оружіемъ, аминь, аминь, аминь.
Крѣпка стѣна, крѣпка и сила ангельская около раба б. им. р. и кругомъ дому
его, аминь, аминь, аминь; во вѣки не погибнетъ рабъ б. аминь. Аще ли кто
прочтетъ сіе писаніе надъ водою, рѣки и морсковою, или въ дому раба б. имя река, и снидетъ съ небеси сила ангельская къ рабу божію им. р., аминь. Аще
прочтется вторый день, вторый наконъ на имя, и снидетъ съ небеси истинный
Христосъ, Царь Небесный, Царь съ Маріей съ матерью и съ Пресвятою
Богородицею, аминь. Ста надъ рабомъ б., сохраняютъ отъ врага раба божія
имя рекъ вскоре отступите, идетъ съ небеси Илья пророкъ на огняной
колесницы, несетъ на языцѣ громъ великъ, и духъ его молнія великая, слово
его стрѣла, плеваніе его каменіе горящее, на васъ враговъ окаянныхъ,
отступите въ бездну преисподню окаянныи и лукавіи бѣси отъ раба божія им.
р. повѣлѣніемъ божіимъ, развергнется небеса и не затворяются, послана отъ
Господа истиннаго Христа, Царя Небеснаго, и Пречистыя Богородицы Маріи
на васъ окаянныхъ враговъ до конца седмичастый огонь, и пожжетъ васъ
окаянныхъ враговъ до конца, аминь, аминь, аминь; и еще съ небеси летятъ на
васъ окаянныхъ враговъ, посланы отъ Господа и матерію Маріею, звѣри
ядовитые и двоеглавые, и розрываютъ васъ враговъ и на свѣтъ не пущаютъ,
гдѣ завидятъ близко раба б. имя рекъ аминь, аминь; и еще летятъ съ небеси
птицы желѣзныя, а ногти у нихъ мѣдныя, а зубы булатныя, и посланы отъ
Господа, посланы съ небеси отъ самаго Господа, Царя небеснаго къ рабу б.
N, гдѣ завидятъ враговъ или заслышатъ близко раба б. имя рекъ, сохраняти
отъ враговъ всегда, и враговъ по
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:27 am

Подход на царскія очи.
Господи благослови! Какъ утренняя заря размыкается, божій свѣтъ
разсвѣтается, звѣри изъ пещеры, изъ берлогъ выбираются, птицы съ гнѣздъ
солетаются, такъ бы рабъ Б. N. ото сна пробуждался, утренней зарей
умывался, вечсрней зарей утирался, краснымъ солнцемъ одѣвался, свѣтлымъ
мѣсяцемъ подпоясался, частыми звездами подтыкался. Покорюсь и
помолюсь: вы же кормилицы, царскіе очи, какъ служили царямъ-царевичамъ,
королямъ-королевичамъ, такъ послужите рабу Б. N., день послужите, и въ
ночь послужите, поутру рано, и въ вечеръ поздно, въ каждый часъ, въ
каждую минуту, вѣкъ по вѣку, и отъ нынѣ довѣку. Ключь и замокъ словамъ
моимъ.

Подходъ ко властямъ.

Стану я рабъ б. им. благословесь, пойду перекрестесь, помолюся и
поклонюся Воскресенію Христову. Какъ къ тебѣ, Воскресеніе Христово, на
праздникъ на христово воскресеніе ходятъ цари и царевичи, князи и бояра и
священны ереи, а вся православные христіана, на тебя, на Воскресеніе
Христово, не супаюце, не сердяце, не ретуюце, лиха не думаютъ, зла не
творятъ, тебѣ, Воскренію Христову, всегда радуются и веселятся и
покланяются тебѣ, Воскресенію Христову, тако же бы на меня раба б. им.
цари и царевичи, князи и бояра и великіе велможи и священные ереи и вся
православные христіяны не супалисе, не сердились, не ретовались, лиха не
думали, зла не творили, всегдабъ мнѣ рабу б. и. р. радовались и веселились и
поклонялисябъ мнѣ рабу б. и. по всякой день, и по всякой часъ в по всякое
время. Стану я рабъ б. им. благословясь, пойду, перекрестясь, помолюся и
поклонюся самому Іисусу Христу Царю Небесному. Самъ Господь Іисусъ
Христосъ объвертитъ во оболока меня раба б. имр., покрыетъ краснымъ
солнцомъ, подпояшетъ зорею утренею, подтычетъ частыми звѣздами. Какъ
тебѣ цари и царевичи, князи и бояра и великіе велможи, и священные ереи и
вся православные христіаны радовалисе и веселисе сонцу красному и свѣту
бѣлому, зорѣ утренніи, дитяти своему милому, маннѣ божіи, хлѣбу и соли,
тако же бы мнѣ рабу б. имр. цари и царевичи, князи и бояра, и великіе
вельможи и священные ереи и вся православные христіяне радовалисе и
веселилисе и поклонялися бы мнѣ рабу б. им. по всякъ день и по всякой часъ,
на всякое время, всегда и нынѣ и присно и вовѣки вѣковъ, аминь. Слава
Тебѣ, Христе Боже, Упованіе Наше, Слава Тебѣ.

Подходъ къ начальству.

Спать и стать по утру рано не мывши, взять чистыя воды и съ той воды
вымыть Спасителевъ образъ и Богоматеринъ образъ съ Предвѣчнымъ
младенцемъ, а какъ вымоешь, въ той воды наговаривай, а какъ наговоришь,
вымой лицо свое, и той воды оставь ложки три, а какъ оставишь той воды и
попрыщи шапочной платъ, а какъ попрыщешь, приди ко властямъ и платомъ
тѣмъ потри лице свое и говори: Во Имя Отца и Сына и Св. Духа, стану я рабъ Божій имрекъ, благословесь,
по утру рано и пойду далече въ чистое поле, отъ отца благословенъ и отъ
матери прощенъ, и отъ роду и отъ племени ближнего и дальнего, войду
далече въ чистое поле и стану на встокъ лицемъ а на западъ хребтомъ. Земля
мать, небо отецъ, зоря Марія, заря Маремъянія; красное сонце къ очи
вставлю, младъ свѣтелъ мѣсяцъ въ тылъ положу, частыми звѣздами
подтычуся, ризою Господню нетленною покроюся. И какъ зрятъ цари и
князи, и бояра и всякіе пестрыя власти, и всѣ православные христіяна, и какъ
зритъ сія власть на Господа Бога Саваофа, и на ангеловъ, и на архангеловъ, и
на херувимъ, и на серафимъ, и на апостоловъ, и на пророковъ, и на всякіехъ
святителей, и на красное солнце, и на младъ свѣтелъ мѣсяцъ, и на частые
звѣзды, и на луну небесную и на вышную, и не думаютъ они цари и князи и
бояра и всякіе пестрые власти и всѣ православные, и не думаетъ сія власть ни
на Господа Бога Саваофа, и на ангеловъ, и на архангеловъ, и на херувимовъ,
и на серафимовъ, и на апостоловъ, и на всѣхъ святыхъ святитилей, и на
красное сонце, и на младъ свѣтелъ мѣсяцъ, и на луну небесную, и на
вышнюю ни зла, ни лиха и на меня раба Божія имрекъ, и казался бы я рабъ
Божей властямъ нимъ въ очахъ красняя краснаго сонца, свѣтлѣе свѣтлаго
мѣсяца и частыхъ звѣздъ, всегда, нынѣ иприсно, и вовѣки вѣковъ, вся
крѣпость святаго духа, аминь, аминь, аминь.

Подходъ къ властямъ.

Господи Боже благослови (трижды). Какъ озарится и замычетъ ранняя
утренняя заря и взойдетъ обрадованное красное солнце, и возрадуется и
возвеселится обрадованному красному солнцу царь государь и святѣйшій
патріархъ, и всѣ судьи, и всѣ начальные люди, и всѣ православные христіане,
одождавши свѣтлаго Христова Воскресенія, такобъ возрадовался и
возвеселился начальный человѣкъ и судья праведный Іоаннъ по мнѣ рабѣ
Божіи Титѣ, и дай ему, Господи, очи ангельскіе, сердце каменное, губы
воловы, языкъ тетеревиной, и чтобъ супротивъ меня раба божія Тита не могъ
не зинуть, не пикнуть, не слова промолвить и не выговорить, и буди со мной
рабомъ божіимъ Титомъ Спасъ и Пречистая Богородица и св. архангелъ
Гавріилъ и вся небесныя силы; како Петръ апостолъ замыкаетъ и запираетъ
свой рай пресвѣтлы, тако замкни, Господи, у начальнаго человѣка и судьи
праведнаго уста сахарные и укроти у него, Господи, отъ ярости ретивое
сердце; како изъ гроба не возставаетъ мертвый мертвецъ и покрытъ
матушкой сырой землей, такобъ не могъ возставать супротивъ меня, раба
божія Тита, начальный человѣкъ и судья праведный Іоаннъ. И тѣмъ моимъ
словамъ ключъ и замокъ во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь.

Говорить сей приговоръ на чистый воскъ, три раза, и за каждымъ разомъ
плевать, а держать во всякой чистотѣ, то всѣ судьи будутъ милостивы.
Подходъ къ начальству.

Во имя Отца и Сына и св. Духа аминь. Христосъ воскресе изъ мертвыхъ,
смертію смерть поправый и выведяй изъ ада праведныя и грѣшныя усопшія
души, и какъ тѣ праведныя и грѣшныя усопшія души возрадовались и
возвеселились трехдневному Христову воскресенію, такъ же возрадовалась и
возвеселилась соборная апостольская церковь, всѣ ангелы и архангелы,
херувимы и серафимы, мученики и мученицы, преподобные и богоносные
отцы, пастыри и учители вселенные, также бы возрадовались обо мнѣ р. б. N.
всѣ начальные и чиновные люди и судіи праведные; куда прійду или пріѣду,
въ чемъ буду просить ихъ рабовъ б., тобъ ни въ чемъ не могли мнѣ отказать и
не дѣлали бы мнѣ безъ пользы. Утренняя зоря радуется выходу краснаго
солнца, вечерняя зоря радуется темной ночи, темная ночь радуется частымъ и
яснымъ мелкимъ звѣздамъ младому (или вѣтхому) свѣтлому мѣсяцу, также
бы возрадовались и возвеселились обо мнѣ р. б. N. вси начальные и
чиновные люди и судьи праведные, куда приду или пріѣду и въ чемъ буду
просить ихъ, тобъ ни въ чемъ не могли мнѣ отказать и не сдѣлали бы
просьбы моей безъ пользы; тѣмъ моимъ приговорамъ и молитвамъ аминь.

Подходъ къ начальству.

Во имя О. и С. св. Д. Аминь. Стану я р. б. N. на сей день Господенъ
благословесь и пойду перекрестесь изъ избы дверми, изъ двора воротами,
подъ духомъ святымъ и подъ страхомъ божіимъ, выйду я р. б. N. въ чистое
поле. Въ чистомъ полѣ взойдетъ красное солнце обрадованное, освѣтитъ и
обогрѣетъ всю подвселенную, и такъ тому восходу краснаго солнца
возрадуется царь и государь и святѣйшій патріархъ и весь миръ
православный, вси начальные и чиновные люди и судіи праведные, и дайже
моимъ начальникамъ брюхо матеро, сердце каменно, уши тетеревины, очи
свѣтлы, а языкъ мертваго человѣка, и будете мои слова емки и забористы во
всякомъ мѣстѣ, аминь.



Подходъ къ начальству.

Помяни Господь Богъ царя Давида и всю кротость его, сколь былъ царь
Давидъ смиренъ и кротокъ и милостивъ, такъ бы были у меня р. б. N. вси
начальные и чиновные люди и судьи праведные смиренны и кротки и
милостивы. Аминь.


Подходъ къ начальству.
Плюнь, помни, помяни и сохни по мнѣ р. б. N. вси начальные и чиновные
люди и судьи праведные, смирны и кротки и милостивы. Аминь.

Молитва воскресная: Да воскреснетъ Богъ.

На подходъ ко властямъ.

Господи Боже, благослови! Отъ синя моря силу, отъ сырой землн рѣзвоты,
отъ частыхъ звѣздъ зрѣнія, отъ буйна вѣтра храбрости ко мнѣ, рабу Божію
(имя рекъ). Стану, рабъ божій (ими рекъ), благословясь и пойду
перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами, пойду я, рабъ божій, на
бѣлый свѣтъ, въ чистое поле, подъ красное солнце, подъ свѣтелъ мѣсяцъ,
подъ частыя звѣзды, подъ полетныя облака. Стану я, рабъ божій (имя рекъ)
въ чистое поле, на ровное мѣсто, что на престолъ Господа моего, облаками
облачуся, небесами покрываюся, на главу свою кладу красное солнце,
оболоку на себя свѣтлый младый мѣсяцѣ, подпояшусь свѣтлыми зорями,
облачуся частыми звѣздами, что вострыми стрѣлами отъ всякаго злаго
недруга моего. И буди у меня, раба Божія, сердце мое — лютаго звѣря льва,
гортань моя, челюсь-звѣря волка порыскучаго. Буди у супостата, моего
властелина (имя рекъ) сердце заячье, уши его тетерьи, очн его — мертваго
мертвеца; и не могли бы отворятися уста и ясныя его очи возмущатися, не
ретиво сердце бранитися, не бѣлыя его руки подниматися на меня, раба божія
(имя рекъ). И помолюся я, рабъ божій (имя рекъ) Михаилу архангелу:
«Государь небесный, воевода Михаилъ архангелъ, пристань ко мнѣ, рабу
божію (имя рекъ), и дай мнѣ, рабу божію (имя рекъ), сердце мое каменное,
главу желѣзную, носъ мѣдный, очи царскія, языкъ золотой, и говорить рѣчи
царскія, щиты булатные и грозу царскую, и какъ отъ великаго государя вси
горды дрожатъ, вѣрные и невѣрные». Еще загради, Господи, у зла супостата,
у властелина (имя рекъ), очи его, — стыдилися бы на меня, раба, зло думать,
и кто хочетъ меня бити или убити, или смерти меня предати, и кости мое
растерзати, и съ животомъ разлучити. Господи, Христосъ мой, Богъ
милостивый и премного-милостивая моя Государыня, Госпоже Пресвятая
Богородица, Дѣво Марія, Мати вышняго Бога, Христова молебница, теплая
заступница, скорая помощница! Какъ ты, Мати Пресвястая Богородица,
родила Іисуса Христа, Сына своего, Бога нашего, Царя небеснаго, какъ ему
поклоняются и покоряются, Христу Богу нашему, Царю небесному,
архангели и ангели, херувимы и серафимы, и вся небесныя силы, ему
поклоняются пророки и ученики, — такъ бы мнѣ рабы покорны и поклонны,
и послушны цари и царицы, князи и княгини, бояра и боярыни, дьяки и
поддьяки, и пестрыя власти, и вси приказные судьи, мои супостаты (имя
рекъ) ко мнѣ, рабу божію (имя рекъ). Какъ возрадуется темная ночь младому
свѣтлому мѣсяцу, и какъ возрадуется утренняя заря бѣлому свѣту, и какъ
возрадуется бѣлый свѣтъ красному солнцу, — такъ бы возрадовались мнѣ,
рабу божію (имя рекъ), моему приходу, цари и царицы, князи и княгини,
бояра и боярыни, дьяки и поддьяки, и пестрыя власти, вси приказные люди, судьи и всѣхъ чиновъ люди, мои супостаты (имя рекъ), отъ меня, раба божія
(имя рекъ), въ лице или въ тыло и со стороны и смотрѣли бы на меня, раба
божія (имя рекъ), какъ на красное солнце, и не могли бы насмотрѣтися
душею и тѣломъ, и ретивымъ сердцемъ, ясными очами, думой и помысломъ.
Всегда нынѣ и присно и вовѣки вѣковъ, аминь. Вси цари и царицы, князи и
княгини, бояра и боярины, и вси приказные люди, и мои супостаты (имя
рекъ) — вси овцы мои; я, рабъ, волкъ; своимъ яснымъ окомъ взгляну и
поймаю, и въ руки возьму, и на зубъ брошу, раскушу и всѣмъ на полъ плюну,
и ногой заступлю и растопчу. Вси мои слова, будьте благословенны, сильны
и крѣпки, крѣпчае и жесточае желѣза и булату и востраго ножа, и ногтей
орлиныхъ, и всѣхъ моихъ сильныхъ и крѣпкихъ словъ. Казанская Богородица
печать свою приложила златымъ своимъ перстнемъ. Всегда отнынѣ и до
вѣку. Замокъ камень. Аминь, аминь, аминь!

А говорить слова трижды въ воду да въ воскъ, да въ бѣлый платъ, да въ
маленькій кусокъ хлѣбца; водою мыться и пить воскъ; положи ко кресту и
хлѣбецъ сей, платомъ трись, поди куда хошь.

Приговоръ, когда идешь къ начальству.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Стану я, рабъ божей имя рекъ,
благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами,
стану на востокъ лицемъ, на западъ хребтомъ, обрещу ярово воску и сперва
воззрю далече, Спасу помолюся, праотцамъ нашимъ Якову, Іосифу
прекрасному. Какъ вы Яковъ и Іосифъ прекрасны пришли предъ Фараона
царя Египетскаго и какъ онъ не могъ на мѣстѣ усидѣть и честь имъ воздалъ
паче всѣхъ, такъ же бы супротивъ меня, раба божія имя рекъ, князи и бояра,
архіепископы, епископы, архимандриты, игумены и всѣ пестрыя власти и всѣ
православные христіяне не могли бы на мѣсти усидѣть и честь бы мнѣ
воздали паче всѣхъ, и казался бы нимъ милѣе всѣхъ я, рабъ божей имя рекъ,
серце бы нимъ укротилось, что у кроткого Давида царя, винность къ нимъ
моя не была бы винность, а казалась бы невинностію, вороги бы и злодѣи
мои имъ супостаты казались, аки лютые звѣри, мою бы винность клали на
вороговъ и на злодѣевъ на моихъ супостатовъ; какъ на семъ свѣти всякой
живущей человѣкъ не можетъ жить безъ хлѣба и безъ соли и безъ питія, такъ
же бы безъ меня, раба божія имя рекъ, князи и бояра, архіепископы,
епископы, архимандриты, игумены и всѣ пестрыя власти и всякіехъ чиновъ
люди и всѣ православные христіяне не могли бы безъ меня, раба божія имя
рекъ, не жить, не быть, не пить, не исть, не ходить, дня прожить, ночи
проспать, часу часовать. Какъ возрадовалась и возвеселилась Пресвятая
Богородица востанію и воскресенію Христову, единородному своему сыну,
такъ же бы радовались и веселились князи и бояра, намѣстники,
архіепископы, архимандриты, игумены, князи и бояра и всѣ пестрыя власти и
всякихъ чиновъ люди имѣли бы они меня, раба божія имя рекъ, какъ душу въ
тѣли своемъ, глазъ во лбу, по всякой день и по всякой часъ въ день и въ нощь, въ полни мѣсяцы, и въ новѣ мѣсяцы, и въ ущерби мѣсяцы, и на
меженныхъ днѣхъ, всегда, нынѣ и присно, и вовѣки вѣковъ; вся крѣпость
Святаго Духа во вѣки вѣковъ, аминь, аминь, аминь.

Тоже.

Придя къ дверямъ, ухватиться за скобу и говорить:
вставайте волки и медвѣди, и всѣ мелкіе звѣри, левъ-звѣрь самъ къ вамъ
идетъ! Аминь.

Подходъ ко всякому нужному человѣку.

Стану р. б. N., помолюсь Матери Пресвятой Богородицы, Истинному
Небесному Христу поклонюсь; какъ на истиннаго небеснаго Христа никто не
можетъ злой думы думать и мысли мыслить, ни зло творить, ни щоки
оттворить, ни языка поворотить, такъ бы какъ я р. б. N пойду куда, глядѣли
бы на меня голубинымъ окомъ, материнымъ сердцемъ царя Давида, царя
Константина кротость и смиренство. Казался бы р. б. N честнѣй хлѣба и
соли, милѣе сну и дѣла, во всякое время, днемъ при солнцѣ, а ночью при
мѣсяцѣ подъ частыми звѣздами и подъ темнымъ облакомъ. Будьте мои слова
вострѣе востраго ножа, вострѣе востраго топора, вострѣе вострой сабли,
крѣпче бухвальнаго слова, что ключь языкъ замокъ, аминь.

Слова эти списавъ и закатавъ въ воскъ носить на крестѣ для подходу ко
всякому нужному человѣку.

Тоже

Лягу я р. б. им. р. помолясь, встану я р. б. перекрестясь, умоюся святынею,
помолюсь Спасу и Пречистыя Богоматери; пойду я р. б. изъ избы дверьми,
воротами, на встрѣчу мнѣ архистратигъ Михаилъ архангелъ со святыми
своими съ ангелами и апостолами, и возмолюсь я р. б. Михаилу архангелу:
Михаилъ архангелъ, заслони ты меня желѣзною дверью, и запри тридевятью
ключами, замками. И глаголетъ мнѣ рабу б. Михаилъ архангелъ: заслоню я
тебя раба б. желѣзною дверью, и замкну тридевятью замками, ключами, и
дамъ ключи звѣздамъ: первый Маріи, второй Прасковью, третій Ериси (sic),
возмите ключи отнесите на небеса и кто эти ключи достанетъ, тебя раба
божія отмыкать станетъ. Мати Божія Пресвятая Богородице, покрый мя
омофоромъ своимъ. Иду я рабъ б. къ рабу б. имя рекъ: лежалъ ты у матери
своей во чревѣ, тогда у тебя на меня не было ни думы, ни словъ, ни рѣчей
никакихъ, такъ и нынѣ я къ тебѣ иду, чтобы не было у тебя ни думы, ни
словъ, ни рѣчей, ни мѣста, а хотя я р. б. хожу и пятами своими топчу, только
бы у тебя на меня не было ни думы, ни словъ, ни рѣчей никакихъ. Какъ на
небѣ мѣсяцъ лазилъ снѣги мертвы, такъ бы и тѣло твое было мертвое; ты
предо мной еси лютый огнь, а я предъ тобой есть сильная вода; когда разгорится твое лютое сердце, то я твое лютое сердце залью своею сильною
водою, во вѣки вѣковъ, аминь. Боже, очисти мя грѣшнаго, яко николи же
благое сотвори предъ тобою, но избави мя отъ лукаваго, да будетъ воля твоя,
да неосужденно яко отвержу уста моя недостойный и восхвалю имя твое,
Отца и С. и С. Д. А.
Во и. О. и С. и Св. Духа. Аминь, аминь, аминь, видѣ идущимъ и вѣдущимъ
все святымъ отцемъ Сисаніемъ, на горѣ Синайской стоитъ столбъ, въ томъ
столбѣ сидитъ святой отецъ, селенія имать четыре.

Подходъ ко всякому человѣку.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь. Какъ возрадуется вечерняя заря
темной ночи, такъ же бы возрадовался рабъ божій имя рекъ рабу божію имя
реку. Какъ возрадуется и возвеселится темная ночь частымъ звѣздамъ, такъ
бы возрадовался и возвеселился рабъ б. им. р. рабу б. им. р. И какъ
возрадуются и возвеселятся часты звѣзды свѣтлому мѣсяцу, такъ бы
возрадовался и возвеселился рабъ б. им. р. рабу б. им. р. Какъ возрадуется
свѣтлой мѣсяцъ утренней зарѣ Маріи, такъ бы возрадовался рабъ б. им. р.
рабу б. им. р. И какъ возрадуется утренняя заря Марія бѣлому свѣту, такъ бы
возрадовался рабъ б. им. р. рабу б. им. р. Какъ возрадуется бѣлой свѣтъ
красному солнцу, такъ же бы возрадовался рабъ б. им. р. и зрилъ и смотрилъ,
что солнце, и любилъ бы, имѣлъ, что дущу въ тѣлѣ, какъ крестъ на церкви, не
могъ ни жить, ни быть безъ меня раба б. им. р. И какъ мертвый человѣкъ не
можетъ безъ земли жити, такъ бы тотъ рабъ б. им. р. не могъ безъ меня раба
б. ни жить, ни быть, ни пить. ни исть. Какъ рыба безъ воды, и мало дитя безъ
матери, и какъ сажа сохнетъ на потолкѣ, такъ бы тотъ рабъ б. сохъ о мнѣ
рабѣ б. им. р., сохъ на полну мѣсяцу, не перекроѣ мѣсяцѣ и на межныхъ
дняхъ, по всякой день, по всякой часъ; тѣмъ моимъ словомъ ключъ и замокъ,
вовѣки, аминь.

На властей.

Господи Іисусе Христе сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго раба Твоего им. р.,
аминь; на мнѣ р. б. им. грамата отъ града Господня, пріидетъ ко мнѣ рабу б.
и. р., — и ту сію грамоту возьму на лѣвую руку, подыму на свою главу
крестъ животворящій, стану я рабъ им. р. на крестъ взирати, грамоту
прочитати на всякъ день Господень, на воскресенье, на понедѣльникъ на
святый, аще на сію нощь за очи меня сѣкутъ и рубятъ, пластаютъ и вѣшаютъ;
а во очи появлюсь я р. б. им. р. предъ князя болярина, и предъ судьями, и
воеводами и предо старымъ и молодымъ, и обо мнѣ рабѣ б. радуются и
веселятся и съ мѣста востаютъ; какъ же станетъ около меня раба б. тынъ
желѣзный и заборъ каменный, отъ юга до сѣвера, отъ земли и до небеси, отъ
вѣрующихъ колдуновъ, горѣзовицъ летающихъ, отъ бѣсовскихъ ученицъ, отъ
калика перехожіа, отъ.... ... и отъ всякаго злаго человѣка; какъ снидетъ ко мнѣ
рабу им. р. самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ со всѣми евангелистами, Матвѣемъ съ Маркомъ, съ Лукою, и Іоанномъ и со всею силою небесною, и
ведетъ меня самъ Господь нашъ Іис. Хр., и ту вѣтку сладкую сорветъ, около
главы моей трижды обнесетъ, отъ князя и болярина, отъ судей и воеводы, отъ
всѣхъ христіанъ старыхъ и молодыхъ; бабамъ я рабочимъ своимъ паче злыхъ
рабовъ и супостатовъ совсѣмъ я рабъ б. и сердце у нихъ выну, а тѣмъ моимъ
крѣпкимъ своимъ словамъ ключь и замокъ, и во вѣки вѣковъ. Аминь.
Запечаталъ самъ Господь нашъ Іисусъ Х., Небесный Царь сильными
печатями, положи образъ на образъ съ своему сатанѣ, съ тѣмъ моимъ
крѣпкимъ словомъ слава тебѣ Царю Небесному. Аминь. День пройде, ночь
настанетъ, ложится спать рабъ б. им. р., печать на мнѣ Христова и спасова
рука, пресвятыя Богородицы замокъ, крестомъ крещусь, крестомъ облекусь,
крестомъ діавола прогоню, крестомъ ограждаюсь отъ врага и супостата,
откажись отъ меня, тутъ тебѣ нѣтъ мѣста: на тебя евангелисты, Михаилъ
архангелъ, Петръ и Павелъ верховные апостолы, св. Никита столпникъ врага
прогоняетъ, враги ему заклинаются, мнѣ тутъ не бывать, на рабѣ б. не стояти,
учинили храмины печать, Петръ и Павелъ Константинъ и Елена, у ней
архангелы и ангелы Божіи. Аминь. Да воскреснетъ Богъ.

Молитва грому.

Сія молитва глаголати, егда громъ возгремитъ:

Святъ, святъ, святъ! сѣдый въ грому, обладывый молніями, проливый
источники на лице земли, о владыка страшный и грозный! Самъ суди
окаянному діаволу съ бѣсы, а насъ грѣшныхъ спаси, всегда и нынѣ и присно
и во вѣки вѣковъ, аминь. Умъ преподобенъ, самоизволенъ, честь отъ Бога,
отечеству избавленіе, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.

Молитва къ грому.

Боже страшный, Боже чудный, живый въ вышнихъ, сѣдяй на херувимѣхъ,
ходяй въ громѣ, обладая молніями, призывая воду морскую и проливая на
лице всея земли. Боже страшный, Боже чудный! самъ казни врага своего
діавола, всегда, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.

Мольба вѣтра.

Въ Поморьѣ Кемскаго уѣзда предъ возвращеніемъ промышленниковъ съ
Мурманскаго берега домой, бабы цѣлымъ селеніемъ отправляются къ морю
молить вѣтеръ, чтобы не серчалъ и давалъ бы льготу дорогимъ лѣтинкамъ.
Для этого онѣ предварительно молятся крестамъ, поставляемымъ во
множествѣ на всемъ Бѣломорскомъ прибрежьи. На слѣдующую ночь послѣ
богомолья всѣ выходятъ на берегъ своей деревенской рѣки и моютъ здѣсь
котлы; затѣмъ бьютъ полѣномъ флюгеръ, чтобы тянулъ повѣтерье и притомъ
стараются припомнить и сосчитать ровно 27 (3×9) плѣшивыхъ изъзнакомыхъ своихъ въ одной волости, и даже въ деревнѣ, если только есть
возможность къ тому. Вспоминая имя плѣшиваго, дѣлаютъ рубежекъ на
лучинкѣ углемъ или ножемъ; произнося имя послѣдняго, 27-го, нарѣзываютъ
уже крестъ. Съ этими лучинами все женское населеніе деревни выходитъ на
задворки и выкрикиваетъ сколь возможно громко: «Встокъ да обѣдникъ пора
потянуть! западъ да шалоникъ пора покидать! Тридевять плѣшей всѣ
сосчитанныя, пересчитанныя; встокова плѣшь напередъ пошла.» Съ этими
послѣдними словами бросаютъ лучинку черезъ голову, обратясь лицомъ къ
востоку, и тотчас же припѣваютъ: «Встоку да обѣднику каши наварю и
блиновъ напеку; а западу шалолонику спину оголю. У встока да обѣдника
жена хороша, а у запада шалоника жена померла!» Съ окончаніемъ этого
припѣвка спѣшатъ посмотрѣть на кинутую лучину: въ которую сторону
легла она крестомъ, съ той стороны ждутъ вѣтра. Но если она опять
провозвѣститъ неблагопріятный вѣтеръ, то прибѣгають къ послѣднему,
извѣстному отъ старины средству; сажаютъ на щепку таракана и спускаютъ
его въ воду приговаривая: «поди тараканъ на воду, подними тараканъ
сѣвера.»

Призываніе домоваго на новоселье.

При переходѣ на житье въ новопостроенный домъ, семейные хозяева
приходятъ въ старый домъ и раскланиваясь во всѣ четыре угла избы,
говорятъ: Хозяйнушко-господинъ! пойдемъ въ новый домъ, на богатый
дворъ, на житье, на бытье, на богачество!

Къ домовому.

Переходя въ новый домъ, или на новую квартиру, прежде всего вносятъ
образъ квашню съ раствореннымъ, тѣстомъ, а потомъ кошку, собственно для
домоваго, приговаривая: Вотъ тебѣ, хозяинъ, мохнатый звѣрь на багатый
дворъ.

При покупкѣ скота.

Купивши скотинку, крестьянинъ молится вмѣстѣ съ продавцемъ Богу,
творитъ молитву Іисусову, три раза обводитъ вокругъ себя коня, несмѣя
держать узды голыми руками, и говоритъ: «Вотъ тебѣ, хозяинушко,
мохнатый звѣрь на богатый дворъ; пой, корми, рукавичкой гладь.»

Къ домовому.

Вводя вновь купленную скотину въ стойло, строго соблюдаютъ слѣдующій
обрядъ: низко кланяются, обращаясь къ каждому изъ четырехъ угловъ хлѣва
или стойла, и приговариваютъ: «Вотъ тебѣ, хозяинъ, мохнатый звѣрь; моего
(или мого) такого-то (кличка скотины) люби, пой да корми.»
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:28 am

Къ домовому.

Когда приводятъ купленную скотину въ хлѣвъ, тогда употребляютъ
слѣдующее воззваніе къ домовому;

«Дѣдушка Отаманушко! полюби моего чернѣюшка (или пестрѣюшка, смотря
по шерсти), пой, корми сыто, гладь гладко, самъ не шути, и жены не спущай,
и дѣтей укликай.»

Чтобы увидѣть двороваго.

«Дядя дворовый, приходи ко мнѣ не зеленъ, какъ дубравный листъ, не синь,
какъ рѣчной валъ, приходи такимъ, каковъ я; я тебѣ христовское яичко
дамъ.»

Кто хочетъ видѣть двороваго, долженъ первый получить отъ священника, по
окончаніи заутрени на св. Пасху, красное яйцо и взять изъ церкви свѣчу, съ
которою стоялъ у заутрени. За тѣмъ долженъ ночью, до пѣтуховъ, взявъ въ
одну руку зажженную свѣчу, а въ другую красное яйцо, стать передъ
отворенною дверью хлѣва и сказать приведенныя выше слова: дворовой
выйдетъ, по виду совершенно подобный произносившему заклятіе.

Къ банному.

По выходѣ изъ бани, благодаритъ баннаго словами: «Спасибо те, байнушко,
на парной байнечкѣ!»

При знакомствѣ съ лѣшимъ.

Крестьянинъ, желающій снискать милость лѣшаго, долженъ въ ночь передъ
Ивановымъ днемъ отправиться въ лѣсъ, и, найдя осину, срубить ее такъ,
чтобъ она вершиною упала на восточную сторону; на пнѣ срубленной осины,
ставъ лицомъ на востокъ, онъ долженъ нагнуться, и, глядя въ отверстіе,
образовавшееся между ногами, говорить: «Дядя лѣшій, покажись, не сѣрымъ
волкомъ, не чернымъ ворономъ, не елью жаровою; покажись такимъ, каковъ
я!»

Молитва Нежиту.

Святые Михаилъ-Гавріилъ грядите, въземь желѣзнь лукъ, желѣзни стрѣлы,
стрѣлати хоте елена и елену, и не обрете ту елена и елену и обрѣте Нежита,
иже сидеша на мырацѣпивъ (sic) и вопроси его: что ты еси иже сѣдиши на
мырацѣпивъ? Отвѣщавъ ему: азъ есмь Нежить, иже человѣче глава
расцѣплю, и мозьгъ исрьчу, кровь ему пролею. И рече ему Михаилъ-Гавріилъ: проклеты, проклеты Нежите, не мозьга срьчи, ни главы расцѣпи,
ньиди въ пустую гору, вълѣзи въ елену главу, та ти есть трьпѣлива, трьпѣти
те, аще ли же по семь дни обрѣщу, любо же посѣкну, любо же прострѣлю. И
взмолился Нежить: не посѣци и не прострѣли мнѣ, да бѣжу въ гору и въ
еленю главу, егда имать по три земле.

Молитва Нежиту.

Сербская молитва, встрѣчающаяся на сѣверной Руси:

Поиде 7 ангелъ, 7 архангелъ, 7 свѣщь носеще, 7 ножь остреще, и срете ихъ
архангелъ Гавріилъ и рече имъ: камо идете 7 ангелъ, 7 архангелъ, 7 свѣщь
несеще, 7 ножь остреще, и рѣче ему иі: идемъ Нежита осѣщи изьгнати.

Молитва Нежиту.

Седмьдесять ангелъ, семдесятъ архангелъ, и срѣте и святый Михаилъ и
Гавріилъ и святый Козма и Доміяне. И рекоша ему: камо идеши Нежите. И
рече имъ Нежить: иду человѣчу главу кости преломити, мозьга срьцати.
Рекоша ему: иди въ пустую гору, и вышедъ въ еленю (оленью) главу и
останися раба божія (имя рекъ) и ту клятву да имаши, и иже смѣшаетъ воду,
подобне и есть егда станешь добрѣ. Станешь страхомъ, тако да станетъ съ
Нежить.

При исканіи кладовъ.

Когда покажется счастливцу кладъ онъ долженъ проговорить:

«Чуръ! чуръ! свято мѣсто, — чуръ Божье да мое!» или: «чуръ кой кладъ съ
Богомъ на-пополамъ!»

Затѣмъ желающій пріобрѣсть кладъ долженъ накинуть на мѣсто клада шапку
съ головы, что значитъ оставить въ залогъ голову и никому не повѣдать
тайны. Наконецъ приговариваютъ:

«Аминь, аминь, аминь, разсыпься!»

Послѣднія слова говорятся по тому случаю, что клады обыкновенно
являются въ видѣ огоньковъ, горящихъ воскуяровыхъ свѣчей, золотыхъ
пѣтуховъ и пр.

При собираніи папоротника.

Въ одномъ травникѣ о папоротникѣ сказано: «есть трава черная попороть;
ростетъ въ лѣсахъ около болотъ, въ мокрыхъ мѣстахъ, въ лугахъ, ростомъ въ листы. А цвѣтетъ она на канунѣ Иванова дня въ полночь... Тотъ цвѣтъ очень
надобенъ, если кто хощетъ богатъ и мудръ быти. А братъ тотъ цвѣтъ не
просто — съ надобностьми, и очертясь кругомъ говорить: Таланъ божій, судъ
твой; да воскреснетъ Богъ!

Противъ чорта.

Въ Святки отправляются на розстань, очертываются три раза, приговаривая
за каждымъ разомъ: «за три черты чортъ не ходи!» Потомъ слушаютъ, что
чудится.

Отъ нечистаго.

Отъ Духа Святаго, причастника Христова, Спасова рука, Богородичинъ
замокъ. Ангелъ мой, сохранитель мой! сохрани мою душу, скрѣпи сердце
мое; врагъ сатана! поди прочь отъ меня. Есть у меня три листа, написано все
Маркъ да Лука да Никита великомученикъ; за грѣхи душу мучитъ, за меня
Бога молитъ.

Эта молитва отъ нечистаго духа, произносимая ежедневно на сонъ грядущій,
составляетъ предохранительное и заклинательное средство отъ всякаго
недуга и скорби.

Молитва отъ нечистаго духа.

Во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь. Облекомся во единаго Христа и слова
Божія; убойся діяволю, отыди отъ меня, раба Божія имярека. Христосъ
воскресе своею волею, имѣяй силу изгоняти тя, страшный и нечистый
діаволю, имѣяй силу Вышняго Бога, отца невидимаго, Христосъ погребенъ
бысть; Христосъ воскресе, бѣжи діаволю, побѣдою Отца и Сына и Св. Духа,
и во вѣки вѣковъ, аминь.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь. Стану я рабъ Божій имярекъ,
благословесь, поиду изъ западу въ востокъ. Поднимаетца царь грозная туча, и
подъ грозною тучею мечетца царь громъ, царица молнія. Какъ отъ царя грома
и отъ царицы молніи бѣжатъ враги и діаволы лѣсные, водяные и дворовые и
всякая нечистая тварь въ свои помѣстія — подъ пень и подъ колоду, во езера
и во омуты, и такъ бы бѣжали и отъ живущихъ во оныхъ хоромахъ, отъ меня,
раба божія имр., бѣжали всякіе враги и діаволи, лѣсные, водяные и дворовые,
всякая нечистая тварь въ свои помѣстія подъ пень и подъ колоду, во езера и
во омуты безотпятно и безотворотно, вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку, аминь.

Христосъ родися, и распяся, и воскресе, и въ третій день воскресеніе и
животъ дарова всему міру, и мнѣ, рабу, Божію имярекъ, крестъ. Крестомъ человѣкъ родися, Богъ прославися, сатана связанъ бысть съ сильными
своими бѣсы; отъ нынѣ; и до вѣка, и до втораго пришествія Христова, аминь.

Святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ, сѣдяй въ вышнихъ, ходяй по громѣ,
осѣняяй силою небесною, призываяй воду морскую къ проливанію на лице
всея земли, праведный самъ судія врагу нашему, діаволю, аминь.

Господи Боже благослови. Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь. Стану я,
рабъ божій имя рекъ, благословесь, и пойду перекрестесь, изъ избы дверми,
изъ двора воротами, въ чистое поле задворми, подъ утреннюю зорю и подъ
восточную сторону, ко истинному Господу Саваоѳу, Спасу Іисусу Христу,
Сыну Божію, Царю Небесному, и помолюся я, рабъ Божій имя рекъ,
истинному Господу Богу Саваоѳу, Спасу Іисусу Христу, Сыну Божію, Царю
Небесному и святымъ архангеламъ Михаилу и Гавріилу, шестокрылатымъ
херувимамъ и серафимамъ и прочимъ безплотнымъ небеснымъ силамъ, и
святому честному пророку Предтечи и крестителю Господню Іоанну, и
святымъ четыремъ апостоламъ и евангелистамъ Матвею, Марку, Лукѣ,
Іоанну богослову, и святому пророку Ильѣ Ѳезвитянину: создай, Господи,
свое божіе великое милосердіе отъ престола Господня грозную тучу и
темную, каменную, огненную и пламенную, изъ тое туча грозныя спусти,
Господи, частаго дождика. На небесахъ, отъ престола Господня зачинается и
подымается божія милость и грозная туча, сильный громъ и молнія; и
спустилъ истинный Господь, Саваоѳъ Богъ, Спасъ Іисусъ Христосъ, Сынъ
Божій, Царь Небесный, свое божіе великое милосердіе, отъ престола
Господня святый Духъ, царя грома и царицу молонію: царь громъ грянулъ,
царица молонія огненное пламя спустила, молнія освѣтила, разскакались и
разбѣжались всякіе нечистые духи. И какъ изъ тыя божіей милости, изъ
грозной тучи, сильнаго грому, отъ молніи вылетаетъ грозная громовая
стрѣла, и сколь она грозно, и пылко, и ярко, и принимчиво діявола изгоняетъ
и нечистаго духа демона К., С., С., Н., и мамонта насыльного и нахожего у
меня, раба б. им., изъ двора выганиваетъ, камень и древо разбиваетъ, и какъ
отъ тое грозныя громовыя стрѣлы не можетъ камень въ одно мѣсто срастать,
древо отрастать, и такъ же бы проклятый діяволъ и нечистый духъ демонъ К.,
С., С., Н., и мамонтъ насильный и нахожій избѣжали бы отъ меня, раба божія
имр., отъ сего мѣста прочь за 39 (вѣроятно 3 × 9, или тридевять) земель, за 3.
9 городовъ и за 3. 9 морей, и не могли бы меня, раба божія им., видѣть и не
могли бы слышить; и какъ тыи грозныя огнянныя громовыя стрѣлы боится
проклятый діаволъ и нечистый духъ демонъ К., С., С., Н., и мамонтъ
насыльной и нахожій, и такъ же бы раба б. им. устрашилися и убоялися
недруги и мои супостаты имя реки и всякіе нечистые духи разскакалися и
разбѣжалися отъ меня раба б. им. во-свояси: водяной въ воду, а лѣсной въ
лѣсъ подъ скрыпучее дерево, подъ корень, и вѣтряный подъ кустъ и подъ
холмъ, а дворовой, мамонтъ насыльный и нахожій и проклятый діяволъ и
нечистый духъ демонъ, на свои на старые на прежнія жилища. И какъ
Господь умудряетъ слѣпцы, не видятъ, а все знаютъ, такъ же умудри, Господи, меня, раба б. им. на нечистыхъ духовъ; гласъ грома Твоего въ
колеси, освѣтиша молнія твоя, вселенная подвижеся, и трепетна бысть земля,
такъ же бы трепетны были нечистые духи отъ меня раба б. им; и какъ наши
родители въ землѣ лежатъ, не чуютъ звону колокольнаго, ни пѣнія
церковнаго, и такъ бы сей мой заговоръ и приговоръ былъ столь бы крѣпокъ
и силенъ во всякое время до будущаго вѣку во вѣки, аминь.

Крестъ на мѣстѣ, крестъ по рабѣ божіемъ имя рекѣ, крестъ у меня, раба
божія, и крестомъ Христовымъ діявола проклинаю, отступи бѣсъ и діяволъ и
нечистый духъ отъ меня, раба Божія им., отъ сихъ дверей, отъ четырехъ
угловъ фатеры моей; здѣсъ сидятъ архангелы, ангелы, херувимы и серафимы,
— Михаилъ архангелъ и Гавріилъ архангелъ, здѣсъ сидитъ Пресвятая
Богородица, родшая Творца плотію, Христа Бога нашего, Царя Небеснаго;
силою Христовою діяволъ буди проклятъ и нечистый духъ, всѣми седьми
соборами, всегда, нынѣ присно, и вовѣки вѣковъ, аминь. Крестъ хранитель
всея вселенныя, крестъ красота церкви, крестъ царемъ держава, крестъ и
діяволомъ прогнаніе отъ раба б. им. Во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь.
Крестъ креститель, Христовъ хранитель, крестъ красота, крестъ церковная
высота, крестъ ангеломъ слава, крестъ царю держава, крестъ, твердо
утвержденіе, крестъ бѣсомъ бо язва, крестъ и врагомъ прогонитель, храни мя
и милуй раба б. им. въ ветху и въ молоду, и въ перекроѣ мѣсяцѣ, и ото
всякаго врага и супостата, ото всякаго злаго человѣка, скорби и болѣзни,
ненавидящаго и обидящаго человѣка.

Во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь. Стану я, рабъ б. им. благословесь,
пойду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ двора воротами, въ чистое поле
задворми, подъ восточную сторону, покорюсь и помолюсь Господу Іисусу
Христу и святымъ архангеломъ и ангеломъ Михаилу и Гавріилу,
шестокрылымъ херувимомъ и серафимомъ, и евангелистомъ Матвѣю, Марку,
Лукѣ, Іоанну богослову: какъ васъ боится демонская сила и какъ смущаетъ
небесная стрѣла, молнія и громъ, а такъ же бы устрашилися и убоялися меня
раба б. им. во всякое, время и такъ бы мой заговоръ и приговоръ былъ столь
силенъ и крѣпокъ, и какъ Господь умудрилъ слѣпцы, не видятъ, а все знаютъ,
а такъ же бы у меня раба б. им. столь бы силенъ и крѣпокъ мой заговоръ, а
сей приговоръ; и какъ наши родители въ землѣ лежатъ, не чуютъ звону
колокольнаго, ни пѣнія церковнаго, и столь бы былъ крѣпокъ сей заговоръ,
во всякое время до будущаго вѣку, вовѣки, аминь.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь. И ставитъ около меня, раба б. им.,
самъ истинный Господь Богъ Саваоѳъ, Спасъ нашъ Іисусъ Христосъ, Царь
небесный, со своею Пресвятою Матерью Богородицею, Дѣвою Маріею, и со
всею небесною силою, со ангелами и со архангелами, съ херувимы и
серафимы, со апостолы и пророками и со святителями, и съ врачами съ
безсребряниками, съ мучениками и съ мученицами, съ страстотерпцами и съ
страстотерпицами, съ преподобными, и съ праведными, и со всѣми святыми тынъ желѣзный, врата мѣдные, вереи булатныя, замокъ пресвѣтлаго рая,
ключь небеснаго царствія, отъ земли и до неба, отъ неба и до престола, и по
земли отъ востока и до запада, отъ запада и до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта,
со всѣхъ съ четырехъ сторонъ, и заграждаетъ самъ истинный Господь Богъ
Саваоѳъ, Спасъ нашъ Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій, Царь небесный, меня
раба б. им. ото всякаго отъ злаго, отъ лихаго человѣка и супостата: отъ
угроватаго, отъ возгриваго, отъ сопливаго, отъ шедливаго (вѣроятно
шелудиваго), отъ киловотаго, отъ сутулатого, отъ старца и отъ старицы, отъ
бѣльца и отъ бѣлицы, отъ чернца и отъ черницы, отъ схимника и отъ
схимницы, отъ женки долговолоски и отъ дѣвки частоволоски, отъ
черноволосыхъ, отъ чернорусыхъ, отъ бѣловолосыхъ, отъ русоволосыхъ, отъ
сѣдоволосыхъ, отъ пестрыхъ, отъ рябыхъ, отъ лысоватыхъ, отъ слѣпыхъ, отъ
хромыхъ, отъ волшебниковъ, отъ волшебницъ, отъ колдуновъ, отъ
колдуницъ, отъ вѣдуновъ, отъ вѣдуницъ, отъ кудесниковъ, отъ кудесницъ,
отъ порчельниковъ, отъ порченицъ, отъ лихоглазыхъ, отъ лихозубыхъ, отъ
лихокровыхъ, отъ лихощербныхъ, отъ богоотступниковъ, отъ
богоотступницъ, отъ богоотмѣтниковъ, отъ еретиковъ, отъ еретицъ, отъ
вѣщуновъ, отъ вѣщуницъ, и ото всякихъ отъ злыхъ, отъ лихихъ отъ притчей,
отъ скорбей и отъ болѣзней, отъ щипоты и отъ ломоты, отъ 12-ти проклятыхъ
Иродовыхъ дщерей, отъ злыя отъ лихія отъ лихорадки: отъ Листопухи, отъ
Комухи, отъ Лопухи, отъ Коршухи, отъ Каркуши, отъ Пухоты, отъ Хрыпоты,
отъ Ломихи, отъ Знобихи, отъ Гнятяницы, отъ Огневицы, отъ Трясавицы, отъ
всякія вражія, непріязненныя силы и ото всякаго мечтанія, сатанина угодія,
затворяетъ святые верховные апостолы Петръ и Павелъ тынъ желѣзной
вратами мѣдными и булатными верееями запираютъ и замкомъ пресвѣтлаго
рая, ключемъ небеснаго царствія; и какъ не бывать въ пресвѣтломъ раю, въ
небесномъ царствіи окаянному проклятому діяволу и волшебнику и
волшебницы, колдуну и колдуницѣ, вѣдуну и вѣдуницѣ, кудеснику и
кудесницѣ, порченику и порченицѣ, лихоглазому, лихозубому, лихокровому,
лихошерстному, богоотступнику, богоотметнику, еретику и еретицѣ, вѣщуну
и вѣщицѣ и злому человѣку, лихому супостату, помышлителю нашему, въ
вѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку, и такъ бы не бывать на мнѣ, рабѣ божіемъ
им., тѣмъ злымъ лихимъ притчамъ, скорбямъ и болѣзнямъ, хрипотамъ и
ломотамъ и 12-ти проклятымъ Иродовымъ дщерямъ злой лихорадкѣ;
Листопухѣ, Лопухѣ, Комухѣ, Коршухѣ, Коркушѣ, Пухотѣ, Хрыпотѣ,
Ломихѣ, Знобихѣ, Гнятяницѣ, Огневицѣ, Трясавицѣ,и всякой вражіей
непріязненной силѣ и всякому мечтанію сатанину угодію ввѣкъ по вѣку,
отнынѣ и до вѣку. И поставляетъ Господь Богъ Саваоѳъ, Спасъ нашъ Іисусъ
Христосъ Сынъ Божій, Царь Небесный, у того желѣзнаго тына у мѣдныхъ
вратъ святаго своего великаго святителя и теплаго заступника и скораго
помощника Николая, Мирликійскаго чудотворца, и святый великій святитель
Христовъ, теплый заступникъ и скорый помощникъ Николай Мирликійскій,
чудотворецъ, стоитъ у того желѣзнаго тына и у мѣдныхъ вратъ, натягиваетъ
свой мѣдный лукъ, накладываетъ булатныя стрѣлы и стрѣляетъ, и
отстрѣливаетъ отъ меня раба б. им. всякія злыя, лихія притчи, скорби и болѣзни: щипоту и ломоту и 12-ть проклятыхъ Иродовыхъ дщерей злую
лихую лихорадку: Листопуху, Лопуху, Коршуху, Комуху, Коркушу, Пухоту,
Хрыпоту, Ломиху, Знобиху, Гнятяницу, Огневицу, Трясавицу и всякую
вражью непріязненную силу и всякое мечтаніе сатанино угодіе, стрѣляетъ
отстрѣливаетъ отъ того отъ желѣзнаго тына, отъ мѣдныхъ вратъ и отсылаетъ
вспять, откуду пришли отъ проклятаго сатаны, изъ преисподней бездны, изо
ада; и назадъ вспять возвратитесь въ преисподнюю, въ бездну, во адъ, къ
дѣду своему къ проклятому, къ сатанѣ.
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Иссидора в Вс Янв 18, 2015 11:29 am

Глаголи сіе трижды.

Христосъ воскресе, адъ плѣнися, и проклятая сатанинская сила побѣдися, и
впредь адовымъ замкамъ не отмыкиваться и вратамъ не отвариваться, и такъ
же бы впредь на мнѣ рабѣ б. им. тѣмъ злымъ лихимъ притчамъ, скорбямъ и
болѣзнямъ, щипотамъ и ломотамъ и 12-ти проклятымъ Иродовымъ дщерямъ,
злой лихой лихорадкѣ: Листопухѣ, Лопухѣ, Коршухѣ, Комухѣ, Коркушѣ,
Пухотѣ, Хрыпотѣ, Ломихѣ, Знобихѣ, Гнятяницѣ, Огневицѣ, Трясавицѣ и
всякой вражіей непріязненной силѣ и всякому мечтанію, сатанину угодію,
ввѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку; уповающихъ на Господа Бога Саваоѳа,
Спаса нашего Іисуса Христа, Сына Божія, Царя небеснаго, сотворившаго
небо и землю, бѣлый свѣтъ, луну божію и красное солнце, утреннюю зорю и
вечернюю, младъ свѣтелъ мѣсяцъ и частыя звѣзды, и птицы небесныя, и
рыбы морскія, и праотца Адама и бабу Еву, и всю тварь небесную,
истинному Господу Богу Саваоѳу и Спасу нашему Іисусу Христу, Сыну
Божію, Царю небесному, и его непобѣдимой и непостижимой и
божественной силѣ слава и держава, честь и поклоненіе; вси возрадуемся
ввѣкъ по вѣку, отнынѣ и до вѣку, всегда, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ,
аминь.

Во имя Отца и Сына и св. Духа, аминь. Во храминѣ въ домѣ своемъ возстану
азъ рабъ б. им. благословясь, умоюся ключевою водою и говорю: буди вода
сія чиста и свята, аки Іорданъ рѣка текущая, а въ ней крестился самъ Іисусъ
Христосъ во своихъ свѣтлыхъ ризахъ Іисусовыхъ, утирался убрусомъ
своимъ, самъ рекъ: буди рѣка сія чиста, свята, аки четыре рѣки Іорданскія
Тиръ, Ѳимъ и Ефратъ, аки Іорданъ рѣка текущая; а въ ней крестился самъ
Іисусъ Христосъ въ своихъ свѣтлыхъ ризахъ Іисусовыхъ, утирался убрусомъ
своимъ, самъ рекъ: буди убрусъ сей, аки пелена нетлѣнная Іерусалимскія
Богородицы. Украшаюся азъ, рабъ б. им., саваномъ свѣтлообразнымъ,
фалетовы ризы, своей свѣтлообразною зорею, и стану предъ образомъ
божіимъ и святою иконою на мѣсто свое, аки на златый престолъ
поднебесный и реку глаголомъ и творю молитву Іисусову, изыди глаголъ мой
изъ устъ моихъ, аки громъ сильный съ каменіемъ, опальнымъ огнемъ,
страшнымъ судомъ, изыди духъ изъ устъ, моихъ, скорые буйные вѣтры,
драло да пахало и сушило, отъ златокованныхъ трубъ евангелистовыхъ.
Помолюся азъ рабъ б. им. о своей многогрѣшной душѣ милости и о помощи, и упрашиваю и умаливаю по числу херувимовъ и пасущихъ мя, по числу
серафимовъ стерегущихъ мя, и замкните меня раба б. им. въ родѣ семъ отъ
злыхъ человѣкъ, и пущайте изъ убрусовъ своихъ на сырую землю на злыхъ
человѣкъ на мятежниковъ и на помышленниковъ и на мя глаголющихъ,
испустите изъ убрусовъ своихъ вся погубительная и страшная по земли и по
воздуху несчетныхъ тмы ангеловъ, возглаголите мнѣ, аки сильный громъ
грянулъ: не бойся, человѣче, рабъ б. им., и утверждайся въ родѣ семъ
ангельскимъ утвержденіемъ, вставъ силы небесныя и замкнувъ градъ въ
вышнимъ замками; то вы замкните и ключи положите подъ врата, и стогны
града того обтеките со огненными удары, и около града того обтеките
колесницы огненныя. Объѣхали конные и воеводы небесныя силы Михаилъ
и Гавріилъ, херувими и серафими, и Илія пророкъ, и апостолы, и
Евангелисты съ трубы златокованными, обставъ испустивъ около меня, раба
б. им., громъ и молнію огненную, скипетромъ стрѣлы булатныя и рѣки
огненныя, отъ востока и до запада, отъ юга и до сѣвера, отъ земли и до
воздуха; нача силы небесныя меня, раба б. им., любить и хранить, изо всѣхъ
оружій пламенныхъ, изъ убрусовъ и скипетровъ бити и палити, и громъ мя
ради слать, молнію пожигать, супостатовъ моихъ стрѣлять и кто испортитъ,
порчи ихъ сжигать огнемъ, отъ моего спорожденія до исхода души моей, и
донеси ю Господи, въ руцѣ живу, и сохрани меня раба б. им. отъ всякія
непріязни діявольскія и много хранимо и во вѣки нерушимо аминь, аминь,
аминь.

Говорить дважды.


Молитва святаго священномученика Кипріана на прогнаніе сопротивныя
непріязненныя сѣти и на имущихъ духъ нечистый, надо всякимъ инымъ.

Призываемъ Владыко невидимъ, благодѣтелю высокій мирный, Господи,
Царю сотворивый небо и землю, отнюду же возсія сиречь начатокъ и конецъ,
предавый человѣкомъ четвероногая гадина и звѣрія земныя, ты покорилъ еси
Господи, прострилъ Господи руку твою крѣпкую и мышцу твою святую, и
посѣщеніемъ святымъ посѣти насъ и здравія подаждь и посли ангела тепла,
тѣлу и души хранителя, иже запретитъ и отженетъ отъ него духъ
непріязненъ, яко ты еси Господь высокъ, отцу-утѣшителю благословенъ.
Заклинаю тя, душе непріязненный, духомъ вдохнувшимъ человѣкомъ животъ
вѣчный, его же имя страшно незъмогаютъ уста человѣка изглаголати,
заклинаю тя огнемъ горячимъ съ сѣрою и пепломъ и трубою, емуже
явльшуся солнце побѣжитъ на западъ, и звѣзды спадутъ на землю, и
сплачются племена племеномъ и людіе людемъ; заклинаю тя сошедшимъ въ
долняя части земли и разверзшимъ твердая верея и разрѣшившимъ болѣзни
смертныя, и благовѣстившимъ патріархомъ изъ мертвыхъ воскресеніе;
заклинаю тя ходившимъ по морю, воскинѣти въ немъ съ топившимъ, и по
земли, въ ней же лежащимъ мертвымъ Богу на судищи; заклинаю тя повелѣвшимъ морю не преступати отъ предѣла своего, дондеже Господь
пріидетъ судити миру; заклинаю тя вшедшимъ на Синайскую гору и
глаголавшимъ Моисею и Аарону, явльшемся имъ во пламени огнемъ и въ
столпѣ облачнемъ; заклинаю тя изведшимъ люди отъ земли Египетскія и
давшимъ изъ пламени воду сладкую пити, превратившимъ воду въ кровь;
заклинаю сидящимъ на престолѣ славы, предъ нимъ же станутъ тмы тмами
ангелъ и архангелъ, херувимъ и сераѳимовъ, вопіющихъ: святъ, святъ,
Господь Саваоѳъ! исполнь небо и землю славы твоея; благословенъ еси
вовѣки, аминь. И ты душе лукавый даде
славу имени его, идеже сидиши, или во удеси тѣла его, или во главѣ, или въ
темени, или въ крови, или очесѣхъ, или въ ушахъ, или во устѣхъ, или во
языцѣхъ, или въ шеи, или въ плечяхъ, или между плечями, или въ мышцѣ,
или въ персѣхъ, или въ душѣ, или въ сердцѣ, или въ селезени, и въ пелькахъ,
или во чревѣ, или подъ чревомъ, или въ точилѣхъ, или во естественныхъ
предѣлѣхъ, или въ крѣпости и во жилахъ, или въ костѣхъ, или въ мозгу, или
въ крови, или во власѣхъ, отлучи душе лукавый, яко Богъ силенъ есть надъ
всѣми, яко клятся, иже аще призоветъ имя Господне, исчезнути вамъ.
Заклинаю тя именемъ Господа Іисуса Христа, распятаго при Понтійстемъ
Пилатѣ; заклинаю тя рекшимъ: небо ми престолъ и земля подножіе ногама
моима; заклинаю тя архангелы его, Михаиломъ и Гавріиломъ и Уріиломъ и
Рафаиломъ; заклинаю тя великимъ именемъ Божіимъ, отлучися отъ созданія
сего, заклинаю тя всеображное на злобу стремленіе, нападеніе дневное и
полудневное и полуношное, отлучися отъ созданія сего и не изведи душа, ни
разсыпати, ни разрушити тѣла, но устрой чисто живу Богу на судищи,
заклинаю тя предъ идущимъ. Утвердите престолъ между небомъ и землею,
суди всякому роду грѣшныхъ и ужниковъ и ты, душе нечистый, убойся
имени его святаго, отъиди отъ созданія сего, убойся огня негасимаго, убойся
родства огненнаго, всеядущаго, убойся уготовавшаго тебѣ огнь и сѣру и
пепелъ, убойся явльшагося Моисею и Аарону на рѣцѣ Іорданстей, егоже
видѣ рѣка уступися, и ты, душе лукавый, убойся, отступися отъ созданія
сего; заклинаю тя одѣющимся свѣтомъ, яко ризою едною, имѣяй
безсмертнаго, яко тому подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе Отцу и
Сыну и св. Духу, нынѣ и присно и вовѣки вѣковъ, аминь. Христосъ градъ
рубитъ около меня, раба Божія имярекъ, со всѣхъ четырехъ сторонъ, три
стѣны желѣзны, четвертая камянная, кроетъ Христосъ городъ небомъ,
замыкаетъ замки о пяти спицахъ, ключь мечетъ во синее море и скрозь тотъ
желѣзной и камянной тынъ стрѣлы на прострѣлить и птицы не пролетѣть;
такоже бы у меня, раба божія имярекъ, не опортить и не опризорить вѣкъ
повѣку, отнынѣ и до вѣку, аминь. Господи Боже благослови Отче. Во имя
Отца и Сына и св. Духа аминь. Есть святое море акіянъ, среди святаго моря
акіяна есть бѣлъ камень, струи бъютце денная в полуденная и полуношная,
поутру рано и вечеромъ поздо и середи темныя ночи, такоже бы у меня, раба
Божія имярекъ, жилы не билися пуповая и становая исердечная; и какъ того
бѣла камени съ мѣста не ворохнуть, такъ бы у меня, раба Божія имярека, не
уваливать пупа, нескрививать становой (жилы?), и меня р. б. им. не 169
испарчивать вѣкъ по вѣку, отъ нынѣ и до вѣку. И тѣмъ моимъ словамъ
закрѣпа нынѣ и присно, и вовѣки вѣковъ, аминь.

Да воскреснетъ Богъ и разыйдутся врази Его и т. д.

Начинаемъ глаголати молитву святого священномученика Кипріяна въ день
и часъ, въ онь же упражняеся сила сопротивнаго, ради славы живаго Бога сей
святый священномученикъ Кипріянъ моляшеся Господу Богу свею душою
глаголя:

Господи, Боже сильный, содержай вся, святъ еси, Господи, сый прославленъ,
Царь царствующимъ и Господь господствующимъ, слава Тебѣ сидящему во
свѣтѣ несочисленнемъ, Его ужасаются всяческая, Его же никто не видѣ, ни
видѣти можетъ, иже тысящи тысящъ и тмою темъ святыхъ ангелъ и
архангелъ предстоятъ предъ Тобою, Ты веси тайная раба твоего, яко не
познавшу ми Тебе первые твари же сіе держахъ, облаки не одождити древеса
садовная, еже не сотворити плода, на праздныя же неражати и иныя еще не
зачати, на огражденіе токмо винограда взирахъ и творяхъ розгнѣжъ не
цвѣтати, такоже и злакъ вертоградный, еже не прозябати, и рыбы морскія
возбранихъ лежати и, просто рещи, всяко чародѣйство дѣяхъ и вси лукавіи
бѣси мнѣ работаху. Нынѣ убо Господи, Отче сильный и великій,
благоволивый отъ недостойна достойну ми быти и причаститися священному
Твоему стаду и преестественному величествомъ, милосердовавый о мнѣ
грѣшномъ и не восхотѣ погубити мя со беззаконніи моими, знаемаго сотвори
и недостойнаго раба Твоего, припадаю бо и прошу Твое пречистое имя о
всѣхъ православныхъ христіянахъ. И прочтется сія молитва на котораго
главѣ, яко да разрѣшится отъ вязанія и удержанія и зависти и ненависти злаго
срѣтенія и дѣйственнаго отравленія и языческаго яденія и клеветанія и
клятвы, и кто убо стяжать будетъ молитву сію во своемъ дому, да будетъ
соблюденъ отъ всякаго ухищренія, потвора и отравы лукавыхъ человѣкъ.

Господи Боже, Отецъ нашъ всея твари, небу и земли услыши, Господи, гласъ
раба своего, имярекъ, и молящегося тебѣ, азъ бо созданіе Твое и дѣло руку
Твоею, молюся Тебѣ и милосердію: пошли, Господи, мнѣ на помощь
небесныхъ воеводъ, Михаила и Гавриіла, Рафаила и Уріила, херувимовъ и
серафимовъ и всю небесную силу, и всѣ архангельски и ангельски полцы съ
пламенными орудіемъ, съ покровомъ крилъ твоихъ, да послеши,
Господи, съ ними небесными силами помощь и силу, десницу руку Твоею,
еще же и пошли, Господи, ризу Твою святую, да насъ одѣешь ризою Твоею
чесною, и наставятъ на путь истины, да станутъ округъ и около всѣхъ насъ
рабовъ Божіихъ во весь свѣтъ крѣпостію Твоею и помощію и заступленіемъ,
яко столпи непоколебиміи, и утвердятъ стѣны недвижимыя отъ земли и до
небесъ, да защититъ свѣтомъ не мерцающимъ отъ видимыхъ и невидимыхъ
врагъ нашихъ, которые враги ополчатса на насъ; пошли, Господи, стрѣлы
молняны на супостатъ нашихъ видимыхъ и невидимыхъ, враговъ нашихъ, да проженеши и побѣдиши и сокрушиши всѣхъ вскорѣ подъ ноги наша, яко
прахъ предъ лицемъ вѣтра; который врагъ ополчится на насъ со бѣсовскою
силою, начнетъ портити, бури вѣтренніи посылати или вѣтръ роздымать или
стрѣлы вражіи посылати или дождь, или мразъ, или воды потопляти, и
дороги засѣкать или мракъ темный посылать или къ дороги морозити, или
изъ сѣделъ вышибати, или на дороги прожити, или горы и холми ставити или
какія скорби посылати, или угорѣлыя паданцы, или умомъ обходная, или
какіе иные напуски, или уветки, естественные уды или недуги какіе
посылати, или завертки рвати, или супони верхныя и нижныя или оглобли
ломати, или изъ гужовъ дуги выпрядывать и гужи рваться, или храмины
разрушаться, или переды ломати, или землю колыбати, или половицы
воздымати, вражіимъ привидѣніемъ казати, или черного звѣря въ избу
пущати или волка пущати, или кошкою или собакою портити, или ножемъ,
или стрѣлою, или копіемъ, или жеребей ..... въ кашу метати, или въ питіе или
въ яденіе или въ бани угаромъ или по вѣтру спущати .... или собаки, или
кошки, или съ копья, или съ рогатины или какими видами вражьими казати
жениха или невѣсту, отъ тѣхъ всѣхъ сѣтей вражіихъ и привидѣній
бѣсовскихъ отъ всякихъ насыльныхъ скорбей колдуновыхъ и колдуньихъ и
сорокою, или вороною, или какою птицею воружатся, супостатъ нашъ
найдетъ портити; Господи, Боже нашъ, Ты нынѣ и самъ приди, съ небесными
воеводами и грозными силами, отжени отъ мене, отъ насъ всякаго врага и
супостата нашего и со всею силою вражьею вскорѣ сокруши подъ ноги наша,
яко прахъ предъ лицемъ вѣтра, и нынѣ же, Господи, осени насъ десницею
Твоею, небеса добродѣтелію своею, подъ твердію тремя святыми полками и
шестію столпами, крѣпостію Твоею непоколебимою или окрестъ враги наша,
и даруй побѣду на нихъ и на нечистые духи ихъ во имя Отца и Сына и Св.
Духа, аминь. Востани, Господи, въ помощь намъ пресвѣтлого лица Твоего,
умываемся, Господи, свѣтомъ лица Твоего, утираемся, Господи, зарею
разума Твоего, святого евангелія; сохрани насъ, Господи, въ утри рано и
вечеряхъ поздо, во дни и нощи, отъ колдуновъ и отъ колдуней, отъ вѣдуна,
отъ вѣдуньи, отъ всякаго зла сохрани насъ, Господи, отъ старца, отъ старицы,
отъ вѣдуницы, отъ молодицы, отъ рыжаго, отъ чернаго, отъ двоезубаго, отъ
трезубаго, отъ плѣшиваго, отъ шелудиваго, отъ всякаго человѣка; а еще
который человѣкъ начнетъ вооружаться со враги, портити насъ посылати
лѣшихъ и водяныхъ, дворовыхъ или подпольныхъ или какихъ невидимыхъ,
или насъ отсылати начнетъ невидимымъ, сохрани нась, Господи, отъ тѣхъ
всѣхъ враговъ насильныхъ, видимыхъ и невидимыхъ, зракъ защити ризою
своею и нетлѣннымъ щитомъ отъ земли и до небесъ, и вкругъ около всѣхъ
насъ во весь свѣтъ сохрани насъ, Господи, отъ всякія скорби отъ Огнянеи и
отъ Гнетеи, и отъ Коркуши и отъ Трясовицы, и отъ Трясуницы и отъ черной
Плясовицы, и отъ *нецензурная брань* и отъ Яровицы, и отъ мимоходящихъ и отъ
малоходящихъ, отъ стрѣлы и отъ прострѣла, отъ ворогуши, отъ жабы, отъ
закосу, отъ винокосу и кружачей, отъ вертячей и отъ уроковъ, отъ оговоровъ
и отъ призоровъ, и отъ всѣхъ скорбей, отъ всѣхъ седмидесяти двухъ немощей
насильныхъ и отъ лихого глаза, и отъ лихой думы и мысли. Крестъ хранитель всей вселенной, крестъ красота церковная, крестъ
апостоломъ слава, крестъ царямъ держава, крестъ бѣсомъ язва, крестъ на
враги побѣда и одоленіе, крестомъ ограждаемся, крестомъ врага прогоняемъ,
крестная сила съ нами, крестъ Господень помогай намъ силою Іисусъ
Христовою прогоняти силу вражію, всегда и нынѣ, тойже и во вѣки, аминь.
Хомада Мудросота. Комада Дромулота.

Молитва Архангелу Михаилу, грозному воеводѣ небесныхъ силъ.

Господи Боже Великій, Царю безначальный, пошли, Господи, архангела
своего Михаила, на помощь рабу своему N, изъяти мя отъ врагъ моихъ
видимыхъ и невидимыхъ. О господень великій архангеле Михаиле, излей
мира благого на раба своего N.! О Господень, великій архангеле Михаиле,
демоновъ сокрушителю, запрети всѣмъ врагамъ борющимся со мною,
сотвори ихъ, яко овцы, и сокруши ихъ, яко прахъ, предъ лицемъ вѣтра. О
Господень, великій Михаиле архангеле шестокрылатый, первый княже и
воевода небесныхъ силъ, херувимъ и всѣхъ Святыхъ, о чудесный архангеле
Михаиле, хранителю неизреченный, буди ми помощникъ во всемъ, въ
обидахъ, въ скорбяхъ, въ печаляхъ, въ пустыняхъ и на рѣкахъ и на моряхъ
тихое пристанище. Избави мя, великій Михаиле архангеле, отъ всякія
прелѣсти діявольскія. Егда услыши мя грѣшнаго раба своего N., молящагося
тебѣ и призывающаго имя твое святое, ускори на помощь мою и услыши
молитву мою. О великій архангеле Михаиле, побѣди вся противящіяся мнѣ
силою честнаго и животворящаго креста Господня, молитвами Пречистыя
Богородицы и святыхъ ангелъ и св. апостолъ, и св. великаго Николая
Чудотворца, и св. пророка Иліи, и св. великомученикъ Никиты и Евстафія, и
преподобныхъ отецъ и святыхъ святителей, небесныхъ силъ, аминь. О
великій архангеле Михаиле, помози мнѣ, грѣшному рабу своему имя рекъ,
избавитися отъ труса и потопа, отъ огня и меча, и отъ напрасныя смерти, и
отъ всякаго зла, и отъ врага льстиваго, и отъ бури наносимыя, и отъ лукаваго
избави мя, великій Михаиле, архангеле Господень, всегда, нынѣ и присно и
вовѣки вѣковъ, аминь.


При купаніи.

Когда ребята купаются, то приговариваютъ: «Тройца велѣла, Богородица
велѣла, трижды окурнутся, ныркомъ пройти, и изъ воды вонъ идти. аминь».

Молитва на сонъ.

Ангелъ мой, сохранитель мой, сохрани мою душу, скрѣпи сердце мое; врагъ
сатана, откачнись отъ меня, Спасова рука, Богородица сама. Стоятъ во градѣ
три святыхъ: Ѳома, да Лука да Никита Великомученикъ; за насъ Бога молятъ денну и ночну, за грѣшную душу. Около нашего двора Іисусова молитва,
Николина ограда — тынъ мѣдный, ворота желѣзны, аминемъ заперты, а на
хоромахъ святая вода.

Молитва на сонъ грядущій

Записана съ соблюденіемъ мѣстнаго выговора:

На хоромахъ свята вода. На порогѣ ножикъ. На окошкѣ тупича. Двери на
крюцкѣ. Окошецки, Богъ съ вами! Во имя Отча и Сына и Св. Духу, и нынѣ и
присна, и во вѣки вѣковъ, Аминь.

Молитва о снѣ.

Спала еси и опочивала Мати Пресвятая Богородице во святомъ градѣ
Виѳлеемѣ Іерусалимсти, и видѣла еси сонъ страшенъ и дивенъ вельми зѣло.
И пріиде къ ней Господь Іисусъ Христосъ нашъ, Сынъ Божій, и рече къ ней:
Мати моя, Мати Пресвятая Богородице, спиши или зриши? — Пресвятая
Богородица отвѣча на гласъ Его, глаголя: видѣла есми я Тебя, Бога и Царя
славы, у жидовъ, поимали въ апрѣлѣ мѣсяцѣ въ четвертомъ числѣ, и привели
къ Понтійскому Пилату Игумену, на древѣ кипарисѣ распяли руцѣ и нози
твои, ко кресту пригвоздиша, вѣнецъ и съ терніемъ на главу твою
возложиша, тростію по главѣ твоей биша, уста желчіемъ напоиша, ребра твои
копіемъ прободоша, изъ которыхъ потече кровь и вода на спасеніе всѣмъ
православнымъ и во исцѣленіе душамъ и телеси. Нѣкто богатый Іосифъ
жидовинъ и ученикъ его Никодимъ тайно пришли и просили у старѣйшиновъ
тѣло твое со Креста снять и получили отъ Пилата позволеніе. Обвели тѣло
твое бѣлѣйшимъ полотномъ со ароматы и положили въ новомъ гробѣ,
изсѣченномъ отъ камени. На утрій же день пріидоша къ нему благочестивые
мироносицы и желали прикоснуться тѣлеси его, и оле чудесе таинства!
Поразишася свѣтомъ необычнымъ и слышаша гласи: «что ищете живаго съ
мертвыми, нѣсть его здѣсъ, онъ воскресъ, раззорилъ адова царства и раздра
Адамова рукописанія.» И рече Господь нашъ Іисусъ Христосъ: «о
превозлюбленнѣйшая Мати моя, Пресвятая Богородице, поистину неложенъ
сонъ сей, не праведенъ можетъ быть отъ злыхъ людей и отъ жидовъ и
Казылоашей. И Азъ въ третій день воскресну имя твое и возвеличу паче
всѣхъ родовъ, вѣрнымъ же христіаномъ животъ вѣчный дарую». Аминь.

Аще который человѣкъ сонъ твой съ благоговѣніемъ при себѣ держитъ, то
его по смерти пріиму на ложе Аврамово. Аще кто сонъ твой слышать и въ
дому у себя держать и подъ изголовье класть и за пазухой носить будетъ, съ
тому дому и человѣку не прикоснется тать, ни разбойникъ, ни злый
человѣкъ, ни демонъ лукавый духъ, и въ томъ дому будетъ изобиліе во всемъ.
Аще кто его въ пути съ собою носитъ, сохранитъ его отъ всякой опасности и
помилуетъ въ пиру сидящаго, въ судѣ судящаго. Аще кто при смерти про него вспомянетъ, избавленъ будетъ отъ муки, и придутъ Ангели Божіи и
возьмутъ его душу и будутъ блюсти ее, дондеже совершится надъ ней судъ
Божій, отъ вѣка уготованный. Аще же кто сему сну не повѣруетъ, тому
анафема, проклятъ, и трясавица, лихоманка, и огненица, и моръ, и слѣпота, и
глухота, и тоска тьмущая, во вѣки вѣковъ, Аминь.

Правила пастуху.

Во имя Отца и Сына и святаго Духа аминь. Самъ Господь Іисусъ Христосъ,
Сынъ Божій помози мнѣ р. б. Н. и постави, Господи около моего скота,
милаго моего живота, Власьева рода, кругомъ со всѣхъ четырехъ сторонъ,
чернаго и бѣлаго, и краснаго, и пестраго, и бураго и сѣдатаго, рогатаго и
комолаго, желѣзный тынъ отъ земли и до неба, отъ неба и до земли. И обыди
ты, Господи, около того тына желѣзнаго еще рѣку огненную отъ востока и до
запада, отъ запада, отъ запада и до сѣвера, отъ сѣвера и до лѣта, и со всѣхъ
четырехъ сторонъ, отъ земли и до небеси, отъ небеси и до земли. Кабы не
приходилъ сѣрый волкъ и сѣра волчица, и рыскуша и лютой звѣрь и люта
волчица, и лютая черная медвѣдица. Кабы не обходили всякія звѣри милаго
моего живота, Власьева рода, всякаго-чернаго и бѣлаго, и краснаго и
сѣдатаго, и черемнаго, рогатаго, комолаго, быковъ, коровъ и телятъ, и
подтелковъ. И невредили бы зубомъ и ногтемъ, и ничѣмъ его не враждалъ, по
всякой часъ, и по всякой день, и по всякую нощь, вовѣки вѣковъ, аминь.

Тоже.

Истинный Христосъ Царь Небесный и Пресвятая Богородица, Георгій
страстотерпѣцъ, милостивъ буди до меня до грѣшнаго р. б. Н. и сохрани и
соблюди ты, Господи, по всякой чась милаго моего живота, Власьева рода, и
бѣлаго, и пестраго, чернаго, и черемнаго, рогатаго и комолаго, сѣдастаго и
бураго, быковъ и коровъ, телятъ и подтелковъ, и всего моего скота, и
сохрани, и соблюди во всякомъ мѣстѣ, гдѣ онъ ходитъ и спитъ или стоитъ; —
и кажись онъ милый мой животъ, крестьянскій скотъ, Власьева рода, лютому
черному звѣрю и лютыя черныя медвѣдицы, и сѣрому рыскучему волку и
сѣрой рыску
avatar
Иссидора
модератор

Сообщения : 2733
Дата регистрации : 2014-10-26

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СТАРЫЕ ЗАГОВОРЫ И МОЛИТВЫ ПО БЕЛОЙ МАГИИ

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 2 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения